Шувалов попросил «помедленнее». Правительство задумалось и о необходимости мегапроектов

Здесь и сейчас
27 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Там же в Сочи – много наговорил сегодня и первый вице‑премьер Игорь Шувалов. По его словам, Россия избалована мегапроектами, а люди не всегда понимают их ценность и смысл.

Это стало логичным продолжением сегодняшней статьи главы правительства Дмитрия Медведева о ситуации в экономике и ее будущем, вышедшей в газете «Ведомости» под заголовком «Время простых решений прошло». О наметившейся смене философии в Белом доме – наш экономический обозреватель Лев Пархоменко.

Пархоменко: Смелые заявления сегодня звучали на деловом завтраке, организованном Сбербанком, как вступление к форуму. В нем принял участие весь экономический блок правительства, губернаторы, и руководители госкорпораций. Спор возник над тем, что такое «мегапроект» и нужен ли он. Спорили о терминологии и подходах, пока слово не взял первый вице‑премьер Игорь Шувалов.

Шувалов:  Нужны ли мегапроекты? Конечно, нужны. Правда ли, что каждый мегапроект связан с удорожанием или с вопросами коррупции? Вы знаете, это во всем мире так. Конечно, есть вопросы и удорожания, и всяких жульнических схем, но за это пусть отвечают правоохранительные органы. Благодаря тому, что сегодня  так много в обществе вопросов о целесообразности строительства в связи с коррупцией, может быть стоит вот эти скорости создания этих мегапроектов притормозить. Для того чтобы общество осознало ценность этих мегапроектов, и ощутило сколько и когда нужно государству тратить, и если государство тратит, то делает это абсолютно эффективно. Потому что вот счастье для нашей страны, что за последние годы столько состоялось мегапроектов, но мы немного избалованы, была такая конъюнктура и возможность бюджета эти проекты провести. Наверное, надо немного себя остановить, посмотреть, как экономике в целом это будет обходиться. И тогда пусть общество образует запрос на такие проекты. 

Пархоменко:  Интересно, был ли запрос россиян на проведение Олимпиады в Сочи? То есть, наверное, в принципе никто был бы не против, ну так, в теории. А вот запрос… Запрос есть, например, и очень большой на мост через реку Лену в Якутске. Его там ждут уже не первый десяток лет, а начало строительство все откладывается, а смета все растет. По последним подсчетам, он будет дороже двух вместе взятых гигантских мостов, построенных во Владивостоке к саммиту АТЭС. И кстати, что касается запроса населения, то оно мечтает о сдвоенном железнодорожном и автомобильном мосту, без него город, по сути, отрезан от большой земли по 6 месяцев в году. Но нет, от железной дороги решили отказаться.

Кстати, возвращаясь к АТЭСу во Владивостоке. По словам ведущего завтрака, глава Сбербанка Германа Грефа, это единственный мегапроект, в котором удалось уложиться в первоначально посчитанную смету. И то, по словам Шувалова, только благодаря тому, что стройкой занимался Арас Агаларов и его группа «Крокус».

Он, кстати, говорил потом в нашем эфире, что недостающее он просто оплатил из собственного кармана. Впрочем, так или иначе, уложение в смету не помешало Счетной палате насчитать претензии к этому проекту на 15 млрд рублей.

Вообще эпоха мегапроектов стартовала прямо накануне кризиса. Первый и стал самым большим. В июле 2007 года президент Олимпийского комитета Жак Роге достал из конверта бумажку с надписью Сочи. И понеслось. Потом мы получили Универсиаду в Казани. Потом чемпионат мира по футболу.

А между ними, еще чемпионаты по хоккею и легкой атлетике. Это все только спорт. А еще был тот самый АТЭС. На все это уже потраченные сотни миллиардов долларов. И будет еще больше. Потому что теперь Россия еще борется за чемпионат Европы в 2020 году. В этом же самом 2020 должна состояться Всемирная выставка, и за право ее проведения борется Екатеринбург. Кажется, слово «мегапроект» стало смыслом, тактикой и стратегией экономической политики правительства. И вот минувшим летом на Санкт‑Петербургском форуме Владимир Путин объявил еще три – на этот раз дорожных. Модернизация Транссиба, высокоскоростная дорогая Москва‑Казань и Центральная кольцевая автодорога вокруг Москвы. По стоимости. Они сравнимы с Олимпиадой, которая обошлась в полтора триллиона рублей.  И вот на них, кажется, нервы сдали, а запал потух. Вице‑премьер Аркадий Дворкович сегодня сказал, что деньги из Фонда национального благосостояния, которые планируется в него вложить, могут и не вернуться в него.

Министр экономического развития Алексей Улюкаев один из них, дорогу Москва–Казань, назвал «рискованным проектом» с не просчитанным пассажиропотоком. Зато министр  положительно отозвался о ЦКАДе, мол, он обречен на успех. Впрочем, у экспертного сообщества есть и другое мнение. ЦКАД даст хороший толчок для развития смежных отраслей за счет появления заказов, но едва ли решит транспортные проблемы всего столичного региона. Но это частности. А в целом, можно ли считать, мегапроект способом развития экономики?

Получается, что нет, нельзя. И дело тут не в наших особенностях и менталитете, а в том, что просто потери слишком велики. Если вкладывать деньги в те же американские облигации, то прибыль будет 1‑2% процента в год, при инфляции в 6 процентов, потери получаются в несколько процентов. А по словам того же Дмитрия Медведева, потери от коррупции при реализации мегапроектов составляют минимум 20%. Минимум!

То есть смысла в этом никакого нет – одни потери, некачественная стройка, социальная напряженность и недовольство населения. Особенно если речь идет о таких сомнительных с точки зрения общественной пользы объектах, как, например, стадион. И боюсь, отношение к этому граждан не поменяется ни в том случае, если их строить быстро, ни если помедленнее, как предлагает первый вице‑премьер Игорь Шувалов.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.