Шпинель Виктора Петрика

Здесь и сейчас
12 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Действительный член Российской Академии Естественных Наук, Виктор Петрик, сегодня представил своё новое сногсшибательное изобретение: оптическую броневую керамику. Как утверждает изобретатель, из неё можно делать бронестёкла для автомобилей и авиации и обтекатели для ракет.

Виктор Петрик известен как автор нескольких громких разработок, в том числе — фильтров для воды "Золотая формула". На этот раз он сообщил, что ему удалось в лабораторных условиях синтезировать прозрачную шпинель — драгоценный камень, который военные давно хотят использовать для изготовления, например, обтекателей ракет. Тогда ракеты смогут искать цель не только в инфракрасном диапазоне, но и в ультрафиолетовом и видимом.

Как сообщил сам изобретатель, разработку уже два месяца изучают в Военно-Техническом комитете Минобороны РФ, но там пока своих впечатлений не озвучили. Зато у Виктора Петрика есть заключение Института Кристаллографии Российской Академии Наук, где сказано, что предоставленные им образцы синтезированных кристаллов — это действительно прозрачная шпинель.

О своих новых изобретениях нам рассказывает Виктор Петрик. Оппонирует Елена Панфилова, руководитель "Трансперенси интернешнл Россия".

Дмитрий Казнин: Мы видим, вы с собой принесли множество, даже не знаю как это и назвать… Что это?

Виктор Петрик: Это называется новый вид искусства. Даже и не направление, это новый вид искусства – портреты на драгоценных камнях. Я чуть позже расскажу историю создания этого и что это значит. Я внесу маленькую поправку про шпинель.

Казнин: Да, конечно.

Петрик: Значит, немножко не так. Комитет Военно-технический направил материалы в Институт Кристаллографии, и Институт Кристаллографии изучил и дал заключение – это шпинель. История разработки шпинеля восходит к 64-ому году. Что такое шпинель: драгоценный камень в центре короны английской и в центре короны российской – это шпинель. Ранее считалось, что это рубин цвета голубиной крови, но сравнительно геологии было обнаружено, что формула другая, название – шпинель. Но оказалось, что шпинель прозрачна и в ультрафиолете, и в видимом, и в ИК-диапазоне. Это и послужило причиной тому, что с 64-ого года армия США направила первую сумму 500 миллионов долларов, после персидского залива исследования были прекращены, потом снова возобновлены, 350 миллионов долларов, Россия стала синтезировать шпинель в 72-ом году, ведущим был институт ГОИ.

Татьяна Арно: Она все-таки уже синтезировала?

Петрик: Российская Академия Наук сопровождала этот проект, он был остановлен в 87-ом году как неосуществленный.

Казнин: То есть ничего не получилось?

Петрик: Не получилось ни в США, ни в России.

Казнин: А вы где это сделали, у себя в лаборатории?

Петрик: Я сейчас расскажу, ведь вашим зрителям будет это интересно. Впервые в мире я вырастил, синтезировал, создал черный опал. Вот то, что у меня в руках, это точная копия хранящегося знаменитого опала черного под названием опал герцога Девонширского, сто карат, он хранится в этой семье, я его повторил, он является абсолютной копией. Как это было сделано, как раз это и называется теперь нанотехнологией: когда я синтезировал этот порошок исходный, чтобы прессовать этот камень, я исходил из того интуитивно, что чем будет мельче исходный порошок, тем большего успеха я добьюсь, то есть мне нужно было сделать сверхдисперсный порошок, с которого я бы мог нагреть и получить это изделие. Смотрите: молекула, мы получили раствор в спирту… Это будет неинтересно, да?

Казнин: Нет, это будет даже непонятно многим.

Петрик: Я понял.

Казнин: Шпинель ведь синтезируют уже методом Вернейля, чем отличается ваш метод?

Петрик: Это неправда. Методом Вернейля выращивают рубин. Вот он где-то перед вами. Вот это рубин, только выращенный мною. Рубин впервые был выращен методом Вернейля, но к шпинелю это никакого отношения не имеет. Нет же, конечно, это никакого отношения к рубину, и к синтезу сапфира не имеет. Шпинель вырастить никому не удалось, никогда. Шпинель – вот она – спрессована из исходных порошков, потому и называется "керамика".

Казнин: То есть вы впервые в России это сделали?

Петрик: Впервые в мире.

Казнин: В мире! Почему вы до сих пор спокойненько не продали все это тому, кто это купит, а таких, наверное, очень много?

Петрик: Я сегодня давал интервью. Конечно, из интервью вырвали самый дурной кусок – я попался снова. И вырвали кусок, где меня настойчиво спрашивали – сколько вы хотите за это?

Казнин: А сколько вы хотите?

Петрик: Да ничего я не хочу. Я сказал сколько это стоит, вы слышали выше – 500 миллионов долларов, 350 миллионов долларов, которые были затрачены. На сегодняшний день я оцениваю свою эту технологию скромненько – в 50 миллионов долларов. Я думаю, что это ничто по сравнению с затраченными деньгами, что в России, что в Америке. Вот эти слова я произнес, потому что журналисты сумели от меня их истребовать…

Арно: Если вам все же важны деньги, то почему же за нобелевскую премию вы не поборолись? Я бы хотела озвучить вашу цитату: "Что касается решения Нобелевского комитета по награждению за открытие графенов, то я документально могу доказать кому в действительности это открытие принадлежит".

Петрик: Это персенсация, а теперь сенсация. Сегодня на своей пресс-конференции, не догадался сюда принести, я принес большую стопку чего – в 2004-ом году я зарегистрировал я зарегистрировал патент в Америке "промышленный способ получения графенов", это как раз тот год, когда Новоселов и Гейм заявили о том, что графен можно получить путем скотча. В моем патенте фотографии сделанные моих графенов американскими университетами в большом количестве в 2002-ом году, а в 2001-ом году я зарегистрировал открытие. Международная Ассоциация авторов научных открытий выдала мне диплом. Так вот, патент американский мне выдали на следующий день после вручения нобелевской премии. Не правда ли это сенсация? Юристы и американские, и наши сегодня рассматривают - существует вариант опротестовать или нет. Можно как угодно воспринимать мои рассказы, но сегодня за столом я запустил реакцию и наработал графены, прямо на пресс-конференции, во-о-от такую гору.

Казнин: А ваши изобретения используются на практике в мире?

Петрик: Да, конечно.

Казнин: А какие? Перечислите коротко.

Петрик: Приятно было бы. Если бы вы посмотрели в Интернете интервью директора Института Криминалистики и ФСБ России, советника ФСБ, генерал-майора, доктора физико-математических наук Фисенко. Он рассказывает где используются некоторые мои изобретения. В частности, ну что же вернемся к воде – это графены, ведь этот сорбент, это и есть графены. Сегодня я веду исследования совместно с Минобороны, и мы получили в институтах Министерства обороны, это Институт МБЗ, в задачи которого входит разрабатывать соответствующее оружие и предохраняться от него. Знаете какие мы получили результаты? Пока у меня два докмента, я получил право на их опубликование, поскольку это мои разработки.

Арно: У меня есть два к вам вопроса, и я прошу вас отвечать очень коротко. Будете ли вы бороться за то, чтобы Нобелевскую премию отдали вам?

Петрик: Я же только что рассказал, этим занимаются юристы.

Арно: Этим занимаются юристы – будете, значит. Какие из ваших изобретений получили однозначное научное признание и могут быть применены повсеместно?

Петрик: Ну, однозначное на сегодняшний день признание как раз получила вода. Я снова на этом настаиваю. Во-да. Сегодня в Америке, в Германии, в Женеве, в России проводится сравнительное исследование по решению ООН, как мне сказали, по системе очистки воды, будет объявлен победитель. Вот мы услышим. Я выиграл, ну это же долго рассказывать… Я, например, прошел полностью в течение полутора лет в нашем Роснано, и моя тема по получению рения полностью подготовлена к финансированию. Более того, уже есть свои инвесторы, завод начинает строиться. Вот ответ на ваш вопрос.

Казнин: Сколько вы времени занимались шпинелем?

Петрик: В 88-ом году я впервые вырастил вот это, и в 91-ом году я приступил к разработке шпинеля. С этой целью куплено уникальное оборудование. Обратите внимание, в 93-ем году мне это обошлось в миллион двести тысяч долларов, изготовили для меня оборудование НПО "Ржев-Электромеханика", генеральный конструктор Гриц Виктор Михайлович, и "Армовир", и все то оборудование настоящее, очень серьезное.

Арно: Очень бы хотелось узнать, что вы с собой принесли, и, говорят, что у вас есть какой-то барельеф Владимира Путина, если мы ничего не путаем.

Петрик: Вы знаете, я не взял. Вот это шпинель. Та самая шпинель, о которой мы говорим. Это портрет Диодора, патриарха Диодора.

Арно: Но Владимир путин тоже есть?

Петрик: Ну, есть, да.

Казнин: А сколько стоит вот этот шпинельный портрет.

Петрик: Сейчас скажу. Вот, я подарил портрет на сапфире президента Джорджа Буша-старшего, они оценили эту работу в 5 миллионов долларов.

Казнин: Почему у вас эту технологию не купят американцы?

Петрик: Я впервые выставляю ее в этом году – раз, и я никогда ее не буду продавать – два.

Казнин: А именно шпинель почему вы не продадите?

Петрик: Рассказываю. Как только сейчас Россия не приобретет у меня технологию (я буду буду ждать еще два, три месяца максимум), я продам ее тому, кто захочет ее купить.

Казнин: А предложения уже есть?

Петрик: Есть.

Казнин: От кого, если не секрет?

Петрик: Я думаю, что купит… Нет, это лучше не надо говорить.

Казнин: Ну, то есть – есть?

Петрик: У меня было описано, у меня было предложение, это было из Израиля.

Казнин: Спрашивают наши зрители – сможете ли вы очистить радиоактивную воду на "Фукусиме"?

Петрик: Знаете, мало, кто знает, ведь мы создаем установку по моей технологии в России. Создается при нашей атомной станции в Петербурге. Ну, вы же видели странные вещи… Вы видели, что Япония не впустила все предложения из нашего Росатома приехать и помочь, Япония не впустила. Вы же слышали об этом. Это же безумно сложно. Вот, например, Америка, Луизиана, разлив нефти, я только сейчас прошел все сертификации в Америке на право применения данного сорбента на поверхностях, сначала икра, потом маленькие крабики, и так далее, и так далее, и только сейчас закончены все исследования. Давайте кажу несколько слов об этом. В Эрмитаже лежит алмаз Шах. И он исписан письменами, и это огромная загадка для науки – а как это сделали алхимики, ведь мы сегодня не знаем, как это сделать. Это тема когда-то настолько меня потрясла, и я сегодня рассказывал – мои близкие считали, что они меня потеряли. Потому что я возвращался каждый день в 4 утра, у меня ноги вот такие стали… И вот наконец я создал технологию обработки сверхтвердых камней, я могу это нанести на алмаз, я леплю сначала в воске, и все вот эти изделия, это коллекция вылеплена в воске, я учился у самого знаменитого скульптура миниатюры – Линника Юрия Кирилловича – 4 года. То есть сначала здесь это искусство, а потом это технологии.

Казнин: Это же безумно большие деньги. Вот все эти лаборатории, заводы, производства…

Петрик: Я никогда не получал в России ни одной копейки из бюджета, о котором так все волнуются.

Арно: А кто же тогда финансирует все ваши исследования?

Петрик: Я. Я зарабатываю. Я , например, приезжаю в город, передаю технологии. Вот первые деньги серьезные я получил в 91-ом году. Я так боялся назвать ту сумму, которую хотел, что назвал в несколько раз меньше.

Арно: Сейчас вы уже не побоялись – 50 миллионов долларов.

Петрик: Я еще не назвал, я сказал, что это стоит столько. Вот это топаз, натуральный природный топаз.

Арно: А покажите Наоми Кемпбелл, пожалуйста.

Петрик: Очень большая моя удача, я горжусь этим портретом.

Арно: Что вы сделали Наоми?

Петрик: Нет, просто она художественно хороша.

Арно: И есть кому купить. Собственно, Владислав Доронин, я думаю, что не откажет…

Петрик: Не знаю, может быть, он рассердится, что его жену кто-то делал, но это право художника.

Казнин: С нами в студии еще одна гостья – Елена Панфилова, глава "Трансперенси интернешнл Россия". Здравствуйте.

Елена Панфилова: Здравствуйте.

Казнин: Такое ощущение, что вы тоже хотите что-то спросить господина Петрика.

Панфилова: Я ничего спрашивать не хочу, я просто хочу добавить, что у меня есть вопросы по одной единственной теме – это установка фильтров в детских учреждениях Новогородской области. И тут, наверное, не столько вопросы к производителю фильтров, сколько к органам власти Новгородской области, потому что, если это пилот, почему дети? Нам говорят. Что это пилотная программа. Есть серьезные сомнения у родителей, что это необходимо детям. Собраны подписи нескольких тысяч родителей Новгородской области, которые считают, что это неправильно. Я тоже считаю, что это неправильно технологию, которая может быть работает, может быть нет – точного мнения на этот счет не существует, устанавливать именно в детских учреждениях. В администрации Новгородской области или любой другой области – я двумя руками за, давайте пробовать, смотреть как люди здоровеют, омолаживаются, но детские учреждения, я считаю, это не тот полигон, на котором надо опробовать новые технологии.

Казнин: Но это вопрос все-таки.

Петрик: Отвечаю. Значит, единственной основой очистки воды является углеродный сорбент. Углерод – это абсолютно понятное и известное вещество в мире. Внимание! Когда вы берете активированный уголь, то, что вы все применяете, это аморфный углерод, с него могут смываться любые частицы, но наночастицы не могут смываться ни с чего. Наночастица существовать не может…

Панфилова: Меня технологические вопросы волнуют в последнюю очередь. Скажите, пожалуйста, почему из всех бюджетных программ РФ, на бюджетные средства это установлено только в детских учреждениях?

Петрик: Правда, это установлено в школах, это установлено в администрации…

Панфилова: Где?

Петрик: В Новгородской администрации.

Панфилова: Нет.

Петрик: Ну, как же нет. А в больницах?

Панфилова: В детских больницах! Во взрослых это не установлено.

Петрик: Ну, зачем вы мне это говорите. Я знаю, что стоит…

Панфилова: Так значит бюджет все-таки дает вам денежку.

Петрик: Нет, мне бюджет не дает денежку, вы ошибаетесь. Одну минуточку, фирма, а не я, изготавливает фильтры, Новгородская фирма покупает их, как многие другие в России, кстати.

Панфилова: По тендеру, раз это из бюджетных средств?

Петрик: Ну, разумеется.

Панфилова: Нет, тендера не было проведено.

Петрик: Так что вас волнует – тендер или безопасность?

Панфилова: Меня волнуют детские учреждения новгородской области. Если не было тендера, значит не было заключений необходимых.

Петрик: Так, минуточку. Вы дезинформируете всех.

Панфилова: Нет, зачем же дезинформирую…

Петрик: Нет, вы дезинформируете. Минуточку. Углеродный сорбент, о котором мы говорим, приступили к его изучении, начиная с 1997 года в Университете им. Ломоносова, было сделано 34 исследования, есть 34 сертификата. Были проведены исследования в военном как раз институте, в военно-космических силах, Институт Скорой помощи, Институт Медицины, в Америке сколько исследований проведено, проведено, может быть, ну больше сотни заключений о безопасности и сущности этой воды. Какое же вы имеете право говорить, что не исследовано? Вот так, например…

Панфилова: Я не сказала, что не исследовано. Я сказала, что абсолютного точного мнения о качестве этой воды не существует.

Петрик: Почему. Кто сказал? Потому что группе академиков предложили из Америке миллион долларов за разоблачение Петрика, чтобы эта технология здесь не стояла. Миллион долларов отрабатывают академики. Вы знаете что им за это будет?

Казнин: Из Америки? Вы же собираетесь им шпинель продавать?

Петрик: При чем здесь это.

Панфилова: Я думаю так. Поскольку все материалы, которые у нас были, мы передали сейчас в Генеральную прокуратуру, во они сейчас и займутся…

Петрик: Милая, вот это совершенно правильный ответ. Зачем вы ходите в прессу, зачем вы ходите на улицу, есть законный способ опротестования. Генеральная прокуратура изучит все материалы. Смотрите, существуют тесты, они во всем мире одни и те же.

Казнин: Есть разные мнения. Как вы все-таки, очень коротко, прокомментируете мнение ваших коллег, которые скептически оценивают ваши изобретения?

Петрик: Это не так. Как прокомментирую? Есть документ. Смотрите, я обратился в Российскую Академию Наук, у меня состоялось первое совещание, где присутствовало 11 академиков, второе совещание – 8 академиков, и третье совещание – 24, из них 14 академиков Российской Академии Наук. Доклад длился 8 часов, в докладе написано, в решении написано: "Автор дал исчерпывающие ответы на все поставленные вопросы, Российская Академия Наук приняла решение о научной ценности и сопровождении этих работ", и все подписали. Вы этот документ знаете? После чего появилась комиссия по лженауке, которой предложено из Америки миллион долларов за разоблачение Петрика. Они прячутся сейчас от суда, вы это знаете, что Кругляков 5 раз избегал…

Панфилова: Я первый раз слышу эту фамилию.

Петрик: Да знаете…

Панфилова: Нет.

Петрик: Да бросьте, это ваш руководитель протеста, что вы рассказываете…

Казнин: Мы с Кругляковым не знакомы.

Петрик: Мадам знает его.

Панфилова: Нет, я не знаю его. Никогда не встречалась.

Петрик: Да перестаньте. Человек, который поднимает всю общественность Нового города. Человек, который пытается отработать миллион долларов. А комиссия по лженауке – 3 человека опротестовали… Как же вы говорите, что ученые протестуют? Я сейчас сказал… Кстати, только что, я думаю, что сегодня уже это обращение к президенту Петровской Академии Наук, и там 200 академиков подписали в мою пользу. Не совсем так, как вы заявляли.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.