Сестра Михаила Косенко: условный срок нас не устроит, нам нужно только полное оправдание

Здесь и сейчас
23 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Максим Лузянин – единственный приговоренный по делу о Болотной – останется сидеть. Мосгорсуд не стал менять приговор: Лузянин все-таки отправится в колонию на 4,5 года. Хотя и пошел на сделку со следствием и признал себя виновным в массовых беспорядках.

В Замоскворецком суде, тем временем, продолжился процесс над другим фигурантом дела о событиях 6 мая – Михаилом Косенко. Он инвалид и обвинение требует отправить его на принудительное психиатрическое лечение. Что по оценкам правозащитников – еще хуже тюрьмы.

Что грозит обвиняемому –спросили у гостя студии, с нами его сестра, Ксения Косенко.

Лобков: Как идет дело? Насколько хотят отправить в психбольницу?

Косенко: Несмотря на то, что дело идет, судебный процесс идет пока вялотекуще. Но это не отменяет серьезности государевых людей, которые намерены отправить его на принудительное лечение. Хотя, судя по работе наших адвокатов и правозащитных организаций, небольшой лучик надежды начинает брезжить, потому что есть основания полагать, что, возможно, будет пробита брешь в обвинении.

Лобков: Какие доказательства того, что Михаил агрессивно покушался на сотрудников ОМОНа?

Косенко: Доказательства спорные. Во-первых, это видеосюжет, который определенным образом трактуется обвинением. Во-вторых, показания потерпевшего. Несмотря на то, что при первом допросе он показал, что не видел, кто его бил, через две-три недели, на следующем допросе, он показывает на брата. Как сказал мой брат, фотография в деле, где показано опознание, где стоят три человека, и потерпевший показывает рукой на моего брата, было постановочным фото. По просьбе следователя все встали, как нужно, все показали рукой, куда нужно. Была сделана фотография, которую приобщили к делу.

Писпанен: Вы говорили, что была независимая психологическая экспертиза. Она постановила, что вашему брату требуется принудительное лечение.

Косенко: Там была рассмотрена экспертиза, которая была приобщена к делу, и подвергнуты сомнению очень многие пункты в этой экспертизе. Это спорный вопрос, откуда взялась его «общественная опасность» и «агрессивность».

Лобков: Он получал амбулаторное лечение, и этого было достаточно?

Косенко: На протяжении многих лет он наблюдался у одного и того же доктора, который даже не клал его в больницу, спокойно его лечил. Человек жил нормальной обычной жизнь.

Писпанен: Как вы думаете, сейчас каким образом будут развиваться события? Что говорят адвокаты?

Косенко: У адвокатов появляются козыри в рукаве, они будут в ходе дела ими предъявлены. Но пока складывается впечатление, что пока обвинение зыбко себя чувствует. Сегодня целый день читалось обвинительное заключение. Начиная от формальностей получения разрешения на шествие и митинг и заканчивая описанием изъятого в ходе следствия людей и материалов, их действий и так далее. Пока ни одного слова в течение трех часов не было сказано против Михаила Косенко.

Лобков: Если компромисс будет достигнут в виде условного срока, вас это удовлетворит, или вы будете настаивать на полном оправдании?

Косенко: Если человек не виноват, о каком условном сроке может идти речь? Если он не совершал этого действия, если он не агрессивен? Массовые беспорядки, его виновность и болезнь – три ключевых момента, которые совершенно спокойно можно помножить на 0. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.