Сергей Удальцов: Вычеркните меня из списка избирателей

Здесь и сейчас
7 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Мария Макеева

Комментарии

Скрыть
Лидер Левого фронта Сергей Удальцов рассказал, почему он намерен через суд добиться исключения своих данных из списков избирателей на выборах в Госдуму 4 декабря.

Макеева: В гостях у нас Сергей Удальцов, лидер «Левого фронта». Сергей, здравствуйте.

Удальцов: Добрый день.

Макеева: Немножко зрителям расскажу, по какому поводу мы Сергея пригласили. Дело в том, что он намерен через суд добиться исключения себя, своих данных из списка избирателей на выборы в Госдуму 4 декабря. Сергей, вы больше не хотите быть избирателем, российским гражданином?

Удальцов: Я с удовольствием был бы избирателем, если были бы выборы. Но выборов, к сожалению, нет. И это не просто мои голословные утверждения, это следствие нарушения Конституции, нарушения многих законов. Нынешнее избирательное законодательство противоречит сразу нескольким статьям Конституции. В первую очередь, статье 32. Она гарантирует каждому гражданину, и вам, и мне, и любому, право избирать и быть избранным. В Конституции ни слова не написано о том, что избирать и быть избранным может только член какой-то политической партии, попавший в ее списки. Понимаете, сразу видим серьезные противоречия. Однако за последние годы, наше избирательное законодательство в грубом противоречии с Конституцией, было приведено в то состояние, которое мы имеем сегодня, и это уже не выборы. Это некий электоральный процесс, как некоторые говорят, спецоперация электорального типа, задача которой подтвердить полномочия «Единой России», в марте подтвердить полномочиями Путина на новый срок, но к выборам это никак не относится. Поэтому, на мой взгляд, сегодня каждый здравомыслящий человек, я себя к таковым отношу, просто не должен в этом участвовать, потому что, зачем поощрять нарушения закона? Зачем поощрять, по сути, преступление? Поэтому я не вижу ни возможности проголосовать «против всех», бойкотировать выборы. Порога явки нет, поэтому нам остаются только уличные акции, мы на них выйдем 4 декабря на центральные площади, обязательно. И всех приглашаем. Но юридически, я, руководствуясь законом, есть закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан», там есть такая статья, где указано, что гражданин на основании официальных документов может быть исключен из списка избирателей. Я подал официальное заявление в Центральную избирательную комиссию, попросил меня исключить, и мотивировал: «в связи с тем, что считаю, что выборы проходят с грубым нарушением законодательства».

Макеева: Подождите…

Удальцов: К сожалению, ЦИК, естественно, вот он не ответил.

Макеева: Давайте покажем нашим зрителям, что ответил Центризбирком на эту удивительную, беспримерную, видимо, просьбу, потому что я не помню, чтобы кто-нибудь пытался вычеркнуться из списка избирателей.

Удальцов: Он мне ответил, в принципе я этого ожидал, что они не могут меня исключить из списка. Потому что там они руководствуются своей инструкцией - только если умер, не дай Бог, или признан не дееспособным, изменил место жительства, и еще там ряд пунктов. А вот на основании моего заявления, якобы они не могут этого сделать.

Макеева: То есть, у Центризбиркома инструкции не совпадают с Конституцией и законом?

Удальцов: И не только Конституции, а законом федеральным «О гарантиях избирательных прав граждан». Естественно, я не удивлен. Недаром они убирали строку «Против всех», барьерные явки, чтобы сейчас допустить такую форму, по сути дела, бойкот. Это - форма бойкота. Она была бы абсолютно нормальная и людям бы понравилась. Я думаю, миллионы, если не в декабре, то в марте, после особенно съезда «Единой России», когда о нас так ноги вытерли невзначай, сказали, что там 3 года назад все решили, а вы тут сидите и ничего не знаете.

Макеева: В отсутствии графы «против всех», это такой интересный способ, интересная форма протеста. Кто-нибудь до вас, может быть, вы знаете, пытался вот таким образом вычеркнуться из списка избирателей, вычеркнуть свои данные?

Удальцов: Я думаю, здесь я первопроходец. Еще группа людей, кстати, подала такие же заявления из разных оппозиционных движений, не только из «Левого фронта», а из «Другой России», из «Солидарности». Я думаю, что им такие же ответы придут. Поэтому мы сейчас, скорее всего, скооперируемся, и будем это обжаловать в судебном порядке. Я конечно, тоже не питаю особых иллюзий, что мы сейчас вдруг быстро в суде докажем правоту, но мы пойдем последовательно. В принципе, это в то же время и пропагандистский шаг, мы людям показываем, что, во-первых, выборы незаконны, во-вторых, что надо добиваться восстановления и графы «против всех», и восстановления барьера явки. Но это абсурд, когда могут придти два человека и выборы будут признаны состоявшимися. Это абсурд. Надо наводить порядок постепенно.

Макеева: Могу предположить, на что будут опираться критики вашей это инициативы. Например, долг российского гражданина - посещать выборы. Как же так, в конце концов, мы живем в правовом государстве, и у нас есть некие тоже обязательства, мы должны ходить на выборы. Как некоторые представители демократических сил говорят, если все время, так сказать, стараться, в конце концов, что-нибудь получится, проявить гражданскую активность, а так получается, вы себя вычеркиваете из этого процесса. Допустим, вам это разрешают, и вместе с вами какое-то количество людей просто выходят из этого и в кругу, очерченным существующим законом, оказываются только Единороссы.

Удальцов: Мне логика таких аргументов понятна, но я категорически с этим не согласен. Даже в армии, в правоохранительных органах есть такое понятие «не выполнять преступный приказ». Вот сотрудник полиции или военнослужащий, если получил преступный приказ, стрелять в кого-то…

Макеева: А вы служили в армии?

Удальцов: Да. Не выполнять этот приказ. Соответственно, сейчас власти нас, если перевести на гражданскую жизнь, принуждают нас выполнять преступные свои приказы - участвовать в незаконных выборах. Я считаю, что мы имеем полное право, здесь никакого отсутствия патриотизма нет, мы наоборот, хотим спасти страну от дальнейшего скатывания в диктатуру, авторитаризма, бесправия. Поэтому, бойкот в данном случае - самая четная и самая порядочная позиция, но не пассивный бойкот. Я уже упомянул, мы сейчас будем проводить серию протестных мероприятий, где будем объяснять, почему выборы незаконные и на них не нужно ходить. Вот ближайшая такая акция - «День гнева»12 октября - мы ее посвятим, в основном, этой проблеме выборной, в 19:00 на Театральной площади. Власти, как ни странно, даже согласовали. Вот мы воспользуемся этим моментом, будем рассказывать. И еще пройдет серия акций, и 4 декабря мы всех будем призывать, конечно, лучше всего вообще не ходить на избирательные участоки, но если кого-то прямо так тянет какой-нибудь крестик там поставить, как некоторые сейчас предлагают, ничего страшного, но вечером, выйти на улицу, центральные площади. Мы сейчас договоримся и объявим, во сколько и где.

Макеева: А в суд когда планируете обратиться?

Удальцов: В суд, я думаю, в ближайшую неделю мы подготовим жалобу, может быть, даже коллективную еще с теми, кто тоже подавал такие заявления, и будем биться на всех фронтах. И на юридическом, ну и, конечно, на уличном. Сегодня основа – улица. Посмотрите, что происходит в США. Америка для многих была ориентиром…

Макеева: О-о-о, какой мы сейчас долгий разговор начали, на который у нас нет времени, к сожалению.

Удальцов: Мы не будем продолжать, но я говорю, что улица, она во всех странах, даже в самых цивилизованных, как у нас принято считать, играет большую роль. А сегодня, когда нет выборов, надо активизироваться, отрываться от дивана и куда-то выходить. Иначе все будут решать без нас и за нас. Это абсолютно неправильно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.