Сергей Пархоменко: Очень хочется увидеть доноров митинга в суде

Здесь и сейчас
23 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
Прокремлевское движение «Наши» просит Генпрокуратуру проверить источники финансирования завтрашнего митинга «За честные выборы» на проспекте академика Сахарова в Москве.

Как сообщил комиссар движения Константин Голоскоков изданию «Газета.ру», подозрение вызывает сбор средств через платежную систему «Яндекс.Деньги». «Они пытаются замаскировать реальных спонсоров митинга. А это значит, что с этим спонсором не все чисто. Обычные люди три миллиона дать не могут», – считает Голоскоков.

Правовую коллизию активисты движения «Наши» усматривают в том, что если митинг финансируется за счет Запада (не уточняя, что имеется ввиду под «Западом»), то там не должны выступать кандидаты в президенты, например Прохоров или Явлинский. Журналистка Ольга Романова сообщила «Газете.ру», что люди делали добровольные взносы через «Яндекс.Деньги». 2,9 млн рублей вчера были заплачены за сцену, оборудование и звук.

Ситуацию прокомментировал журналист и один из организаторов завтрашнего митинга Сергей Пархоменко.  

Белоголовцев: Как можете прокомментировать заявление движения «Наши»? Сколько конкретно денег заплатил вам таинственный Запад?

Пархоменко: Нисколько денег не заплатил мне таинственный Запад. «Кошелек Романовой» – а именно так называлась эта акция, которая, между прочим, продолжается до сих пор – она закончилась в отношении этого конкретного митинга, потому что его нужды уже оплачены на сегодня, но сбор денег, как я понимаю, продолжается, кошелек жив-здоров. Я, пользуясь случаем, призываю москвичей продолжить сбор денег, поскольку это не последний митинг, и деньги нам еще с вами понадобятся.

Так вот эта акция была, я бы сказал, беспрецедентно открытой. Мы – я имею в виду заявителей митинга – совершенно неслучайно предложили именно Ольге Романовой сделаться владелицей этого кошелька. Она до сих пор остается единственным человеком, у которого есть к нему доступ. Мне кажется, это человек, чья репутация абсолютно безупречна, гарантированна, никто не посмеет ее упрекнуть в каких-нибудь злоупотреблениях.

Что касается того, что обыкновенные люди не могут – это означает только то, что прокремлевское движение «Наши» не имеет дела с обыкновенными людьми, а имеет дело с какими-то особенными балбесами, специально для него воспитанными, а обыкновенных людей в глаза не видело. Я подозревал что-то подобное, теперь они в этом признаются сами.

Я бы очень хотел, чтобы эта проверка привела к какому-нибудь публичному разбирательству, чтобы она привела, например, к суду. Потому что я хорошо себе представляю, как Ольга Романова и те люди, которые были причастны к организации этого митинга, к сбору и расходованию этих денег, просят тех, кто эти деньги принес, прийти в суд и свидетельствовать. Вот это будет отличная история! Особенно если иметь в виду, что, по словам самой же Ольги Романовой, средний взнос в этот кошелек составлял примерно 500 рублей. Давайте с вами разделим одно на другое, там уже сейчас существенно больше 3 млн. Сколько мы получим?

Белоголовцев: Примерно 600 тысяч человек. Если мне не изменяет математика.

Пархоменко: У вас что-то с арифметикой - 6 тысяч. Я бы хотел увидеть эти 6 тысяч свидетелей. Ладно, хорошо, думаю, хватит и 5-ти, в общем, и 3-х хватит. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.