Срочно
В Пакистане разбился самолет с 47 пассажирами на борту
7 декабря
542

Сергей Пархоменко: Мечта мэрии сбудется – она будет знать обо всех участниках митинга

Здесь и сейчас
15 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Московские власти все таки согласовали шествие и митинг сторонников Владимира Путина. Они пройдут 23 февраля. А вот суть акции «Белое кольцо», которую планируют провести оппозиционеры 26 февраля, для них пока не совсем ясна. Журналист Сергей Пархоменко рассказал, как он ходил в мэрию договариваться об этой акции и в чем ее особенность.

Шествие сторонников Путина начнется в 11.30 от дома номер 54 по Фрунзенской набережной. Оттуда, по оценке заммэра Москвы Александра Горбенко, идти до Лужников около полутора километров. Начало митинга в Лужниках запланировано на 13:00, а через полтора часа, по ожиданиям организаторов, все действие закончится.

Власти выдали разрешение для 40 тысяч сторонников возвращения Путина. А в самом митинге, как ожидается, будут участвовать около 100 тысяч человек. Ранее речь шла и вовсе о 200 тысячах демонстрантов. Появится ли на стадионе сам виновник происходящего, организаторы не знают, но надеются на это, заявил замглавы предвыборного штаба Алексей Анисимов. Примечательно, что именно в Лужниках 24 сентября прошел съезд «Единой России», где президент Дмитрий Медведев объявил, что уступает место премьеру Путину.

Тем временем, оппозиция обсуждает сразу несколько акций на конец февраля. Так, лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов подал заявку на митинг на 1000 человек на Площади Революции, также на 23 число. Однако заммэра Александр Горбенко уже заявил, что на «99 процентов» не даст разрешения из-за намечающихся масленичных гуляний и возможного превышения численности митинга. А на 26 февраля намечена акция «Белое кольцо»: по замыслу, несколько десятков тысяч человек выйдут на Садовое и возьмутся за руки, образовав таким образом своеобразный круг или хоровод по центру столицы. По словам все того же Горбенко, получать разрешение на такое мероприятие не нужно, правда, власти пока не понимают, как все будет организовано.

Пархоменко: Можно я начну с того, что чуть-чуть вас поправлю? Если я правильно понимаю, акция, заявку на которую подавал Сергей Удальцов, вот эти самые проводы зимы - это Масленица и есть. То есть она не на 23, а тоже на 26 число. Вкралась досадная очепятка.

Казнин: Так и называть они ее предлагают - политическая масленица.

Пархоменко: Ну, что-то такое, проводы зимы и так далее. 26, не 23, точно. Что касается нашего этого самого визита в мэрию, он довольно странный получился. Потому что, собственно, в каком качестве мы там появились - ни в коем случае не в качестве организаторов. И я не организатор, и два человека, которые со мной вместе были - это был Борис Немцов и Ольга Романова - тоже никакие не организаторы, не инициаторы, и не дай бог, не руководители этой акции. Эта акция интересна тем, что она не имеет ни организаторов, ни руководителей, ни инициаторов, равно так же, как знаменитый автопробег, знаменитый уже теперь. 29 января, если помните, был первый белый круг, который ездил по Садовому кольцу. И кстати, 19 числа, в ближайшее воскресенье, будет продолжение этой истории во многих городах России. Это будет называться «Белые улицы». И в Москве те, кто хотят, могут повторить этот замечательный опыт.

Макеева: А 18 числа в 23 часа знаете, что будет?

Пархоменко: Знаю, знаю. Да, они будут среди ночи ездить с какой-то музыкой. Ну, правильно, обезьянничают, сами придумать ничего не могут, вот они как-то следят за тем, что другие делают.

Макеева: Перенимают опыт.

Пархоменко: Перенимают опыт, назовем это так. Деликатно это назовем. Нет, на самом деле, действительно это какой-то новый такой тип уличных акций был изобретен неизвестным нам героем, или группой героев, не знаю, какими-то удивительными людьми, которые придумали вот это, за что невозможно уцепиться. Вот некоторое время назад была, например, неудачная попытка это воспроизвести в Калининграде. Неудача заключалась в том, что люди тупо собрались в одном месте, в заранее объявленное время и поехали. Вот тут то их и взяли, на этом все благополучно и закончилось.

А тут вот такие истории с кольцом, когда каждый приезжает со своей стороны, приезжает или приходит, и собственно что, люди имеют право ездить по кольцевой магистрали, люди имеют право стоять на кольцевой магистрали, ходить по кольцевой магистрали, и вообще, они имеют право. На это не требуется ни разрешения, ни заявлений, ни утверждений, ничего на это не требуется, что и признала мэрия в данном случае. На 26 февраля, господин Горбенко дважды, надо сказать довольно быстро, оперативно, сообщил о том, что да, они признают: никаких заявлений, разрешений, утверждений не требуется. И вчера мы втроем, с Борисом Немцовым и Олей Романовой, отправились в мэрию поговорить с нашим уже привычным собеседником, замечательным Василием Васильевичем Олейником, одним из руководителей Департамента безопасности Московского региона. И он снова нам это подтвердил, что никаких претензий. Отозвался очень высоко об истории с ездой 29 января, сказал: «Отлично все получилось». Как-то совершенно нет никаких претензий и все очень правильно.

Макеева: С точки зрения безопасности?

Пархоменко: С точки зрения всего. Но, понятно, что есть одна вещь, которую московскую мэрию очень беспокоит: а что будет с радиальными улицами, переулками, магистралями и прочее? Как известно, если посмотреть на карту Москвы, то видно, что от Садового кольца отходит несколько десятков разного размера улиц. И мэрия не имеет ничего против того, чтобы люди стояли на тротуаре в виде кольца, но они спрашивают: что будет с этими улицами?

Макеева: То есть, получается, что они будут перекрыты, если взяться за руки?

Пархоменко: Ну, если кольцо замкнуть, если понимать кольцо буквально, то тогда они будут буквально перекрыты. Но на самом деле, как ни странно, нет никаких проблем с большими магистралями, потому что там везде есть подземные переходы. При желании можно эту цепочку подземным переходом пропустить. Но проблема в том, что непонятно, кто будет это организовывать, организатора-то нет. Поэтому мы отвечаем уклончиво: а бог его знает, что с этим будет.

Потому что мы сданном случае выступаем в странном качестве таких как бы экспертов. Нам кажется, что мы представляем себе, каково настроение людей, каково настроение на улице. До сих пор наши представления, в общем, оправдывались. Мы как говорили, что выйдет вот столько, ну вот и выходило вот столько. Мы как говорили, что будет вот так, ну вот так оно ровно и было.

Поэтому, в общем, у нас определенный такой уровень доверия образовался там с мэрией. И они к нам прислушиваются, а мы к ним прислушиваемся, надо сказать. Они спрашивают: «А что будет?». Мы им говорим: «Послушайте, это зависит от того, сколько народу придет». Совершенно очевидно, что если народу придет очень много, а прогноз такой, что народу будет много, то тогда, не знаю, представьте себе какую-нибудь улицу Бронную, или какую-нибудь Большую Никитскую. Вот на одном тротуаре стоит толпа, на другом тротуаре стоит толпа. Ну понятно же, что эти две толпы рано или поздно начнут стремиться друг к другу, и вполне возможно, что в какой-то момент они сомкнуться, а может быть, нет. Это зависит от того, сколько там людей. Этим нельзя управлять, вообще никто не может сказать сегодня, что он будет этим управлять. Этим управлять нельзя.

Казнин: Зловеще звучит.

Пархоменко: Почему зловеще? Вы видели кольцо, точнее, круг белый видели 29 числа? Вот 4 тысячи, по меньшей мере, машин, ездили по кругу. Кому было от этого хуже? Даже пробок не образовалось. Все как-то было отлично.

Макеева: Я не очень понимаю, это внутренняя…

Пархоменко: Внутренняя. Речь идет о тротуаре Садового кольца по его внутренней стороне. И если я правильно понимаю то, что я в интернете читал, и то что я там репостил в каких-то своих Facebook`ах, соберутся люди, они будут стоять цепочкой, и они будут стоять спинок к Кремлю, к центру, и лицом наружу, то есть, к проезжающим автомобилям. Собственно, вся надежда на то, что люди, которые будут ездить вокруг, они тоже как-то будут на это реагировать, как-то в этом будут участвовать, будут гудеть, улыбаться из окна и так далее. Вообще, все эти акции в последнее время они, конечно, отличаются еще и очень хорошей позитивной такой энергией, что называется. Люди в хорошем настроении очень там пребывают, что правильно, что нас очень всех разует.

Казнин: Будет ведь и полиция, естественно, заниматься охраной правопорядка и они могут воспрепятствовать…

Пархоменко: Вот. Вот дальше, собственно, поговорив про это про все, мы и говорим в три голоса господину Олейнику, что, на самом деле, отдайте себе отчет, дорогие друзья, что у вас есть, в сущности, две возможности и это ваша проблема, какую из них вы выберете. Это в некотором роде ваша ответственность и ваше решение. У вас есть одна возможность попытаться эту ситуацию как-то разумно отрегулировать. В конце концов, вот у вас есть эти, не знаю, 50, 80 или 100 этих радиальных улиц. Ну, поставьте по человеку с жезлом на каждый, поставьте по ГАИшнику, в конце концов, не такая сложная затея. Вы почти каждый день, в общем, это делаете. Поставьте по два, ничего страшного. Они будут там стоять, они будут как-то реагировать на ситуацию. Если этот поток как-то замедляется, его можно замедлить, на какое-то время его можно остановить, его можно пустить каким-то другим путем, но, в общем, это можно как-то отрегулировать. Это нормальная, разумная, понятная задача. И нет никаких оснований считать, что, например, московское ГИБДД с этим не справится.

Есть другой вариант. На каждом из этих перекрестков поставить батальон ОМОНа. И пускай они там лупят дубинками, льют холодную воду, газ, я не знаю, что там у них еще есть, щиты, каски, автозаки и все остальное. Пусть они крутят, винтят, как-то засовывают людей в этот грузовик. Можно, конечно, и так. Но есть некоторые сомнения, что это все, вот это вот распределенная Триумфальная по всему Садовому кольцу в ста вариантах, на ста перекрестках, что, это как-то получится. Вот, собственно мы и пытались донести до московской мэрии мысль о том, что вот этот выбор, конечно, есть, но по-моему выбора нет.

Макеева: Он так подумал, может быть, сказал «знаете, мы выбираем второй вариант»?

Пархоменко: Хорошо. Это они его выбирают. Но собственно в этом вся проблема.

Казнин: Скажите, а как отреагировали ваши собеседники? То есть, вы увидели?..

Пархоменко: Мы увидели в их глазах задумчивость. Собственно, а как нормальные люди реагируют на нормальный разговор, на обсуждение проблемы - они обсуждали вместе с нами эти проблемы.

Казнин: Это будет для вас сюрприз в итоге?

Пархоменко: Да, когда он придет, вы узнаете его. Знаете, это тот смысл. Я не знаю, как это будет происходить. Вот, откровенно говоря, я здесь, если какие-то предыдущие разы, когда я был заявителем митингов, и всякое такое, я понимал свою роль, я понимал свои полномочия и я знал, чего требовать, и я понимал, чего можно требовать от меня. В конце концов, это все описано в законе. Здесь это все конечно совершенно не так. Здесь, действительно, я даю какие-то дурацкие бесплатные советы, и получаю эти бесплатные советы. Я сторона обсуждения, сторона дискуссии.

Макеева: Но вы, тем не менее, сами собираетесь на это мероприятие?

Пархоменко: Да, обязательно. По-моему, это замечательная идея и я обязательно туда отправлюсь. На самом деле, все самое интересное начнется завтра, потому что завтра откроется сайт, как читаем мы в Facebook…

Макеева: То есть кто-то тоже неведомый открывает такой сайт?

Пархоменко: По всей видимости, есть люди, которые это придумали, которые этим озаботились. Наверное, у этого сайта будет известно, кто его открыл, но совершенно не факт, что это те самые люди, которые придумали эту акцию. Но есть какие-то…

Макеева: А почему эти люди хотят инкогнито оставаться, как вы считаете?

Пархоменко: Потому что это отличная идея. Будет открыт сайт, и на этом сайте с точностью до метра, можно будет поставить крестик, где вы будете стоять. Вы приходите туда, из Facebook, из Живого журнала, из Twitter, из «ВКонтакте», из чего-то там еще, из всех социальных сетей, регистрируетесь там. Вы видите всех своих друзей, которые стоят по этому кругу с точностью до одного человека. Вы находите, не знаю, вашего приятеля и нажимаете на кнопку «Хочу стоять рядом с ним» и встаете рядом с ним. Или вы видите, где густо, где пусто, где много народу, где мало, где ваш дом, стоит ли кто возле вашего дома, вы видите с точностью до одного человека и одного метра, что там происходит. Вот это будет на самом деле красивая история. Мы вчера рассказали про этот сайт Василию Васильевичу Олейнику и сказали: «Ваша мечта, Василий Васильевич, сбылась, потому что, наконец, вы будете знать поименно всех участников митинга».

Казнин: И мало того, кто, где стоит.

Пархоменко: И, наконец, можете их посчитать нормально. Вот этот ужас, который вы производите каждый раз, когда вы сообщаете нам, что машин ездило на Садовом кольце 200, и они перекрыли собой все Садовое кольцо, а на Болотной площади стояло 30 тысяч человек, они почему-то заняли места больше, чем в прошлый раз 100 тысяч. Вот этот кошмар кончится, потому что мы предоставим вам все возможности для того, чтобы всех посчитать. Все будет совершенно отлично. Вы, наконец, все увидите. Это интересная очень история и, конечно, все зависит от того, сколько будет народу. Если народу будет много, а похоже, что его будет много, это будет совершенно уникальная вещь. Если народу будет как-то не густо, ну значит и проблемы не будет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.