Сергей Даниленко: «Не надо демонизировать Чурова»

Здесь и сейчас
21 января 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Вопрос об отставке Владимира Чурова не был вынесен на обсуждение в ЦИК. Один из четырех членов комиссии, выступавших за рассмотрение этого вопроса, и представитель «Справедливой России» Сергей Даниленко объяснил ДОЖДЮ, почему главу ЦИКа все-таки не стоит винить во всех нарушениях.

Казнин: Поясните сначала ситуацию. Действительно надо тайно голосовать, а голосовали открыто?

Даниленко: За отставку председателя, действительно, нужно голосовать тайно, но первоначально нужно внести вопрос в повестку дня, поэтому сам Владимир Евгеньевич поставил вопрос, предложил вопрос включить в повестку дня…

Казнин: Его просто открытым голосованием не включили?

Даниленко: Не включили в повестку дня.

Казнин: Понятно. Это какая-то хитрость получается. То есть, если бы включили, то тогда бы было тайное голосование?

Даниленко: Да. Тогда, в соответствии с действующим законодательством, регламентом Центризбиркома, нужно было изготовить бюллетени для тайного голосования и, соответственно, проголосовать.

Казнин: А вы голосовали против включения в повестку?

Даниленко: Нет, я голосовал за включение. Моя фамилия - Даниленко и только что назвали меня.

Макеева: Конечно.

Казнин: Уточняю. Скажите, в такой ситуации ведь, наверное, лучше было бы включить в повестку дня вопрос, чтобы снять уже все вопросы, и тайно проголосовать, например, не поддержать отставку Чурова. Почему так получилось? Вы с коллегами это осуждали?

Даниленко: Но вообще вы немножко не ко мне задаете вопрос. Я-то как раз голосовал за включение вопроса в повестку дня.

Казнин: Поэтому и спрашиваем, разговаривали ли вы с коллегами?

Даниленко: Ну, наверное, предложение, кстати, я еще раз напомню, это предложение внес сам Чуров, но оно было неожиданным, наверное, для всех. Кстати, и для тех, кто голосовал за включение вопроса в повестку дня, и для тех, кто проголосовал против. Но, наверное, все восприняли его все-таки не совсем серьезно, иначе бы человек проговорил заранее этот вопрос, если он хочет уйти в отставку.

Макеева: Такое впечатление, что в Центризбиркоме четверо человек, получается, высказались за отставку Чурова, но есть еще пятый человек, имя которого мы не упоминали. И я сейчас расскажу еще одну новость нашим зрителям, попрошу вас прокомментировать. «ЦИК России дал протокольное поручение в течение трех дней подготовить изменения дополнения в регламент работы Центральной избирательной комиссии. Выступил с этим предложением секретарь Конкин. Он не скрывал, что поводом стали участившиеся дискуссии относительно повестки дня, в том числе, и наличие политических заявлений. Мол, к сожалению, действующий регламент не устанавливает, как часто можно выносить один и тот же вопрос в повестку дня, сколько времени отводится на выступление члена ЦИК с решающим голосом и члена ЦИК с правом совещательного голоса и так далее. Так вот, понятно, - сообщает информагентство, - что главным поводом для поставки такого вопроса стали действия члена ЦИК с правом совещательного голоса от КПРФ Кирилла Сердюкова, который уже более месяца на каждом заседании требует внести в повестку дня вопрос об отставке главы ЦИК Владимира Чурова». Я что-то не помню, чтобы такое как-то широко сообщилось и обсуждалось, и вдруг неожиданно это выяснилось. Можете нам прояснить ситуацию?

Даниленко: Это действительно так. Кирилл Сердюков, который является членом Центризбиркома России от КПРФ с правом совещательного голоса, потому что, помимо членов комиссии, которые имеют право голосовать, есть еще и члены ЦИК с правом совещательного голоса, которые напрямую назначаются партиями и они могут просто вносить вопросы в повестку дня, но не голосуют за них - это совещательный голос. Он, действительно, уже даже более месяца на каждом заседании вносит вопрос в повестку дня о включении в повестку дня вопроса о досрочном прекращении полномочий председателя. Может быть, ему хотелось бы добиться лавр Марка Порция Катона старшего, который, как вы помните из истории, в Римском сенате, любую речь на любую тему заканчивал одной фразой: «Карфаген должен быть разрушен». Как мы знаем, согласно истории, он все-таки добился этого, война была объявлена.

Макеева: Вода камень точит - есть еще более простая русская пословица. Просто, может быть, действительно, он на это рассчитывал?

Даниленко: А с другой стороны, наверное, действительно, вот с моей точки зрения, мне кажется, что это стало немного вызывать усмешку, в том числе и у представителей средств массовой информации. Наверное, это даже перестало быть предметом, объектом внимания средств массовой информации, потому что когда это было предложено в первый раз, эта информация действительно прошла практически по всем телеканалам и средствам массовой информации.

Макеева: Но то, что каждый день…

Даниленко: Но о том, что каждое заседание, а заседания сейчас проходят очень часто, путь не каждый день, 2-3 раза в неделю, то, конечно, наверное, это уже перестало быть интересным для больших СМИ.

Макеева: Ну, хорошо, допустим, он напрасно старается, а вот это предложение Конкина изменить регламент работы, оно сегодня обсуждалось, вы присутствовали на этом обсуждении?

Даниленко: Да, конечно.

Макеева: Расскажите об этом, что решили?

Даниленко: Да, действительно, такое протокольное поручение дано. Я хочу сказать, что я, например, тоже голосовал за это поручение, во-первых, потому что в регламенте существуют определенные дыры, в том числе, в части вопросов, сколько времени на определенную дискуссию должно быть. Но, я хочу подчеркнуть, что, кстати, сам Чуров категорично высказался против идеи того, чтобы вводить некие субъективные оценки, является ли выступление члена комиссии агитационным, идеологическим, политическим. Он, в общем-то, сказал в этом смысле так, что для того члены комиссии с правом совещательного голоса и даны нам, чтобы защищать интересы политических партий и высказывать свою идеологию. Действительно, наверное, нужно какие-то регламентные нормы поправить. Я, например, лично считаю, что нужно какую-то разумность внести, в том числе, и в возможность вопроса внесения по одному и тому же вопросу, не на каждом же заседании. То есть, каждое заседание в течение месяца начинается с бурной дискуссии, такой вялой дискуссии длительной на предмет…

Макеева: Бурной или вялой?

Даниленко: Ну, бурно-вялой. То есть, с одной стороны, она бурная со стороны инициатора Сердюкова, с другой стороны, когда это был один раз и два раза, это вызвало некую, так сажем, эмоцию со стороны других. Последние несколько раз это все превращалось, в общем-то, в то, что Сердюков говорит долго и достаточно образно, а все как бы уже занимаются своими делами.

Макеева: А Чуров что в это время делает?

Даниленко: Вот, в том числе, регламент позволяет говорить, практически не ограничивая. В это время каждый залезает в свои iPad, iPhone, занимается…

Макеева: А у Чурова есть iPad?

Казнин: Служебный.

Даниленко: Нет. Кстати, служебных iPad нет в ЦИКе. Кто-то там, допустим, в интернете или разбирает бумаги. Поэтому бурная она с одной стороны, и вялая с другой стороны. Кстати, вчерашнее голосование, о котором мы говорим, здесь новизна была в том, что сам Чуров предложил внести этот вопрос в повестку дня.

Казнин: А как Сердюков на это отреагировал? Немая сцена была? Он, наверное, не ожидал такого?

Макеева: Он до еще выступления Сердюкова…

Даниленко: До выступления Сердюкова.

Макеева: Как у вас там весело.

Даниленко: Это действительно немножечко, так скажем, разрядило и развеселило ситуацию в какой-то степени. Сердюков, так скажем, шуточно обиделся на Чурова и сказал: «Вы забираете мои лавры». Но вопрос все равно не прошел в повестку дня.

Макеева: Как вы считаете, что дальше будет, как будут развиваться события? Сердюкову ли, вашей ли четверке удастся ли что-то изменить или все так и будет, Чуров будет возглавлять ЦИК?

Даниленко: Я думаю, что сегодняшняя ситуация, наверное, может продолжаться достаточно долго. Если говорить о внесении изменений в регламент, да, я например, лично тоже считаю, что один и тот же член комиссии по одному и тому же вопросу может вносить вопрос в повестку дня, наверное, хотя бы ограничить раз в месяц. Такие ограничения подобные есть и в парламентах и так далее. То есть, нельзя, конечно, я считаю, ограничивать вообще всех, вот одного члена комиссии по данному вопросу. Правда, следующий месяц, в течение этого месяца другой член комиссии тоже может вносить подобные вопросы, это его право. А дальше, дальше покажет жизнь.

Казнин: Тем не менее, ведь выборы президента впереди, наверное, есть определенная логика в действиях тех, кто, в общем-то, против отставки Чурова - коней на переправе не меняют. И этот человек уже обеспечил худо-бедно результат на думских выборах. Вот на ваш взгляд, представим такую ситуацию, что Чурова сменили. На кого, во-первых? И во-вторых, изменится ли от этого ситуация принципиально?

Даниленко: Вы знаете, мне кажется, проблема заключается в том, что фамилия или имя Чурова, оно стало сегодня нарицательным, именно как человека, который якобы фальсифицирует выборы. Но вот сегодня у нас, в том числе, рассматривался вопрос об отказе в регистрации кандидата в президенты Черепкову. И вот он очень интересно, человек достаточно яркий, он интересно высказался по этому вопросу, не по вопросу отказа ему в регистрации, а по вопросу отношения к Чурову и мне она симпатична эта позиция. Он сказал: «Сложно подозревать, что Чуров где-то вот здесь под столом мешает бюллетени или переписывает какие-то протоколы». То есть, он сказал, конечно же, что-то делается, если делается, то это делается вот там, на местах. И по большому счету, насколько может Центризбирком и Чуров повлиять на этот процесс вот жестко непосредственно и прямо? Но ситуация такова, что действительно, в имени Чурова сегодня все сошлось. То есть, все те проблемы, о которых мы знаем и говорим, в том числе, допустим, четыре члена комиссии Центризбиркома, которые голосовали за вынесение вопроса в повестку дня об отставке Чурова, они как раз-то понимаю, что проблема лежит глубже гораздо, дальше внизу. Но, наверное, вот некие телодвижения наверху, они способны, если не непосредственно влиять на ситуацию, во всяком случае, опосредовано очень сильно влияют на это. Я хочу в качестве примера привести прошедшую выборную кампанию по выборам в Госдуму. Было несколько ключевых зон, где (я, кстати, не хочу демонизировать ситуацию, говорить, что было все просто везде ужасно плохо и отвратительно) мы сейчас подводим итоги количества жалоб, которые поступили в итоге в Избирательные комиссии…

Казнин: Мы, сейчас к одной из них через минуту обратимся, кстати.

Даниленко: Хорошо. Так вот, их несколько тысяч, но если говорить о всей стране, о 100 тыс. избирательных участков, то это не столь много, в общем-то. С другой стороны, мы знаем горячие точки прошедшей выборной кампании - это Волгоград, где была попытка массовой фальсификации протоколов, повторные вводы. Она была остановлена, но это была настолько массовая попытка! Вторая ситуация - это, допустим, Владимирская область, Мурманская область, где накануне дня голосования Избирательные комиссии создали несколько десятков временных избирательных участков, которые вообще очень слабо вписываются в наше законодательство. Например, в Самаре попытка создать один такой временный избирательный участок была отвергнута судом Самарской области, запрещена.

Макеева: Как Чуров мог повлиять на эту ситуацию? Он мог повлиять или нет?

Даниленко: Понимаете, должна быть оценка. Нужно давать оценку этим ситуациям. И я настаивал и настаивал… Я, когда подводились итоги голосования, я подписал протокол итоговый по выборам депутатов Государственной думы, я голосовал за этот протокол, за его итоги, но я сказал, что мы должны провести работу, серьезную работу над ошибками. Эта работа не проводится и не вижу желания проводить эту работу, то есть, дать оценку всем прошедшим событиям. Не в части того, чтобы отменить все и вся…

Макеева: Вы сейчас о руководстве ЦИК говорите, правильно я вас понимаю? У вас какая-то сложная ситуация. У вас, с одной стороны, Чуров в каком-то смысле начальник, с другой стороны, вы открыто голосуете за его отставку и это предложение не принимается. И вот даже сейчас, Дима разделит мое мнение или нет, есть ощущение, что Сергей Андреевич немножко и оправдывает Чурова и, в то же время, вы тут же: нет, вот все-таки так, и все-таки... Сложно, очень сложная ситуация.

Даниленко: Я хотел бы действительно еще раз пояснить ситуацию, что, во-первых, не надо демонизировать Чурова как главного, так скажем, как говорят, волшебника, который…

Макеева: Мы? Это же вы за его отставку высказываетесь. Мы вас только в гости пригласили, пытаемся разобраться.

Даниленко: Речь идет о том, что в данной ситуации нет действий со стороны председателя Центральной избирательной комиссии по оценке тех нарушений, которые действительно имели место на выборах депутатов Государственной думы. Причем я хотел бы сказать, что они были, наверное, достаточно серьезные, их было много, но нельзя сказать, что они были полномасштабные, как заявляют некоторые, что вот буквально на каждом участке проходила фальсификация.

Макеева: Я поняла вас. То есть, не надо Чурову бояться признать, что было больше нарушений, чем это признается на данный момент?

Даниленко: Да. Я всегда говорил, не надо бояться признавать то, что нарушения были и нужно разбираться с ними и давать им определенную оценку, тогда нарушений не будет на следующих выборах, если будет серьезная оценка.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.