Сергей Сельянов: закон об авторском праве сырой – в нем пока нет музыки и книг

Здесь и сейчас
3 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Реализация антипиратского закона, который вступил в силу 1 августа, обойдется российской казне в 97 миллионов рублей в год. Эти деньги нужны для создания отдельного подразделения в Роскомнадзоре из 25 человек и увеличения регулярного штата на 92 человека.

В день вступления закона в силу Мосгорсуд ответил отказом сразу трем заявлениям с просьбой блокировать доступ к сайтам с нелегальным контентом. Как объяснила пресс-секретарь Мосгорсуда Анна Усачева, все из-за того, что иски оформлены неверно – например, не прописано лицо, в отношении которого просят принять меры. Лика Кремер и Павел Лобков пообщались в прямом эфире с одним из лоббистов этого закона, продюсером Сергеем Сельяновым. 

Кремер: Вы уже штат подготовили для того, чтобы писать эти жалобы? Начали ли вы их уже писать?

Сельянов: Какие вы нетерпеливые. Мы тоже в этом смысле нетерпеливые, поскольку нам хочется поскорее… но все-таки это новый закон, некая процедура. Чтобы не получилось так, как с нашими коллегами, иски которых суд не принял, мы сейчас разрабатываем методологию…

Кремер: Сколько жалоб подано?

Сельянов: Это вам в Мосгорсуд надо обратиться.

Кремер: Вы сколько?

Сельянов: Мы еще ни одной.

Лобков: У вас много воруют?

Сельянов: Все, что есть, воруют.

Лобков: Мы говорили с критиками этого закона, они говорят, что закон очень сырой, что это как воевать деревянными мечами с бронетехникой, что индустрия интернета ушла так далеко, что эти же сайты перерегистрируются на другие страны и все равно будут качать. Кроме расходов, огромного вала исков ничего в результате не выйдет.

Сельянов: Ваши предложения? Оставить как есть?

Лобков: Я бы предложил дать возможность скачивать, но с условием того, чтобы там были баннеры с рекламой.

Сельянов: Так оно и происходит на легальных ресурсах. В интернете есть какое-то количество легальных платформ – это правильные, цивилизованные дистрибьютеры. Вы можете посмотреть рекламу так же, как по каналу ДОЖДЬ. Вы ведь не просто так показываете зрителям. Такая же точно модель существует в интернете, только ей не дают развиться те же пираты.

Кремер: Если закон сейчас начнет действовать, это значит, что образуется дыра, т. е. те, кто до сих пор скачивали бесплатно, больше не смогут скачивать, потому что будет все закрыто, при этом найти тот контент, который они ищут, они тоже не смогут, соответственно, это ударит по потребителю. Сколько времени понадобиться для того, чтобы это преодолеть и наладить легальный способ потребления контента?

Сельянов: Вы правы. Какое-то время потребуется. В очень существенной степени будет зависеть от сильных игроков в сети – а у нас очень много сильных игроков, у нас сильная интернет-индустрия. Мяч на их стороне, давайте быстро налаживать легальные платформы, легальный сервис, чтобы быстрее начать получать те же деньги. В зависимости от предоставления и качества этих услуг будет меняться ситуация.

Кремер: Мне хочется понять про сроки, потому что, пока вы работали над законом, вы эти сроки с представителями интернет-индустрии, наверное, обсуждали. Или вы об этом не думали?

Сельянов: Вы напрасно агрессию включаете.

Кремер: Я готова подождать и начать потреблять легально. Я хочу понять, сколько мне нужно ждать.

Сельянов: Это можно делать и сейчас.

Кремер: Только там в десятки-сотни раз меньше контента.

Сельянов: Потому что им трудно конкурировать с пиратами. Наберитесь терпения.

Лобков: Есть еще подозрение, что блокировка идет по IP-адресам. Это значит, что все, что идет с этого IP-адреса, будет заблокировано.

Сельянов: Вообще у нас нет никакой задачи кого-то закрывать, кого-то блокировать, сажать. Принят закон. Если вы вменяемый человек, вы понимаете, что вас тоже могут ударить по голове, вы, наверное, перестанете это делать. Есть, конечно, «воры в законе», в том числе и в сети, которые никогда ни работать, ни сотрудничать с властью. Рядовые пользователи считают их рыцарями без страха и упрека. Они зарабатывают. Закон нужно исполнять. Мы, конечно, будет это делать в отношении тех, кто никаких движений в сторону исполнения закона не будет совершать.

Лобков: Как вы оцениваете свои личные убытки от нелегального распространения вашей собственности за последний год или два года?

Сельянов: Считается, что успешного фильма три миллиона нелегальных просмотров в первые 2-3 месяца его существования, дальше уже не считаем. Умножьте на любую цифру – например, доход от рекламы, получите некий убыток. Плюс появление нелегальных копий в сети снижает посещаемость кинотеатров, потому что появляются они мгновенно, и кто-то предпочтет посмотреть бесплатно, а не идти в кинотеатр.

Лобков: Социологические исследования утверждают, что те, кто скачивает больше, и в кино ходит больше. Некоторые хорошие фильмы современных российских режиссеров идут в кинотеатрах по два дня, люди просто не успевают посмотреть.

Сельянов: Пожалуйста, через месяц после выхода фильма на легальном ресурсе… Возможно, некоторые из перечисленных вами фильмов, которые выходят небольшим тиражом, где нет коммерческого расчета  у продюсера на возврат денег кинотеатру, возможно, выложит  в сети и в тот же день, но сам, легально, и вы сможете на легальном ресурсе посмотреть.

Кремер: Мне хочется спросить о тех, кто может воспользоваться этим законом для того, чтобы закрыть сайт конкурента, сайт политического противника или насолить кому-то. Насколько закон в этом смысле опасен?

Сельянов: Я могу вам универсаме в вашу сумочку подбросить огурец, и вас на выходе…

Кремер: Да. И закон это позволяет сделать.

Сельянов: Эта ситуация скорее гипотетическая, что вам кто-то подбросит. Существует уже несколько законов, и гораздо мощнее подбросить кому-то пропаганду самоубийства, педофилию.

Кремер: А теперь появилась еще новая возможность.

Сельянов: Я не слышал, что были какие-то следствия.

Кремер: Подбрасывают, и следствия нет.

Сельянов: Значит, это не работает в том смысле, в котором вы говорите. Кроме того, это не простая процедура. Вы обязаны в суде, если вы недобросовестно разместили у кого-то что-то и подали в суд, вы через две недели должны в суде доказать.

Кремер: Сайт все это время закрыт.

Сельянов: Но потом убытки с вас взыщут, достаточно круглую сумму, и вы подумаете, наверное, несколько раз, прежде чем такие вещи совершать.

Кремер: Сыроват закон или нет?

Сельянов: Любой закон сыроват. Там есть неточность в формулировках. Там нет музыки и  книг, они должны там быть, надеюсь, что это скоро это произойдет.

Кремер: Скоро это когда?

Сельянов: По планам осенью.

Лобков: Еще одна странность, что все дела подсудны Мосгорсуду. Страна у нас огромная, не все продюсеры живут в Москве. Как вы думаете, судьи Мосгорсуда смогут разобраться в таком количестве дел, или из-за этого вала начнутся неформальные отношения с теми, кто подает заявления?

Сельянов: Я не думаю, что будет вал. Во-первых, продюсеров меньше, чем вы думаете. Их не так много за пределами Москвы и Петербурга.

Лобков: Правообладатели.

Сельянов: Да. Это первое обстоятельство, которое позволило нам согласиться с этим предложением законодателя. Во-вторых, те, кто находится во Владивостоке или Екатеринбурге, могут выдать доверенность, это не так сложно. Будет ли суд завален или не будет, увидим. Были такие опасения, мы не думаем, что так будет. Будем справляться, вставать в очередь. Мы не торопимся. Я готов ждать неделю, месяц. Мы ждали несколько лет, чтобы что-то изменилось.

Лобков: Есть такие эксклюзивные правообладатели, как РЖД, например, Государственный архив кинофотодокументов или Архив Красногорский. Раньше очень много советской хроники можно было посмотреть в ютьюбе. Теперь, наверняка, они станут предъявлять претензии, поскольку они являются правообладателями всей советской хроники. Зачастую многие люди не смогут получить нормального исторического самообразования, которое заключается в просмотре оригинальной хроники. Такие материалы будут убираться.

Сельянов: Вы это серьезно говорите? Я привел пример с вашим каналом. Вы показываете исторические хроникальные кадры, и зритель это смотрит вместе с рекламой. Ровно так же он будет смотреть это в сети.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.