Сергей Петров: внятной стратегии у Путина нет – остаются авторитетные тенденции

Здесь и сейчас
12 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Путинские идеи мы обсудили с нашим гостем студии – депутатом Госдумы от партии «Справедливая Россия» Сергеем Петровым.

 Зыгарь: Вы же тоже сидели в зале, внимали и не плыли при этом.

Сергей Петров: Все мы там плыли.

Писпанен: Все плыли?

Сергей Петров: Все плыли, потому что это уже довольно много раз и похожее послание.

Писпанен: Было очень много кадров, где люди, может быть, они так плывут, но делали они это очень часто с закрытыми глазами. Такое ощущение, что многие дремали, нет?

Зыгарь: Мне кажется, в тот момент, когда все неистово захлопали после предложения запретить чиновникам, сотрудникам госкорпораций и политикам иметь акции, активы и недвижимость за рубежом, я думаю, все должны были проснуться.

Сергей Петров: Все проснулись, все отчаянно хлопали, потому что думали, что вот как раз у моего соседа заберут все.

Писпанен: Хорошо, что у соседа корова сдохла?

Сергей Петров: Да.

Зыгарь: Скажите, что соседи на самом деле говорили?..

Сергей Петров: Подождите. Сначала по поводу хлопали, а то я забуду потом. Это очень важный симптом, потому что мы это каждый год слушаем и видно, что все больше и больше хлопают только впереди. То есть, меньше людей сзади верят во все это. Это очень интересное явление, его только на пальцах можно видеть, когда вы смотрите.

Писпанен: Ну, а вообще чаще хлопали или реже? Вот раньше всегда еще и подсчитывали количество аплодисментов, сейчас как-то уже надоело.

Зыгарь: Я насчитал 35.

Сергей Петров: 35.

Зыгарь: А в прошлом году Медведеву?

Писпанен: Мне кажется, должно было быть больше.

Сергей Петров: Я не считал, но слышно было, что просто смещается хлопанье все больше к первым рядам.

Писпанен: То есть, экстаза меньше?

Сергей Петров: Меньше. Что мне запомнилось. Вот в ваших комментариях совершенно не было политического. В начале все-таки надо посмотреть на основные вещи. Я бы так это озаглавил: Россия – цивилизованная страна, но!.. И дальше идет: вот мы строим политическую демократию, мы строим политическую конкуренцию, но так, чтобы она не развалилась, так, чтобы не было слишком того и того. Вот эти «но», в принципе, дезавуируют все, что было обещано. И поэтому я, например, делаю вывод, что в дальнейшем авторитарные тенденции не будут меняться.

Писпанен: Это же каждый год происходит и каждый год говорится одно и то же. То есть мало меняется по риторике.

Сергей Петров: Говорится да, примерно одно и то же, но нам приходится сейчас уже ловить на нюансах, вот эти «но» не уходят. Все-таки мы после протестов ожидали какого-то движения к политической конкуренции.

Зыгарь: Но при этом предложения о возврате к системе одномандатных округов.

Сергей Петров: Да. Это вроде бы прозвучало, если этот язык расшифровывать, что оно будет. Потому что второе прозвучало – «давайте подумаем» - значит,  не будет.

Зыгарь: «Давайте подумаем» - это про избирательные блоки. Блоков не будет, будет 200 партий в одном бюллетене.

Сергей Петров: Но вот самое опасное здесь для строительства гражданского общества – это вот эти «но»: «Давайте целостность страны поставим как табу». Кто будет определять, целость нарушается или опасна для нее, понятно - видимо, вся вот наша правящая партия или ее, скорее верхушка, что и является главной проблемой политической конкуренции.

Зыгарь: А вас порадовала вот эта его идея про возврат вот этой системы одномандатных округов?

Сергей Петров: Ну хоть что-то! Конечно.

Зыгарь: Вот политолог Александр Кынев сказал, что возврат к этой системе доведет долю «Единой России» до 70%.

Сергей Петров: Все может быть. Здесь знаете, такое двойственное чувство. Вот популярный депутат выставится, кандидат, победит и его смогут так прижать, но они используют вот эти «но», что он войдет туда, куда надо войти. Если беззастенчиво и бесстыдно использовать правоохранительные органы, использовать всякого рода угрозы или обещания, располагая возможностью бюджета, располагая возможностью того, что все люди, которые обязаны выполнять свои конституционные обязанности, подчиняются… Сами говорят: что нам еще делать незаконного? Это, к сожалению, пока сидит у нас в политической культуре. Это не вина даже этих людей. Это просто делают как им проще, как им быстрее и удачнее, удобнее совершить. Но вот то, что выстраиваются все во фронт и спрашивают, кого еще порвать мы готовы, не спрашивая, по закону это или нет, и никого не наказывая до сих пор, а значит, движения в этом направлении нет – эта тенденция говорит, что ближайший год пройдет в том же тренде.

Писпанен: Год?

Сергей Петров: До следующего послания.

Писпанен: Скажите, пожалуйста, если возвращаться к экономике, не было задано ни одного более-менее понятного экономического курса…

Зыгарь: Но при этом была фраза про то, что отхода от плоской школы не будет, потому что прогрессивка, как высказался президент, не подходит.

Писпанен: …И понятно, что многие бизнесмены не согласны с таким решением, с такой стагнацией в экономике, и ничего не меняется, все сидят на той же самой игле. А что касается как раз того, что на крючок посадят всех чиновников…

Сергей Петров: Подождите. Экономическая часть и коррупционная, несколько разведем их.

Писпанен: Ну, мне кажется, это все-таки одна…

Сергей Петров: В экономической части, по всей вероятности, будет сохраняться вот эта супермономольная экономика сырьевая и дальше углубляться. Потому что под разговор о необходимости уйти от сырьевой зависимости, каких-то конкретных дел я тоже не услышал. Надо разделять монополии, надо создавать, поднимать бизнес-климат в каком-то конкретном ключе – таких задач не ставится.

Зыгарь: Прозвучала фраза о том, что презумпции виновности бизнеса не должно быть.

Сергей Петров: Фраз вообще много прозвучало.

Писпанен: Да, и либерализация законодательства со стороны Медведева.

Сергей Петров: Наши фразы всегда так звучат, а потом «но». И все, можно на этом ставить крест. Движение в сторону либерализации буде только тогда, когда экономика после какого-то краха покажет отсутствие рабочих мест в реальных секторах. Как действует сейчас наша правящая партия - только когда их прижмет или протесты заставят давать какие-то обещания по выборам губернаторов или по регистрации партии, или экономическая ситуация заставить давать рабочие места. Пока таких явлений нет, больше акцент на вторую часть: давайте, посмотрим, чтобы это не превратилось там в беспредел такой со стороны экономических субъектов… Вот ничего внятного не услышал. Капитал продолжает утекать, экономика стагнирует и уходит в зону сырьевой, коррупция пока не снижается. Хотя какие-то действия делаются, но они более паллиативные. В целом демографическая ситуация, да, позитивна, но спросишь специалистов, они говорят: да это просто яма очередная, вернее всплеск такой был в 80-е годы, сейчас рожают – это тоже такая, рассчитанная на наивность аудитории.

Зыгарь: У нас как раз в эфире несколько часов назад был демограф, который объяснял, что всплеск вполне естественными причинами объясняется, а не усилиями государственной власти.

Сергей Петров: Поэтому мы можем констатировать, что послание было сделано для более простодушной публики Первого и Второго каналов, для того, чтобы получить еще время на, в общем-то, невнятную такую политику тактических действий по решению вопроса сегодняшнего дня без какой-то внятной стратегии. Что очень хорошо для людей, которые не знают, что делать, и очень плохо для людей, которые ответственны и понимают, что, вообще-то, ребята, мы под серьезнейшей угрозой.

Зыгарь: Скажите, за обещаниями начать борьбу с офшорами и борьбу с зарубежной собственностью чиновников не кроется начало какой-то новой кампании?

Сергей Петров: Что такое кампания? Для людей наивных, это мы сейчас запретим офшоры, но кроме тех, без которых никак нельзя. А реально нужно изменять весь юридический климат. Это сложнейшее вообще дело: суды независимые, быстрота решения, это уверенность, что у нас не одно право собственности действует. А офшоры, это что? Это умение разделять целый ряд сложнейших вопросов. А как решить человеку свою проблему, если у него две жены и трое детей от каждой, как им все это поделить? Таких тонких вещей наше законодательство не обеспечивает, споров таких сложных и честных не обеспечивает. Чтобы все это сделать, нужны кадры, нужно время и самое главное, без политической конкуренции это не произойдет.

Писпанен: Желание еще, наверное.

Сергей Петров: А желание дарят, когда тебя могут переизбрать. Когда во все это играют, вот как дети во врачей, - вот это не пройдет, это будет всегда обманом.

Писпанен: Большое спасибо, что пришли.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.