Сергеев: милиция не хочет искать пропавших детей

Здесь и сейчас
11 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня в горах Адыгеи спасатели нашли 10-летнего мальчика, пропавшего накануне. Он отделился от туристической группы.

К счастью, удалось найти и двухлетнюю девочку, которая пропала в Вологодской области. Ее нашли живой спустя сутки в двух километрах от дома, на болотах.

О потерянных людях и их поиске говорим с Григорием Сергеевым, координатором добровольно-поискового отряда "Лиза Алерт". Отряд называется в память о девочке, которую не успели спасти.

Зыгарь: Я так понимаю, что существование организации обусловлено тем, что те структуры, которые по роду их деятельности обязаны этим заниматься, не справляются, не могут, у них не хватает сил. Как вы можете оценить их усилия и ваши?

Сергеев: По-разному. В каждой ситуации по-разному. Мы растем, тренируемся, учимся, стараемся делать так, чтобы находить живыми. А что касается государства, там более-менее стабильно, мы к этому привлекаем внимание, но, в основном, это попытка замолчать, крайне малое участие, недостаточное для того, чтобы люди находились. Наверное, именно из-за этого нам пришлось объединиться.

Макеева: Мы сегодня упоминали социальные сети, как люди объединяются по разным признакам и интересам. У нас какая-то тема все время возникала в ходе программы. И можно было бы предположить, что в России и не так можно много сделать с помощью интернета, ввиду того, что он не везде, например, развит за Уральскими горами. Но я, насколько знаю, что именно ваш ресурс, он имеет необычайный успех. Вы достигаете, часто добиваетесь цели и очень успешно. Удивительно, как многое можно сделать с помощью интернета. Можно об этом пару слов?

Сергеев: Тут, наверное, вопрос. Интернет - это самый удобный инструмент просто. А вопрос в людях. Вопрос в том, что очень многие готовы тратить силы на добрые дела, на то, чтобы сорваться, поехать искать, отказаться от каких-то своих дел, работы.

Макеева: То, что таких людей много, вас это удивляло поначалу? Как вы сами к этому пришли? Как вы сами этим стали заниматься, лично?

Сергеев: Отвечу про много. Их немного, но с каждым днем их становится больше. Нам их не хватает. По поводу того, как сам. Такая же история как у всех: увидел в интернете объявление «пропал человек», пропала мама с мальчиком, мальчику было 4 года. Поехали, поискали, нашли.

Зыгарь: Поехали, поискали в лесу?

Сергеев: Да.

Зыгарь: То есть, вы специализируетесь на людях, которые заблудились в лесу? Специализируясь – это условное конечно слово.

Сергеев: Наш отряд старается заниматься, во-первых, детьми, потому что, например, за выходные дни в Подмосковных лесах пропадет там человек 10, минимум, грибников и физически у нас не будет сил осуществлять поиск. Поэтому мы выбрали тот возраст, который максимально, грубо говоря, зависим, который не сможет сам. Что может 5-летний ребенок в лесу? И какой еще вопрос был?

Зыгарь: Как вы отбираете тех людей, которых... Как вы узнаете о том, что вот такой-то ребенок в таком-то лесу?

Сергеев: Рассказывая везде о нас, форумы, блоги, в интернете, люди начинают узнавать, где-то из прессы. Недавно были поиски в Смоленской области с трагическим завершением, правда. Мы не успели, мы узнали позже, чем на самом деле, все закончилось. Там в журнале одном прочитала женщина о том, что мы существуем, позвонила. Но это был третий день, как позже выяснилось.

Зыгарь: Условно говоря, родственники пропавших в лесу ищут и начинают бить тревогу, и потом вы приходите?

Сергеев: Да.

Зыгарь: Есть ли какая-то между вами и правоохранительными органами координация, обращаются ли к вам они?

Сергеев: Да, конечно.

Зыгарь: То есть, какой-то такой зависти, ревности или пренебрежения с их стороны нет?

Сергеев: Пренебрежение. Вот смотрите, все от случая к случаю. В большинстве случаев у нас серьезные проблемы с взаимодействием. Это связано с желанием замолчать, с желанием не открывать уголовные дела по этим случаям. Потому что для нас - это чрезвычайная ситуация и мы приезжем в большом количестве, начинаем активно действовать, привлекать внимание к этой проблеме.

Зыгарь: Для них - это статистика.

Сергеев: Для них это не то, что статистика, для них - это проблема. Надо открывать уголовное дело, приедет прокуратура, будет проверять. Им это не нужно. Для них - это тяжелая работа. Зачем? Но все зависит от человека. Очень часто бывает другая картина, когда сотрудники помогают, сотрудники активнейшим образом действуют, привлекают большие силы. С таким мы тоже сталкивались на поисках. И люди знают, мы им благодарны, да и им самим приятно, когда получается найти человека. Но это не система. Система как раз в том, что реакции недостаточно. Реакция госорганов недостаточная.

Зыгарь: А бывает такое, что госорганы наоборот препятствуют, говорят, «это не ваше дело, мы этим занимаемся, выйдите из заграждения»?

Сергеев: Вы сейчас рассказывали про девочку, Вологда. Нам сказали, «людей хватает, все нормально, не надо». Но мы позвонили, узнали, «что случилось, расскажите?» - «Людей хватает». А вечером, насколько нам известно, милиция свернула поиски, а родители нашли в 5 утра девочку на болоте в 2 километрах от дома.

Зыгарь: То есть, родители сами нашли после?

Сергеев: Да, родители нашли сами, и им безумно повезло, что так получилось. Потому что, занимаясь этим вопросом регулярно, должен сказать, нужны силы сотен людей, если не тысяч, чтобы получилось. Слава богу, что так. А нам сказали: «У нас сил хватает, все нормально». И это сказали не родители, а как раз органы.

Макеева: Григорий, это очень прекрасное, очень благородное дело. Но вы же на что-то еще живете? Может, работаете где-то? Или вы теперь этому себя полностью посвятили?

Сергеев: На что-то живу.

Макеева: Чтобы вот так сорваться сразу куда-то ехать…

Зыгарь: Для того, чтобы путешествовать по этим областям, нужно какое-то финансирование. Кто финансирует организацию?

Сергеев: Добровольцы сами финансируют. У нас на сегодняшний день никакого финансирования нет. Это одна из проблем, потому что для эффективного писка нужно много оборудования. Навигаторы, рации, средства передвижения по сложной местности для доставки групп, средств и так далее. Эта проблема, но мы работаем без этого намного успешнее, чем это происходило до нас. То есть, до нас не искал никто, или искали ограниченными группами, знаете, когда появляются три сотрудника МЧС или два каких-то сотрудниками милиции, например, на поисках. Что они могут сделать, если перед ними гигантский лес в десятки квадратных километров?

Зыгарь: У вас есть специальная методология?

Сергеев: Да, у нас есть методики, мы их совершенствуем, разрабатываем, готовим учения. В том числе завтра у нас будет учение в Электростали.

Макеева: То есть вы теперь настоящий спасатель, вы занимаетесь только этим?

Сергеев: Нет, нет. Все работают, все живут на что-то.

Макеева: Скажите, а вы кто по профессии? Просто интересно.

Сергеев: Я предприниматель. Проблема добровольцев в том, что необходимо находить время и на то, и на другое. И получается, конечно же, отрывать от... У меня при этом страдает работа, например. У кого-то страдает еще что-то, у кого-то сон, у кого-то семья.

Макеева: У кого-то и то, и другое, и третье.

Сергеев: Ну, да. И чем нас будет больше, тем меньше мы все вместе будем страдать, потому что можно распределить задачи.

Зыгарь: Существуют еще организации, похожие на вашу, но независимые от вас?

Сергеев: Да, разумеется.

Зыгарь: То есть они уже по вашему примеру стали создаваться?

Сергеев: Они самостоятельные и по нашему примеру. Мы стараемся основную работу свою делать в Москве и Московской области. И вот, кстати, хотел сказать, что речь идет не только о поиске в лесу. А, например, есть еще такая проблема - убежавшие дети, проблемы в семье, что угодно. И эта проблема очень молодеет, они начинают убегать с 9 лет. Представляете, ребенок попадает на улицу, он вынужден искать еду, соответственно, начинается воровство, много дополнительных проблем. Высокий риск там просто какой-то катастрофы с этим связанной.

Макеева: Криминал какой-нибудь.

Сергеев: Криминал, да. И этой проблемой мы тоже занимаемся. Мы осуществляем городские поиски. И после возвращения ребенка домой, вот одна из самых больших проблем - это работа с семьей психологов. Это какая-то социальная задача государства и каких-то специальных служб государства. Потому что недостаточно вернуть ребенка домой, надо сделать так, чтобы он не…

Макеева: Они бегают и второй, и третий раз.

Сергеев: Да. А когда случится третий рецидив - это уже совсем другая личность, сломанная.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.