Сенатор Журова: это закон нужен тем волонтерам, которые хотят денег от государства

Здесь и сейчас
9 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Волонтером, то есть бескорыстным помощником страждущим, теперь может стать не всякий человек доброй воли. Для получения статуса добровольца нужно заключить договор с некоммерческой организацией, чтобы оформлять все транспортные и накладные расходы и проводить их через бухгалтерии.

Сегодняшнее предложение Совета Федерации предъявило к спешащим делать добро еще большие требования – они должны записаться в некий реестр.

Инициатор закона, член общественной палаты Дарья Милославская, предложившая концепцию после событий в Крымске, сегодня призналась: «мне известно, что от того текста, который написали люди, вовлеченные в волонтерское сообщество, мало что осталось». Скептические оценки высказали и многие активные участники волонтерского движения. У нас в гостях сенатор Светлана Журова, поддержавшая законопроект, и волонтер Олег Мельников.

Писпанен: Зачем добрые дела регулировать?

Журова: Есть некие добрые дела, которые действительно не требуется регулировать. Этот законопроект внесен только на отзыв правительства, в нем есть некие финансовые траты государства – по составлению и ведению реестра, по волонтерским книжкам. Он еще не внесен ни Советом Федерации дальше, его процесс – нулевое чтение. Чтобы мы внесли законопроект Советом Федерации, он должен получить официальный отзыв правительства. Все профильные министерства вместе с министерством финансов, которое подтвердит, что на это есть деньги, дают свой отзыв. После этого он идет в Совет Федерации, где Совет Федерации рассматривает его на своем заседании. И только после этого мы можем его внести в Госдуму.

Лобков: В Крымске справлялись без реестров, книжек…

Журова: В Крымске и дальше можно справляться с этим абсолютно без книжек. Это имеет отношение только к тем волонтерам, которые хотят, чтобы им оплатили расходы. Это необязаловка. В законе есть пункт, что деятельность волонтеров может обеспечиваться как организованными организациями и финансироваться государством, так и добровольно, спонтанно. Уже в этом законопроекте он есть. Я его только сегодня увидела. Мы вернулись с каникул, я сегодня его читала и могу сказать, что там точно есть пункт, говорящий о том, что можно заниматься волонтерской деятельностью как в свободном режиме, так и организованными организациями, которые уполномочены этим заниматься. В чем есть момент? В страховании. Надо понимать, что есть опасные ситуации, когда ребята разгребают завалы, например. Если они будут не застрахованы, это неправильно. Если с ними что-то случится, кто будет нести ответственность? Поэтому на волонтера, проходящего регистрацию, заводится страховка в том числе. Волонтер знает, что если что-то случится, он окажется в медицинском учреждении, ему окажут помощь. Буквально перед Новым годом мы приняли законопроект, где уже спортивные волонтеры были урегулированы не только в рамках Олимпийский игр Универсиады, а вообще всех мероприятий, которые проводятся в спортивном режиме.  

Писпанен: Олег, вы как волонтер согласны были бы проходить регистрацию, заводить книжки?

Мельников: Мне не совсем понятен смысл всего этого. Если речь о медицинской страховке, то у нас и так у каждого человека есть медицинская страховка.

Журова: В другом регионе она не распространяется.

Мельников: Почему?

Журова: Это дополнительно. Могут произойти вещи, не предусмотренные этой страховкой.

Мельников: Что, например? Любая экстренная помощь бесплатна для любого, даже негражданина РФ. В Крымске власть показала свою полную импотенцию.

Журова: Почему?

Мельников: В работе с населением.

Журова: Почему? Я знаю, что завалы разгребли 20 тыс. волонтеров, которые не регистрировались, не кричали нигде, просто делали свою работу. И ваши волонтеры делали очень важную и нужную работу. А вы знаете, что все тренеры и люди, относящиеся к спорту, разгребали Детскую юношескую спортивную школу. В этой ситуации власть не может все сделать. Правильно, что пришли на помощь волонтеры. Это здорово.

Мельников: Почему нельзя было солдат на второй день ввести?

Журова: Вопрос не ко мне. Вы помогли, вы молодцы, это было здорово. Ваша функция была очень нужной и важной, и я хочу сказать спасибо за это – была сумасшедшая связь с населением. Не могло в этот момент государство организовать этого. А волонтеры были психотерапевтами. Они были людьми, которые могли разговаривать с населением, и оно их слышало.  

Лобков: Вам бы помогла книжка или реестр?

Мельников: К моему большому сожалению, власть показала свое наличие по отношению к волонтерам, наверное, на восьмой – десятый день, когда они выпустили позорное постановление о том, что мы мешаем жителям отдыхать и гулять в парке, и попросили в течение 24 часов покинуть помещение центральной площади. Мы собрали 200 подписей мимо проходящих людей о том, что мы никому не мешаем. Мы попросили их объяснить, почему они нас пытаются выгнать. Первое их объяснение было то, что против нас местные жители. В ответ местные жители хотели убрать администрацию. Потом они сказали, что есть угроза терроризма. Потом эпидемия и прочее. Мне кажется, власть испугалась волонтеров.

Писпанен: Вы считаете, это законное продолжение того, что происходило в Крымске?

Мельников: Думаю, да.

Лобков: Светлана, есть еще понятие анонимного волонтерства.

Журова: Он может это делать так же, как делал раньше. Объясню. Вот, например, даже у ребят возникли вопросы. Им нужно обеспечить одно-второе-третье…

Мельников: Мы сами это обеспечивали. Наш склад сдавал больше продовольствия, чем любой другой госсклад МЧС.

Журова: Я не хочу обсуждать тему с парком. Алена Попова и ребята другие спокойно жили рядом с МЧС-овцами в этом лагере.

Мельников: Вы сколько там жили?

Журова: Сутки.

Мельников: А я десять дней. На этом поле невозможно было – с утра палило знойное солнце. Парк – это единственное место, где были какие-то условия. Можете спросить у любого волонтера.

Журова: Должны быть комфортные условия только? В парке ходят, там была конкретно не очень хорошая эпидемическая ситуация. Это надо понимать.

Мельников: В десяти метрах стояли МЧС-овские палатки, совершенно пустые.

Журова: Мы сейчас будем обсуждать совершенно неправильную ситуацию. ЧС – это ЧС, это имеет отношение ко всем. Это ответственность государства, в том числе за волонтеров. Ни в одной стране мира волонтеры, которые приезжают на ЧС, не выступают там неорганизованной организацией. Потому что это серьезное дело. Если люди приехали туда добровольно, они добровольно и вступают в отношения с государством, помогая ему.

Лобков: Зачем нужен закон?

Журова: Во-первых, есть уполномоченный орган, который должен заниматься политикой волонтерства.

Лобков: НКО должно пройти регистрацию?

Журова: Оно может существовать и без регистрации. Если оно хочет получить некую государственную поддержку, тогда да. Например, даже обеспечение формы.

Писпанен: Какой орган должен заниматься обеспечением волонтерского движения?

Журова:  В данный момент времени правительство определит это. Закон просто говорит, что должен быть уполномоченный орган, который правительство установит.

Писпанен: А какой?

Журова: Это вопрос к правительству, не ко мне. Это вопрос обсуждений, кто это будет.

Возможно, это будет межведомственная комиссия.

Писпанен: Многие обращают внимание на то, что этот законопроект может быть продолжением закона об НКО.

Журова: Это что значит?

Писпанен: Могут появиться «правильные волонтеры» и «неправильные»…

Журова: Я знаю, что ребята, которые хотели поехать в Крымск, были готовы бескорыстно помочь государству, но за свои деньги им было тяжело ехать. Если бы эти волонтеры были бы зарегистрированными, государство могло бы выделить им деньги на проезд.

Писпанен: Это тогда уже не волонтерство.

Журова: Почему не волонтерство?

Писпанен: Волонтер – человек, который хочет делать добрые дела и не просит за это денег.

Журова: Он бесплатно и будет делать, только он приедет туда за деньги. Ничего страшного в этом нет.

Мельников: На самом деле добирались мы очень сложно, два дня почти.

Писпанен: Вы бы хотели получить за это деньги от государства?

Мельников: Зачем? Мне непонятно, зачем получать деньги от государства на проезд. Мы оперативно консолидировались с движением «Наши», которое очень оперативно нашли пусть не самые лучшие автобусы.

Журова: Если государство здесь поможет, что плохого? Оно даже эти «пазики» даст вам.

Мельников: Вы очень хорошо говорите, я бы с удовольствием вас слушал. Но дело в том, что я звонил в несколько структур: в общественную палату, еще куда-то, - и спросил, могут ли они отправить около 50 человек, готовых прямо сейчас ехать в Крымск. И там стали мяться. Потом со мной связалась девушка из движения «Наши» и предложила автобусы. Потом, как я узнал, удалось с помощью других людей организовать покупку билетов. Больше оказалось людей, сопричастных к трагедии. Думаю, что любая волонтерская помощь не должна ни регулироваться государством, ни спонсироваться им. Потому что это исключительно воля человека.

Журова: Все правильно, но автобус могло бы дать государство. Ребятам не надо было бы мучиться искать. Они приехали бы и работали бы бесплатно, но автобус бы им организовали.

Мельников: Почему без этого закона нельзя было это сделать?

Журова: К сожалению, бюджетные деньги не могут так тратить. Человека посадят, если узнают, что он просто дал автобус.

Писпанен: Волонтеры говорят, что им не нужны бюджетные деньги.

Мельников: Почему на выборы автобусов нашли кучу, Москва вся была в автобусах, а волонтерам доехать до Крымска не нашли автобусов без закона.

Журова: Есть другие фонды и другие дела. Например, спортивные волонтеры вообще без закона не могут, это точно. Их заставят платить за экипировку, их государство заставит по закону платить за это, потому что они прибыль получили. Есть нюансы, которые точно надо регулировать законом. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.