Шенген под вопросом. Как теперь путешествовать по Европе.

Австрия вернула контроль на границе
Здесь и сейчас
15:34, 17 января
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Лола Тагаева

Комментарии

Скрыть

 

Австрия временно ограничила действие Шенгенского соглашения: по словам канцлера страны, всех прибывающих ждут тотальные проверки на границе. Об этом в субботу, 16 января, в интервью газете Oesterreich сообщил федеральный канцлер Вернер Файман.

 

Канцлер Файман подчеркнул, что Шенгенские правила в Австрии «временно аннулируются»: если Евросоюз не может защитить внешние границы, то безопасность Шенгенской зоны остается под вопросом. В таком случае «каждая страна должна сама контролировать свои национальные границы».

Ранее Швеция объявила о введении контроля документов на своих границах, а Берлин  исключил, что в будущем Германия закроет свои границы. президент Еврокомиссии Жан‑Клод Юнкер заявил, что государства — члены ЕС «не справились» с кризисом мигрантов.

Действительно ли Шенген под угрозой, и что будет с Евросоюзом, Дождь спросил у ведущего научного сотрудника Сектора политических проблем европейской интеграции отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Александра Кокеева.

 

Тагаева: Как вы думаете, что все-таки означает это для шенгенской зоны? Такое решение австрийских властей.

Кокеев: Во-первых, надо сказать, что подобные меры уже введены некоторыми странами, в частности, скандинавскими, например Дания (которая уже это осуществляет) заявила на днях, что она до 3 февраля продлевает такие ограничения. То же самое в Норвегии, до середины февраля намечен такой же режим, к которому сейчас прибегает Австрия. То есть к введению полного контроля там, где Шенгеном это не предполагалось. Хочется думать, что мера временная пока что, и насколько можно понять, австрийцы так считают. Но действительно, проблема очень сложная, проблема, которая для австрийцев заключается в так называемой цепной реакции, очень связанной с Федеративной Республикой Германией. Можно сказать для сравнения, конечно, страна маленькая, и для нее это очень много, что если Австрия 90 тысяч приняла в минувшем году, в этом должна где-то 120 тысяч принять, попытаться принять, то Германия приняла 1 миллион 100 тысяч. И сейчас там проблема на границе, австрийско-баварской, где от 200 до 300 человек ежедневно пытаются пересечь границу, например, границу с Германией, в транзитном направлении, в направлении к Скандинавии. Немцы это сейчас отменили и запретили, только того принимают, кто имеет шансы у них получить политическое убежище. Как только это сделали немцы, в Австрии началось еще больше проблем на границах. То есть в какой-то степени понять можно проблемы с цепной реакцией, но я бы вообще говорил не столько об этих конкретных мерах, которые вполне возможно уже через 2-3 недели будут отменены, если удастся им с этим совладать, как о проблеме в целом. Если дальше пойдут вопросы, в частности, проблемы, вставшие с неготовностью европейского сообщества совместно это решать, всем участвовать, разделять бремя ответственности и вырабатывать какую-то общую политику.

Тагаева: А что все это означает для сохранности Евросоюза? Мы видим разделение уже на границах, и какие-то разные политики в отношении к мигрантам. Что это значит для Евросоюза сейчас?

Кокеев: Да, это очень серьезные проблемы для Евросоюза. И вы сами упомянули в первом вопросе господина Юнкера, возглавляющего Еврокомиссию. Он сказал, что если действительно будет поставлен Шенген под вопрос, пока что я бы так не формулировал, что он под вопрос поставлен, пока что это какие-то меры, необходимые для контроля на границах. Шенген — это несколько иное, в частности, обладающий шенгенской визой человек может остаться в любой стране Шенгена из 180 дней на 90, виза какой бы страны у него ни была, и это совершенно не меняется, меняется контроль для тех, кто ищет политическое убежище или является беженцем. Но действительно проблемы колоссальные. Юнкер сказал, что это может вызвать крах евро, поскольку полный отказ от Шенгена в ЕС означал бы и невозможность сохранять единую валюту. Это означало бы миллиардные затраты новые только на пограничные все дела, это означало бы многомиллиардные проблемы с возможно вспыхнувшей по этим причинам безработицей в отдельных странах ЕС, то есть об этом можно рассуждать долго, как о действительно кошмаре для европейского сообщества. Пока что я бы рассматривал это как меры по преодолению очень-очень серьезного кризиса, только этих мер недостаточно. Но нельзя забывать, что помимо проблем границы, контроля, отсылки, есть проблемы с тем, что целый ряд стран, таких даже больших стран, как Польша, я уже не говорю о Словакии, Словении, Чехии, они просто отказались принимать, они просто отказались какую-либо долю своих расходов, своих усилий на себя брать. Поэтому, когда, скажем, мы говорим о проблемах Германии или Австрии, Меркель, которая сейчас подвергается колоссальной критике, то нельзя не видеть, что это еще и проблемы, которые просто упали на эти страны в силу отказа других стран от участия.

Тагаева: Насколько будет затруднено, как вы думаете, перемещение между этими странами для всех остальных людей?

Кокеев: Очень трудно гадать, я сам пока не знаю. Как мне представляется по сегодняшнему положению дел, это просто возврат к тому, что каждый из нас, если у кого-то из нас шенгенская виза, просто покажет паспорт. И поскольку он куда-то едет, в отель или на конференцию, он проедет дальше. Это было уже и до Шенгена, но до Шенгена надо было визу каждой страны иметь. Пока что я не знаю, пойдут ли австрийцы на то, чтобы просто любой, въезжающий в Австрию, их визу получал. Я пока этого не нахожу, я нахожу как усиление контроля, как контроль каждого, любого, пересекающего границу. Пока так.

Тагаева: В таком случае, стоит ли опасаться увеличения очередей на границах и прочего дискомфорта?

Кокеев: Вполне возможно. Хотя все-таки я достаточно верю в хорошую европейскую организацию. Мне пришлось во время самого-самого наплыва беженцев быть на мюнхенском вокзале, где их встречали, как у нас описывалось, говорилось, очень гостеприимно и в огромных количествах. Не мешало это ни пройти к своему поезду, никакой толпы, толкучки не создавало. Все это, конечно, нагрузка на полицейские силы, на какие-то чиновничьи силы по регистрации, по распределению, переводчики, безусловно. Может быть, конечно, и очереди несколько увеличатся, чтобы просто показать паспорт, как я сказал. Можно всего этого ожидать, проблема колоссальная.

Тагаева: Однако в целом нельзя считать слова главы Комитета по международным делам Алексея Пушкова о том, что заявление австрийских властей — это приговор Шенгену, справедливыми, и, может быть, это все-таки пока еще преувеличение.

Кокеев: Насколько мне удалось посмотреть само заявление, там все-таки нету такого, что это приговор Шенгену. Я понял заявление, как, это ставит под вопрос Шенген. Под вопрос это ставит, если к подобным мерам перейдут еще больше стран, если не откажутся уже принявшие, и если действительно Шенген будет нарушен, как таковой. Я говорил, что он не просто в показе паспорта с шенгенской визой и, пожалуйста, иди. Тогда нарушение Шенгена — это введение визового режима стран. Пока просто я этого не вижу. А иногда просто интерпретация тех или иных заявлений или сами заявления, к сожалению, бывают такими, что потом приходится несколько корректировать. Я уже очень много заявлений, как политолог, слышал о крахе доллара, и два, и три, и пять, и семь лет назад. И пока что, может быть, к сожалению к нашему с вами, но наблюдаю крах несколько других валют, не доллара, скажем. Слышал я и о крахе евро, во время еврокризиса, очень крупными людьми, с большими должностями и именами, что Греция — это начало эффекта домино, отказа от евро. Удалось преодолеть, удалось спасти. Ценой немалых усилий, колоссальных вливаний. Ничего еще совсем не снято с повестки дня, но, тем не менее, вопрос о евро, как единой валюте в Европе, сегодня не стоит. И мы с вами говорим о Шенгене, а не о евро пока что.

Тагаева: Ну что ж, спасибо большое за внесенную ясность. С нами на связи был Александр Михайлович Кокеев, ведущий научный сотрудник сектора политических проблем европейской интеграции Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН.

 

Фото: Markus Schreiber / AP

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.