Салих: "Мы не будем использовать террор"

Здесь и сейчас
27 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Еще в одной стране бывшего СССР может начаться революция. Будет ли она бархатная или не очень — пока не ясно. В Берлине прошла объединенная конференция узбекской оппозиции. И ее участники настроены решительно. Впервые объединились демократический, национальные и умеренно-исламские движения и партии.

Единый фронт говорит о свержении режима президента Ислама Каримова, по возможности — бескровном.

Наш обозреватель Орхан Джемаль рассказывает, на что готова узбекская оппозиция и ждать ли переворота.

Джемаль: Действительно узбекские оппозиционеры съехались со всей Европы, и не только с Европы – там были делегаты с Канады. Съехались в Берлин, и вот в таком вот мирном Берлине, где колесят велосипедисты, подобно тому, как вы сегодня сюда приехали, собрались оппозиционеры, которые решали, что сделать с Каримовым и вообще, как быть с Узбекистаном. Лидером этих людей стал глава партии «Эрк» один из старейших оппозиционеров Узбекистана Мухаммад Салих. Я сделал с ними небольшое интервью.

Салих: Сейчас у людей уже нет того страха, мы уже не дадим Каримову, чтобы он повторял Абиджан. Каримов силен был против безоружных женщин, стариков. Каримов безнаказанно расстрелял именно безоружных людей. Мы не будем использовать террор, но мы будем защищать себя всеми самыми эффективными способами. Ресурсы сейчас у нас есть, их стало больше, потому что люди уже начали надеяться. Появились люди – это новое поколение – можно сказать, среднего бизнеса, не миллиардеров, не самых богатых, средний бизнес уже интересуется нами.

Джемаль: Довольно решительно.

Макеева: Средства он имел в виду человеческий ресурс или финансовый?

Джемаль: Нет, имеются в виду деньги, я спрашивал его о финансовой стороне вопроса. Люди настроены довольно решительно, хотя, честно говоря, у меня есть некоторое сомнение. Потому что ни в Египте, ни в Ливии, ни в Сирии, нигде, где происходят свержения режима менее силовые, более силовые заведомо, заранее об этом не объявляют и так вот не пиарят, мол, вы знаете, мы заговорщики. С другой стороны, надо отметить, что незадолго до этого съезда Ислам Каримов, президент Узбекистана, совершил серию международных поездок. Начинал он с поездки в Брюссель, по-моему, в январе этого года, где встречался с Баррозу. И почти везде одной из тем разговора была просьба не поддерживать узбекскую оппозицию. То есть в Узбекистане, как раз в отличие от меня, к Мухаммад Салиху относятся серьезнее.

Казнин: Недавно, буквально на днях начались скандалы с двумя дочерьми Ислама Каримова, причем за границей, во Франции. Было привлечено внимание прессы к тому, что происходит внутри страны. Одна из дочерей подала в суд на французских журналистов, сразу же появились статьи, стали говорить о том, что происходит там. Можно связать эти две истории?

Джемаль: Я бы не стал связывать просто потому что обе дочки Каримова – это звездные девушки, которые занимаются одновременно светской жизнью, политикой, бизнесом, и время от времени с ними вообще происходят скандалы, как со многими такими детьми известных богатых и влиятельных родителей, которые ведут довольно активную светскую жизнь. Это бывает.

Казнин: Журналисты французские, тем не менее, как раз привязали все то, что они делают за границей, их благотворительную деятельность с действиями их отца внутри страны. Что якобы политические заключенные сидят в тюрьмах, а они за рубежом поддерживают борьбу против СПИДа, например. А люди, которые занимались этой же борьбой внутри страны, преследуются.

Джемаль: Скажем, Гульнара Каримова является президентом общества российско-узбекской культуры, и в рамках этой деятельности она много хорошего сделала. Она проводила какие-то мероприятия. Но с другой стороны, когда говоришь с бизнесменами в самом Узбекистане, там несколько о других вещах, которые делала Гуля Каримова, вспоминается.

Макеева: Да, у бизнеса совсем другие о ней впечатления, насколько я понимаю. Пока мы тут сидим, с пометкой «срочно» информационные агентства передают заявления Дмитрия Медведева. В частности, он сказал, что Россия не будет принимать Каддафи. Его будущее можно будет обсуждать только после его ухода.

Джемаль: Каддафи же просто предложили покинуть свой пост в обмен на право беспрепятственно выехать, скрыться и где-то дальше жить. Дмитрий Медведев успел сказать – только не у нас, только не у нас.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.