С самолетами не вышло – строим дирижабли

Здесь и сейчас
4 сентября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Инженеры и механики строили модели летательных аппаратов тяжелее воздуха, конструировали дирижабли и подводные лодки». Идеалами Жюля Верна вооружились российские покорители неба. В правительстве разработали новую программу по развитию авиапрома до 2025 года.

Из этой программы следует, что в ближайшее время в России построят огромный транспортный дирижабль, грузоподъемностью 10 тонн. Причем, если верить источникам в оборонной отрасли, работы по созданию такого дирижабля уже ведутся. А всего России необходимо 200-250 таких летательных аппаратов.

В Соединенных штатах и в Евросоюзе дирижабли – далеко не прошлый век. Там и сейчас активно используют их для грузовых перевозок, в первую очередь, благодаря способности дирижаблей взлетать, садиться и доставлять грузы на необорудованные площадки.

О дирижаблях в современной авиации мы спросили у Михаила Талесникова – вице-президента холдинга «Авгуръ Рос АэроСистемы» – единственного в России производителя дирижаблей.

Писпанен: В российских реалиях нам  нужны таких 250 аппаратов, и как их можно применять?

Талесников: Их нужно значительно больше. За Уралом нет наземной и транспортной инфраструктуры, поэтому освоение идет медленно. Это большая проблема, и она связана с транспортом. Дирижабль может стать инструментом, который присоединит большие территории к экономической истории страны и всего мира.

Казнин: Почему до сих пор они не производились в промышленных масштабах?

Талесников: Дирижабли, которые делались в 30-е годы прошлого века, когда летали между континентами, никогда не были грузовыми. У дирижабля в классическом понимании есть много слабостей: чувствительность к сильному ветру, необходимость серьезной наземной инфраструктуры, чтобы его содержать. Современная  технология и материалы  позволили вылечить аппарат от этих болезней, сохранив основные преимущества дирижабля, то есть невысокую стоимость, и одновременно позволяют эксплуатировать их без принятия балласта сухого или жесткого и без наземной инфраструктуры.

Писпанен: Сколько времени займет путешествие  из Санкт-Петербурга в Москву?

Талесников: Примерно часов 10. Планируемая скорость дирижабля - 140-180  км в час. Это большие машины, и скорость их враг.

Казнин: Сколько заработает тот, кто будет производить дирижабли для государства?

Талесников: Сложно сказать, это зависит от того, насколько он ловко будет работать. Но точно экономика полета дирижабля будет выгодной для потребителя, для компании оператора, стоимость часа и момент лета груза будет значительно меньше, чем при использовании других авиасредств. Я надеюсь, что РЖД нас поддержит, потому что мы им дадим новый толчок. За Уралом есть пару железнодорожных магистралей, и вся остальная территория, миллионы квадратных километров, не покрыта ветками. Имея аппараты, сможем доставлять колоссальное количество грузов, дав толчок жизни этим веткам.

Казнин: Им нужна госкорпорация?

Талесников: Я так не думаю. Нужна воля, стремление, чтоб их построить. Аппараты будут построены, докажут свои летные качества. На Западе этому уделяется серьезное внимание.  Неделю назад я вернулся с конференции с города Анкареш, ее проводил  Исследовательский центр Эймса (НАСА), конференция называлась «Грузовые дирижабли северных территорий», собрались такие компании как «Lockheed», «Boeing». Все они  занимаются этими проблемами.

Писпанен: Они производят дирижаблями?

Талесников: Они реализуют проекты.

Писпанен: У вас впервые такое, когда вы занимаетесь проектом, и вдруг им интересуется государство, правительство?

Талесников: У нас есть сотрудничество с Минобороны по особым моделям дирижабля. Есть контакты с Минпромторга, различные программы, в том числе программы авиастроения 20-25 - это все обсуждалось через государство. Мы общаемся с министерствами и продвигаем идеи.

Писпанен: Вам не кажется это смешной исторической спиралью?

Талесников: Нет, мы за последние 10 лет создали три типа пилотируемых дирижабля. Мы их спроектировали, построили и сертифицировали. И они летают.

Писпанен: Минусов вообще нет?

Талесников: Минусы всегда есть, но плюсов намного больше. Просто всегда нужно находить баланс.

Казнин: Сколько в год можно производить дирижаблей?

Талесников: Это зависит от того как создать индустрию.

Казнин: Сейчас индустрии нет?

Талесников: Ближайший прицел это мелкосерийное производство, которое будет характеризоваться десятками машин в год.

Казнин: Ближайшее - какое время?

Талесников: Аппарат будет создан в течение 4-5 лет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.