С овечкой Долли все понятно, а с мамонтенком - нет

Здесь и сейчас
25 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Всю неделю продолжалась битва за мамонтенка, найденного в декабре минувшего года в Якутии.
Вначале было объявлено, что Северо-восточный университет Якутии заключил договор о клонировании ископаемого животного со скандально известным южно-корейским генетиком Хван У Суком, в прошлом уличенным в фальсификациях результатов и растрате государственных средств. Позже информагентства распространили сообщения, что якутского шерстистого мамонта будут клонировать японские специалисты из университета Кинки. Почему за это бесполезное ископаемое так борются и можно ли в принципе воскресить вымерших животных? В гостях в студии телеканала Дождь старший научный сотрудник Института Общей генетики Светлана Боринская.

Лобков: Светлана, здравствуйте. Почему идет такая война именно из-за этого мамонта?

Боринская: Потому что люди обычно очень любят смотреть на мамонтов. Когда была выставка в Японии, то мамонтёнок из России собрал, наверное, рекордное количество посетителей. Поэтому столько внимания уделяется новым находкам. 

Лобков: Именно японцы почему-то. Там и томограммы делают и специальные томографы создают, чтобы туда можно было целого мамонта поместить. Откуда такой интерес?

Боринская: Просто в Японии есть соответствующая техника и там доступны исследования. На самом деле, в России тоже можно проводить исследования, хотя, может быть, не все методы здесь доступны, но есть очень сильные специалисты. 

Лобков: Светлана, попытки клонировать - я не говорю сейчас о личности южнокорейского доктора, который был пойман на том, что не клонировал собаку, а только заявил об этом - можно ли, теоретически, клонировать мамонта?

Боринская: Здесь не следует путать два термина клонирования. Есть клонирование ДНК и это, безусловно, возможно: воспроизвести кусочки ДНК из мамонта, размножить их существующими методами и прочесть, что там записано. Если же речь идет о клонировании животного - как овечки Долли - это пока что невозможно для мамонта. 

Лобков: Почему?

Боринская: Для того, чтобы животное смогло жить, нужно чтобы вся его ДНК была целая, а у мамонта - это же древние образцы - ДНК очень сильно разрушено, фрагментировано. Пока что нельзя из таких обрывков собрать живую работающую молекулу. 

Лобков: Ученые Пенсильванского университета, тем не менее, сообщают о том, что прочитано около 70% генома мамонта. Может, эти кусочки можно склеить по пересекающимся последовательностям и получить хромосомы мамонта?

Боринская: Да, можно склеить. Но ошибок будет столько, что она не будет работать. Пока что удалось склеить только ДНК бактерий, чтобы она заработала. Согласитесь, что мамонт и бактерия - разный масштаб.

Лобков: Ну, предположим, что найдутся клетки, в которых будет полное ДНК. Вот тогда получится?

Боринская: Это невозможно. ДНК, при хранении, даже за 20 лет, даже за год - если ее хранить в морозильнике в лаборатории - фрагментируется, она разрушается. И все это надо чинить. 

Лобков: То есть, мы можем говорить о каких-то других мотивах в этом буме вокруг клонирования мамонта, которые, возможно, связаны, извините за выражение, с "распилами бюджетов"?

Боринская: Может быть, с саморекламой, может быть - это единственное рациональное зерно - это связано с разработкой технологий клонирования, которые, возможно, в светлом будущем, станут реальными. 

Лобков: Если все-таки предположить, что какую-то клетку мы найдем, то кто выносит этого мамонта?

Боринская: Теоретически, слониха - как наиболее близкий вид. Но я еще раз повторяю: найти клетку - не значит найти жизнеспособную клетку. Пока что - технически - сделать эту клетку жизнеспособной невозможно. 

Лобков: А вообще какое-нибудь вымершее существо было клонировано, то есть возвращено к жизни?

Боринская: Да. Но это было растение. 

Лобков: Разновидность смолёвки.

Боринская: Да. Это были растения, которые около 300 тысяч лет пролежали и технологии позволили создать живое растение. Оно оказалось отличным от современных, растущих в той же зоне. Были выращены растения из семян, найденных в гробницах фараонов. Но это совсем другое дело. Это растения, это другие технологии. 

Лобков: Существует ли возможность, прочтя геном мамонта, найти те гены, которые отличают его от слона. Допустим, устойчивость к холоду, повышенная волосатость. И генетически модифицировать слона таким образом, чтобы у него появились ключевые признаки мамонта?

Боринская: Да. Прочесть эти гены совершенно возможно. Это уже делается. Определить, какие из них оказались существенными для жизни в холодном климате, тоже возможно. Но это не полное воссоздание мамонта таким, каким об был. Это, пока что, технически недостижимо. 

Зато мы можем очень много узнать о том, какие были мамонты. На самом деле, не только мамонты жили в то время, но еще были и шерстистые носороги, и разные другие животные. Им почему-то уделяют меньше внимания, но они не менее интересны, чем мамонты.
 
Лобков: Просто потому, что о них не снимают мультфильмы. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.