С кем на выборах в Мосгордуму придется бороться Навальному – и с «Единой Россией», и с кандидатами Прохорова

Здесь и сейчас
15 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Грядущие выборы не по партийным спискам обсудили с лидером фракции «Единая Россия» в Мосгордуме Андреем Метельским и главой московского отделения партии «Гражданская платформа» Михаилом Вышегородцевым.

Таратута: Мой первый вопрос к вам, Андрей. Правильно ли мы понимаем (мы задавали этот вопрос вашему коллеге по партии), что нынешние решения – и партийные, и, очевидно, кремлевское (потому что такое решение о паритете голосов и в данном случае о монополии одномандатников по Москве принималось, очевидно, в администрации президента) – говорит  буквально о конце бренда партии «Единая Россия»?

Метельский: Не спешите так быстро хоронить «Единую Россию». Я могу сказать, что-то не так. Более того, решение принималось фракцией «Единая Россия», московской городской организацией партии «Единая Россия». Конечно, мы советовались со своей головной партией о том, чтобы дать подобные поправки в избирательный закон города Москвы. Но на самом деле хочу сказать, что это выверенная позиция. Она выверена временем. Потому что «Единая Россия», московская городская партийная организация, достаточно давно участвует в выборах, и мы прошли все системы избирательные: и одномандатные системы, когда выборы проходят по мажоритарным одномандатным округам, и смешанные системы, когда выборы происходят по одномандатным округам и по спискам, и вот теперь, наверное, уже попробовав и то, и другое, мы остановились на одномандатной системе. Сегодня эта система лучше для Москвы, для москвичей. Мы смотрели как раз те сюжеты, которые показывали, в них выступающие очень правильно говорили: на сегодняшний день, наверное, депутат-одномандатник лучше знаком с ситуацией на территории, лучше знаком с избирателями, он более понятен избирателям.

Дзядко: Во всех комментариях, которые можно было сегодня услышать – дескать, «Единая Россия» знает свой результат в Москве в 2011 году в декабре на парламентских выборах, знает, что этот результат ниже, чем в среднем по стране, и боится, что если пойдет под брендом «Единая Россия», то этот результат повторится. Поэтому будут эти самовыдвиженцы: либо самовыдвиженцы как Сергей Собянин в мэры Москвы, либо, например, под эгидой «Народного фронта».

Метельский: Ничего подобного. Не надо путать выборы мэра Москвы и выборы, в которых участвует партия «Единая Россия». Ведь по одномандатным округам могут выступать кандидаты, выдвинутые «Единой Россией». Могут выступать самовыдвиженцы, а могут и выступать представители других политических партий, которые выдвинуты этими политическими партиями.

Таратута: Посмотрим, станут ли они кому-нибудь рассказывать и писать на своих агитационных плакатах, что они члены «Единой России». Мы все это увидим, кампания скоро.

Метельский: Если вы меня спрашиваете, я буду. Я вам обещал.

Таратута: Маленькими буквами?

Метельский: Почему? Я могу и большими написать. Меня это никак не расстроит.

Дзядко: Вы и ваша партия неоднократно говорили, что готовитесь к московским выборам стопроцентно одномандатным. Теперь мы знаем, что именно так эти выборы и будут выглядеть. Для вас это, скорее, хорошо, или, скорее, плохо?

Вышегородцев: Для нас это очень хорошо. Я, отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что я не сомневаюсь, что кандидатами в депутаты от «Единой России» будут выдвинуты все 45 одномандатных округов. И они все будут кандидатами от «Единой России». То есть вы увидите на всех 45 избирательных округах кандидатов от «Единой России». В этом я не сомневаюсь.

Дзядко: Тут вопрос был не в том, будут ли кандидаты.  А в том, будут ли эти кандидаты всячески педалировать, что они из «Единой России».

Вышегородцев: Будут ли они избраны или не будут избраны…

Таратута: Само решение 45 человек-одномандатников говорит о том, что не будут. Просто простая политическая логика.

Метельский: Решение за избирателем.

Вышегородцев: Решение за избирателем, я, безусловно, здесь поддерживаю коллегу. То, что будет выдвинуто 45 кандидатов от «Единой России», - не сомневаюсь. Точно так же, как будут выдвинуты 45 кандидатов по одномандатным округам от Алексея Навального, как он заявил. И мы готовимся также выдвинуть по всем избирательным округам.

Дзядко: То есть Алексей Навальный будет выдвигать своих, а вы будете выдвигать своих?

Вышегородцев: Здесь уже говорилось в сюжетах о том, что мы с весны прошлого года пытались проводить консультации по формированию единого списка кандидатов в депутаты от оппозиционных партий, однако мы не договорились о принципах формирования и принципах подхода к отбору кандидатов. У нас несколько разные подходы. Мы в «Гражданской платформе» говорили о том, что хотели бы видеть кандидатами в депутаты высокопрофессиональных специалистов, способных, если они будут избраны, возглавить думские комиссии. Их порядка 30 комиссий в думе, хотя есть и направления деятельности, но комиссии ключевые – бюджетно-финансовые, по законности безопасности, по экологической политике, по культуре. Чтобы могли возглавить те кандидаты, которые идут от оппозиционных партий. У наших коллег из других партий был подход несколько иной. Они говорили: «Хорошо бы там пошли функционеры, лидеры партий».

Таратута: Михаил, понятно, подходы у вас разные. У «Единой России» в некотором смысле для ее бренда момент истины уже этим решением, повторюсь, по мнению аналитиков, уже настал, а вот у вас только настанет. «Гражданская платформа» представляет собой, по словам ее лидеров и рядовых членов, независимую оппозиционную партию. Все смогут увидеть, как вы себя будете вести: как оппозиционная партия или как подпорка «Единой России».

Вышегородцев: Да ни в коем случае никакая не подпорка.

Таратута: Если вы будете выставлять конкурирующих Навальному, и не только Навальному, одномандатников, понятно, что будете отщипывать голоса, а не действовать единым фронтом, помогать «Единой России». Вы так собираетесь действовать?

Вышегородцев: Дело в том, что уже сегодня очевидно, что 45 сильных, способных победить в округе кандидатов, нет ни у одной партии, включая и «Единую Россию». Мы готовы продолжить консультации со всеми оппозиционными партиями по разведению сильных кандидатов, чтобы они не конкурировали на одних и тех же избирательных округах. Если в одном округе сталкивается два-три, четыре кандидата от оппозиционных партий, которые сильнее и способны победить, а у нас он менее слабый, давайте проведем праймериз, посмотрим, кто из кандидатов сильнее и оставить там такого кандидата.

Таратута: На какую, Андрей, квоту оппозиции готовы в «Единой России» и администрация президента? Возможно, вы знаете такие цифры.

Метельский: Вы знаете, я не работаю в администрации президента, мне сложно судить о том, на что рассчитывает администрация президента.

Таратута: Я сейчас иронизирую, конечно.

Метельский: Знаете, я тоже.

Дзядко: То есть на самом деле вы работаете?

Метельский: На самом деле не иронизируете, а точно правду говорите.

Таратута: Вы уже ответили на этот вопрос. Ответьте на следующий.

Метельский: Знаете, на самом деле, если уж шутки в сторону, будет делать свой выбор избиратель. И мы всегда на это надеемся и всегда на это рассчитываем. То, что избиратель голосует сегодня за «Единую Россию», за стабильность, за порядок, проблем никаких нет.

Таратута: Вы сейчас говорите, как миссионер. Попробуйте сказать что-то как политик.

Метельский: Пожалуйста.

Таратута: Какой для «Единой России» процент оппозиции был бы комфортен?

Метельский: Умение работать с любым процентом от оппозиции – в этом заключается политика. Если даже и два, и три человека могут всегда найти общий язык с большинством. И наоборот: если большинство не слышит меньшинства…

Таратута: То есть из 45-ти два-три было бы нормально?

Метельский: Это уже не политика, а немножко другое.

Дзядко: Сейчас мы знаем, что расклад 32/3. 32 – «Единая Россия», 3 – КПРФ. Будет 45 человек. Что для вас было бы не провальным? Условно говоря, проходит 20 человек от оппозиции – это провал для «Единой России» или не провал? Проходит 5 человек - провал или не провал?

Метельский: Вы сами же понимаете прекрасно, задавая такие вопросы, где провал, а где не провал. Наша задача – результат не ухудшить, давайте так скажем. Из 45-ти.

Дзядко: Почему вы смеетесь?

Вышегородцев: Я смеюсь, что это контрольный пакет думы – 32 депутата. Можно я отвечу на ваш вопрос как человек, который два раза избирался в Московскую городскую думу, который избирался именно по тем округам. Тогда еще в 1997 году, когда я первый раз избирался, вся дума была по одномандатным округам. 35 было одномандатных депутатов. Я абсолютно уверен, это мое твердое убеждение, я лидера партии Михаила Дмитриевича также убеждаю, что для москвичей партийная принадлежность имеет второе значение, может быть, даже третье. Важно, чтобы депутат решал проблемы, реальные проблемы, которые возникают у москвичей.

Таратута: Вы сколько мест хотите? Вы хотите занять места коммунистов, ЛДПР, «Справедливой России»?

Вышегородцев: Мы хотим победить.

Таратута: Михаил Прохоров заявлял, что хочет завоевать Мосгордуму, но теперь даже не возглавляет партию, теперь вообще непонятно что.

Вышегородцев: Теперь возглавляет партию Ирина Дмитриевна. Михаил Дмитриевич остался членом партии.

Дзядко: Он будет сам выдвигаться?

Вышегородцев: Мы в ближайшее время опубликуем список наших кандидатов, может быть, пока неполный, но будет опубликован список команды Прохорова, который пойдет на выборы.

Дзядко: Михаил Прохоров будет в этом списке?

Вышегородцев: Давайте дождемся этого списка, и вы увидите все.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.