Рыцари Мальтийского ордена: Не путайте нас с масонами

Здесь и сейчас
5 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В Москву прибыл великий магистр мальтийского ордена Мэтью Фестинг. Вместе с министром культуры Мединским он открыл выставку сокровищ ордена в  палатах московского Кремля.

Впервые за несколько столетий в одном пространстве удалось собрать все высшие регалии, которые волею истории разбросало по миру, от Москвы до Парижа.

Анна Монгайт побывала на выставке и расспросила ее создателей о сегодняшнем дне древнейшего рыцарского ордена.

Анна Монгайт: Все началось очень неприметно. Музей Кремля проводили ревизию в своем хозяйстве и обнаружили несколько прекрасных вещей с какой-то невнятной историей. Это были кресты и мальтийская корона. Про мальтийскую корону на самом деле ничего не было понятно. Такая есть и в Риме, собственно, у самого ордена, такая была в Москве и, говорят, была еще и третья, которая изображена на большинстве картин. Надо вспомнить, что корону преподнесли рыцари когда Павел I стал Великим магистром. В этот короткий промежуток Россию наводнили представители Мальтийского ордена. Мальта стала нашей губернией.

Орден научил русскую аристократию заниматься благотворительностью, ведь благотворительность и помощь неимущим - главная миссия ордена. Там представлен любопытный документ, который свидетельствует, что, отбив у турков 5 тысяч крестья-невольников, 2,5 тысячи оказались на Мальте, где каждого накормили, накормили, одели, дали денег и сделали паспорта, чтобы те смоги доехать до родины. То есть уже тогда осознанно занимались абсолютно грамотной благотворительностью.

Сегодня только врачей, имеющих отношение к ордену, больше 20 тысяч. Орден работает лучше, чем любая служба МЧС в мире. У него есть своя авиация. Например, он значительно раньше был в Гаитии после землетрясения, чем многие спасательные службы. Надо знать, что Мальтийский орден - это самостоятельная организация-государство, как Ватикан. Оно суверенная. Как я понимаю, у Мальтийского ордена есть свои деньги, почтовые марки, паспорта. Есть представительство в ООН.

На какие деньги живет орнен рассказал его волонтер Никола Саворетти.

Никола Саворетти: Очень много рыцарей, которые остаются бездетными в течение этих 980 лет дарили ордену свои имения - владения. Поэтому орден - нельзя сказать, безумно богатый - богатый, и получает каждый год дивиденды, которые потом идут в казну. Мы также имеем наши виноградники, потому что многие рыцари оставляли очень хорошие виноградники. Мы производим красное вино, мы производим шампанское, белое вино, которое мы продаем на международном рынке. И это также в казну приносит большие деньги.

Монгайт: Что же произошло с коронами? Музей Кремля решил провести серьезное расследование. Они написали в орден, что хотят почитать их документы, залезть в их архив. Как ни странно, их пригласили туда. Выяснилось, что все короны подлинные. Обе две короны, которые находились и в Москве, и в Риме - они настоящие. Первую корону, которую преподнесли Павлу, она оказалась неудобная: она жала, она колола. Прошлось делать еще одну, по размеру головы. Таким образом, когда Павла убили, и Александр I  решил отказаться от высокого звания великого магистра, он вернул корону, но не все.

А вот третья корона, которая на всех изображениях, на всех картинах, где изображены великие магистры - это виртуальная корона. Это та идеальная корона, которую они хотели иметь, но ее никогда не было. Таким образом удалось узнать невероятные вещи. Поэтому был создан огромный труд, посвященный сокровищам Мальтийского ордена.

Константин Фон Эггерт: Я тоже сегодня был на открытии выставки. У меня в руках каталог-рассказ о Мальтийском ордене. Наверное, первый подробный в России. Я думаю, что с Анной мы были одинаково впечатлены в Музеях московского Кремля. Спасибо, конечно, госпоже Гагариной, директору.

Монгайт: Давайте она сама расскажет, что считает главным экспонатом на этой выставке.

Елена Гагарина: Портрет Караваджо, который мы получили из Palazzo Pitti во Флоренции. Караваджо провел на острове несколько лет и создал целых ряд прекрасных произведений, связанные как с магистрами ордена, так и произведений на тему жизни Иоана Крестителя, которые украшают сейчас церкви на Мальте.

Монгайт: Хочу добавить, что, во-первых, очень важное произошло событие - орден некоторое время назад в Россию, у него есть посольство. Наш герой, у которого я брала интервью - Николо Соваретти, - был, собственно, одним из тех людей, которому удалось привезти орден в Россию. Он снял ему офис, помогает всячески посольству и рассказывает, с какими моральными и имиджевыми проблемами сталкивается Мальтийский орден в России. А проблемы очень серьезные.

Никола Саворетти: Большевики оставили нам очень неприятное наследство, то есть нас постоянно путают с масонами. Масон мы уважаем, но они не верят в Бога. А мы первоначально религиозный орден, хотя не миссионеры, никаким образом. Когда в царские времена масоны хотели уничтожить все, что было связано с церковью и с царем, то уже тогда они назывались негативными. Когда большевики пришли к власти, они взяли и использовали знания народа, которые ненавидели масонов, все туда связали. Поэтому они назвали все, что связано с церковью, все, что связано с религией, все, что плохое - это масоны. И 70 лет нас называли масонами. Еще сегодня многие, даже посвященные люди, приходя ко мне спрашивают, не стал ли я масоном. Нет, я католик, а поэтому автоматически я не могу быть масоном. У нас за то, что если человек масон, мы просим его покинуть орден.

Павел Лобков: Давайте все же объясним зрителям разницу между масонами и ...

Кремер: Это такие масоны со знаком «+»?

Фон Эггерт: Масоны - это такое общество. Мальтийские орден - это глубоко католическая организация, один из двух древнейших католических орденов, наряду с орденом Гроба Господня.

Монгайт: Именно поэтому он не рыцарь и не волонтер Мальтийского ордена, потому что он православный.

Фон Эггерт: Член ордена может быть только католик, а я православный.

Лобков: А Павел I разве был католиком?

Фон Эггерт: А это была интересная история. Павел I был настолько влюблен во всю эту рыцарскую романтику, а у рыцарей в 1798 настолько отчаянное положение, когда Наполеон выгнал их из Мальты. Ему не могли даже сопротивляться, потому что, согласно уставом ордена, рыцари не могут поднять оружие на христиан. Поэтому французской армии сопротивляться не могли. Наполеон их просто выгнал с Мальты. Они поехали в Италию и стали искать покровителей у европейских государей. Покровителя нашли в лице Павла I, и там реально была проблема, и она есть до сих пор, потому что орден католический. Одновременно русский монарх, русский император, приняв на себя достоинства великого магистра и князя Мальтийского ордена, одновременно оказался в крайне неудобном положении: русский император был одновременно административной, если хотите, главой Российской Православной Церкви.

Лобков: Человек-хранитель веры.

Фон Эггерт: Да.

Монгайт: А правда, что он хотел сделать Мальтийский орден всехристианским?

Фон Эггерт: У него были идеи. Поскольку Павел видел себя таким - и его так часто называют - последним рыцарем Европы. Он был вдохновлен этими идеалами.

Кремер: Я знаю некоторых лидеров партий, которые долгое время не встцпали в эту партию. Это такой же случай?

Фон Эггерт: Но здесь человек вступил по полной программе. Более того, с одной стороны император был главой, как тогда тогда называлось, Российской православной церкви. С другой стороны, как великий магистр ордена, он хотя бы формально должен был подчиняться Папе Римскому. И это с самого начала заложило проблему.

Лобков: Почему 200 лет этого визита не было и он только что состоялся? Что такого произошло у нас или в Мальтийском ордене, что сделало этот визит возможным?

Монгайт: Давайте проговорим самый важный факт. Завтра великий магистр Мальтийского ордена встречается с Патриархом. Это сенсация.

Лобков: Почему это стало возможным?

Фон Эггерт: Визит этот очень аккуратно организован. Великий магистр Мэтью Фестинг приехал для того, чтобы открыть выставку, по приглашению министерства культуры, а не президента России, не премьер-министра Кремля. Этот визит имеет на половину официальный характер, а на половину частный. Это позволяет избежать целого ряда подводных камней, который могли бы в этой ситуации возникнуть, потому что отношение в России ко всему, что касается Ватикана, католической церкви, орденов, довольно подозрительное. И поэтому, как я понимаю, избрана такая мягкая форма.

Кремер: А в какой формате пройдет встреча с Патриархом?

Фон Эггерт: Насколько я знаю, это будет обед без какого-либо медийного присутствия. Это будет встреча-обмен мнениями. Мы знаем, что Патриарх Кирилл с интересом относится ко всему, что происходит в католическом мире. Много встречался Папами, и с высшим кардиналатом, высшими представителями Римской католической церкви. Насколько я понимаю, целый ряд административных практик католической церкви его интересуют. Конечно, его не может не интересовать взгляд видного представителя католицизма, как великий магистр Мальтийского ордена, который не только по официальному статусу - 104 государства, который признают мальтийский орден, - но по своему старшинству в Римской католической церкви - он фактически находится в достоинстве кардинала.

Лобков: Хочу добавить, что у нас есть дипломатические отношения. У нас есть посол и при Ватикане, и при Мальтийском ордене.

Фон Эггерт: Здесь великолепный человек и мой хороший личный знакомый Джанфранко Факко Бонетти, бывший посол Италии в России. Сегодня он представляетМальтийский орден. Сегодня у него на 3 дня работы хватает.

Монгайт: Что будет дальше с орденом? Как скажется встреча с Патриархом на судьбе ордена в России?


Фон Эггерт: Я не думаю, что это скажется как-то на судьбе, потому что это встреча двух людей. Я думаю, что сам факт приезда сюда великого магистра - открытие интереснейшее. Я всем рекомендую пойти на эту выставку. Там прекрасные вещи, там великолепный портрет кисти Караваждо, там потрясающая Филермская икона Божьей Матери. Она совершенно уникальная, таких икон очень мало в мире, на самом деле. На это стоит посмотреть даже самому закоренелому агностику. Но я думаю, что это снимает в образе ордена очень много глупостей, включая представления о том, что они какие-то масоны. Это очень хороший знак узнавания религий и культур.

Кремер: Спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.