«Рынок сначала испугался, но потом быстро пришел в себя». Оптимистичный и пессимистичный взгляд на санкции Европы и США

Здесь и сейчас
21 марта 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Салют в честь присоединения к России вот-вот начнется в Москве, Севастополе и Симферополе. Так столица и новые территории отметят подписание закона о принятии Крыма и Севастополя в состав России.

Согласно документу, «до 1 января 2015 года будет действовать переходный период». За это время полуостров будет интегрирован в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы Российской Федерации.

День, который должен был стать «днем подписания договора о воссоединении» теперь, скорее всего, будут называть днем, когда до первых семи российских банков дошли санкции США. Количество пострадавших назвал директор департамента национальной платежной системы Центробанка Тимур Батырев.

Банк «Россия», который пострадал в первую очередь, уже поддержал Владимир Путин. Он решил открыть там зарплатный счет. Глава президентской администрации Сергей Иванов, отвечая на вопрос журналистов о возможной поддержке банка «Россия», сказал: «Why not». Глава Чечни Рамзан Кадыров тоже откроет счет в этом банке.

Депутаты и чиновники ищут способы отказаться от западных платежных систем. После того как Visa и MasterCard перестали обслуживать карты российских кредитных организаций, на которые распространились санкции США, некоторые депутаты потребовали запретить эти платежные системы в России. Пока, впрочем, законодатели решили остановиться на создании альтернативной национальной платежной системы  и единой карты под эгидой Центробанка. К чему это приведет – попробовала выяснить Ульяна Малашенко.

Малашенко: Банк «Россия» Юрия Ковальчука, его дочерняя структура «Собинбанк», а также два банка братьев Ротенбергов – «ИнвестКапиталБанк» и «СМП банк» - вот первые кредитные организации, пострадавшие от санкций со стороны США. Еще три пострадавших банка пользовались процессингом «СМП Банка» и «Собинбанка». Сегодня Visa и Mastercard заблокировали все транзакции по картам этих банков. У платежных систем не было выбора: они подчиняются законам США, поясняют сами компании. Впрочем, российские законодатели уже готовы ответить симметрично: в Госдуму был внесен законопроект о создании единой национальной платежной системы и своей собственной, российской, карты. Если сейчас транзакции по картам Visa и Mastercard совершаются за пределами России, то новый законопроект позволит замкнуть все расчеты в на территории страны, поясняет советник президента Сергей Глазьев: «Нужно сделать так, как в Китае», - признается он. Впрочем, член думского комитета по финансовому рынку коммунист Борис Кашин уверяет, что даже после изменения закона и компании, и обычные люди в случае необходимости все-таки смогут использовать зарубежные платежные системы, например, для покупки одежды в западных интернет-магазинах или оплаты приложений для смартфонов.

Борис Кашин, член фракции КПРФ в Госдуме, член комитета по финансовому рынку: В Иране, например, Visa и Mastercard прекратили расчеты, и они создали свою систему. Нам тут тоже нужно расширять рынок, создавать свою систему, чтобы не быть зависимыми от американских структур. Я говорю в первую очередь о рублевых транзакциях, хотя, конечно, если говорить о валютных транзакциях, то тут все очень сложно. Здесь вариант либо установить понятные четкие отношения с Visa и Mastercard, потому что они крупнейшие участники рынка, либо присоединиться к азиатским платежным системам.

В 2011г. Госдума уже приняла закон  о национальной платежной системе, однако тогда зарубежным платежным системам удалось отстоять свои позиции. Теперь же в случае принятия поправок и рублевые, и валютные операции будут проходить через Россию, а это создает некоторые риски, говорит Председатель совета ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов.

Виктор Достов, председатель совета ассоциации «Электронные деньги»: Это не ограничение по расчетам в рублях или валюте, это технически означает, что транзакции внутри России по кредитным картам, по валютным счетам, по рублю замкнуты на этот процессинговый центр. Платежи наружи, вероятно, тоже будут проходить через этот центр, а дальше они будут отправляться на запад. Довольно большой ряд процессинга находится внутри России, какие-то блокировки можно пытаться делать и сейчас. Конечно, когда будет единый центр, это будет гораздо проще. Если у вас карточка российского банка, вас можно просто заблокировать, обратившись в российский банк. Заблокировать вашу карточку гораздо надежнее, чем ловить ваши платежи.

Впрочем, заблокированные карты – далеко не единственное последствие для обычных россиян. Дело в том, что все валютные счета, открытые в российских банках, фактически хранятся не в России, и если западные страны продолжат вводить санкции, люди могут остаться без своих сбережений в валюте, говорит бывший глава Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг  Игорь Костиков.

Игорь Костиков, экс-глава ФЦКБ: Все сбережения в долларах физически хранятся на корсчетах наших российских банков, расположенных в США. Это субсчет к счету российского банка, скажем, в Bank of New York или в другом американском банке. Счета в евро открываются в европейских коммерческих банках. Если эти страны устанавливают санкции в отношении банков всей страны, то вы попадаете под эти санкции. Естественно, ваши сбережения в рублях никаким образом не будут затронуты такого рода санкциями.

Добавлю, эксперты отмечают, что введение санкций против банков со стороны Евросоюза может быть для них куда более ощутимым, поскольку многие российские кредитные организации имеют дочерние структуры именно в Евросоюзе. Так, например, банк «Россия», первым попавший в черный список США, работал с дочками ВТБ на Кипре и во Франции, а с дочкой «Газпромбанка» в Швейцарии.

 

Финансовые санкции США могут серьезно усложнить работу российских банков. Где «дно» этой истории – спросили у специалистов – управляющего  директора Ренессанс Капитал Натальи Лебедевой и у начальника аналитического департамента БКФ Банка Максима Осадчего.

Таратута: Вы знаете, где дно этой истории?

Лебедева: Мы считаем, что дно уже пройдено, если дальше геополитическое напряжение будет нарастать. Графики Credit-Default Swaps показывают, что где-то 14 марта были максимальные риски, а сегодня мы открылись сильно вниз, но в течение дня все нормализовалось, и мы открывались -4% по индексу, закрылись -1%, что вполне закономерно при факте снижения прогноза рейтинга S&P и Fitch, но им на сегодняшний день не слишком доверяют рынки, а Credit-Default Swaps, на наш взгляд, наиболее точно отражают вероятность наступления дефолта. Он сегодня незначительно вырос. Вероятность дефолта сейчас ниже, чем рынок оценивал ее 14 марта.

Осадчий: Две поправки. Первое – что мы достигли дна и снизу постучали. Второе - Credit-Default Swaps отражают не вероятность наступления дефолта, они выражают ожидания рынка. Рынок, к сожалению, не слишком точный инструмент, и его ожидания…

Лебедева: Я думаю, что рынок гораздо более точный инструмент, чем прогнозы аналитиков.

Осадчий: С этим не могу не согласиться.

Белоголовцев: Все в последние дни живут с ощущением, что сейчас рынок будет падать. А по сути падал катастрофически он один раз, после разрешения на ввод войск.

Лебедева: У каждого свое представление о катастрофе. Размер катастрофы всегда лучше с чем-то сравнивать. Если посмотреть этот график, на уровне 800 свапы были в 2008 году в момент максимальных рисков. Сейчас они на уровне 268.  Это значит, что вероятность дефолта по российским долгам меньше.

Осадчий: Ожидаемая вероятность, то есть рынок еще не осознал в полной мере всю глубину ожидаемой катастрофы.

Таратута: Как вы оцениваете вероятность конца существования Visa и Mastercard в российской системе координат?

Лебедева: Как нулевую.

Осадчий: Если судить по сегодняшнему заявлению госпожи Бурыкиной, которая в Думе отвечает за финансы, он сказала серьезно о том, что рассматривают серьезно прекращение действия оных систем, штаб-квартиры которых расположены в Нью-Йорке, на территории России.

Таратута: В чем ограничитель этого процесса?

Лебедева: Я думаю, что логично говорить не о том, что Visa и Mastercard прекратят свое существование на территории России, а о том, что хоть что-то нас подвигнет на создание своей национальной платежной системы. Это более важный вопрос.

Белоголовцев: А она нам нужна?

Лебедева: У Китая она есть.

Белоголовцев: У Германии, например, нет.

Лебедева: У них есть Mastercard.

Таратута: Одно дело, когда все закрывается и мы должны переориентироваться на какой-то единственный канал и создавать национальную систему, или это действительно необходимая вещь для России, и если бы у нас не было санкций, мы бы тоже хотели ее иметь.

Лебедева: Мы уже давно хотели ее иметь и много раз пытались сделать, но что-то нас ничего не заставляло. Если сейчас все-таки нас хотя бы какие-то вещи подвигнут к этому, я считаю, что это позитивный тренд.

Белоголовцев: Зачем она нам нужна?

Лебедева: Зачем вам рубли, если у вас есть доллары. Примерно такой же вопрос.

Осадчий: Вот зачем Крым конкретно вам или мне. Такая же ситуация. Почему нам надо пользоваться не чужой, а собственной системой.

Лебедева: У Visa и Mastercard есть комиссионные, и весь оборот, который идет через эти системы, 1,5% мы платим американским компаниям. Может быть, имеет смысл какую-то часть оборота платить российским компаниям, брать с нее налоги, получать прибыль.

Осадчий: А у нас есть деньги, чтобы создать систему платежных клиринговых центров, операционных центров? Как говорил сегодня Владислав Резник, до 1 октября вся сложная сверхдорогая система должна быть по существу в России создана в спешном порядке. Эта вся система из платежных клиринговых центров и операционных центров должна быть в России, информация о платежах не должна передаваться за рубеж, кроме трансграничных расчетов.

Лебедева: Я пять лет своей жизни потратила на создание расчетной клиринговой системы для биржи РТС. Мое субъективное мнение, что все процессинговые, клиринговые системы нужно иметь в России. Другое дело, что они должны быть интегрированы с международными платежными системами.

Белоголовцев: Насколько быстро это все можно сделать?

Лебедева: Я очень высокого мнения об интеллектуальном потенциале нашей IT-индустрии. Если будет реальный заказ, реальный спрос, то это будет все сделано.

Белоголовцев: Насколько большой удар то, что сегодня произошло с банком «Россия»?

Лебедева: Это не имеет значения. Об этом говорят котировки на CDS России.

Таратута: Как вам кажется, как будет развиваться судьба банка «Россия», учитывая, что все бросились заводить там счета?

Лебедева: Банк «Россия» - это системный банк для специальных компаний. В сущности вместо одного банка «Россия» создать другой банк «Россия» не очень сложно.

Осадчий: Банк «Россия» действительно обслуживал очень специфическую группу, у него был относительно небольшой объем счетов по дебетовым картам, остатки были совершенно небольшие…

Таратута: Расшифруйте «группу банка «Россия».

Осадчий: Группа банка «Россия» - это Ковальчук, у него есть всем известный банк санированный «Собинбанк». Он тоже налетел на санкции, и через «Собин» еще «Фининвест» еще налетел на санкции.

Белоголовцев: Кто клиенты этих банков? Если мы говорим, что клиентский портфель у населения не большой…

Лебедева: У населения очень не большой. Соответственно, все компании, в которых присутствуют эти лица, в этом банке и присутствуют.

Осадчий: Судя по всему, это та группа, которую называют «кооператив «Озеро».

Таратута: То есть это прицельный адресный удар.

Осадчий: Да, именно по самому больному месту.

Белоголовцев: Можно ли возвращение индексов на нормальные позиции истолковать так, что нас напугали, но увидели, что ничего страшного не произошло?

Лебедева: Я считаю, можно.

Осадчий: Я думаю, повышательная коррекция была отчасти связана с тем, что сначала были весьма агрессивные заявления со стороны депутатов, в первую очередь Бурыкиной. Отключение работы Visa и Mastercard можно сравнить со взрывом атомной бомбы.

Лебедева: Еще есть индикатор, который имеет отношение к прогнозам аналитиков, по поводу роста ВВП на 2014 год. «Сбербанк» считает, что минус 0,2 будет ВВП, ВТБ считает, рост ВВП будет 0, Goldman Sachs, американцы, считает, что рост будет 1%. «Ренессанс» считает, что будет 1,6%, HSBC – 0,6%. Мне кажется, западные аналитики нас оценивают чуть более позитивно, чем мы сами.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.