"Русский марш" все равно состоится

Здесь и сейчас
7 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Власти Москвы не хотят видеть националистов. Столичное правительство запретило сторонникам лозунга "Россия для русских" проводить 4 ноября традиционный "Русский марш".

Официальная причина отказа - опечатка в уведомлении, которое националисты направили в правительство Москвы. В результате лидеры русского марша - Дмитрий Демушкин и Александр Белов - уже пообещали оспорить решение городских властей в Верховном суде. И в любом случае, вывести на улицы своих сторонников - а это, по их словам, как минимум 15 тыс. человек. 

Васюнин: Во-первых, о заявке, которую отказались согласовывать московские власти. Действительно, за месяц до 4 ноября, когда традиционно проходит «Русский марш», националисты подали заявку (есть такая возможность, предусмотренная законом) на культурно-массовые мероприятия. Ни на митинг, ни на шествие, а на культурно-массовое мероприятие. Легко понять, чем одно отличается от другого. Культурно-массовые мероприятия - это мероприятия, с использованием какой-то звукоусиливающей аппаратуры.

Писпанен: Так у них же есть барабанщицы.

Васюнин: Барабанщиц здесь нет. Не про барабанщиц речь. Речь о концертах, речь о каких-то выступлениях на сцене. Действительно, такая возможность есть, и нужен более длительный срок для рассмотрения этой заявки. Этой возможностью воспользовались националисты, чтобы заранее заявить о себе, сказать, что мы собираем «Русский марш», мы выходим со сторонниками на улицу. На самом деле, Демушкин и Белов сейчас находятся в не очень хорошем положении. Первого числа на Чистых прудах прошел митинг против этнической преступности, вспоминали так называемых жертв этнической преступности.

Фишман: Они так и фигурируют как жертвы этнической преступности?

Васюнин: Именно так. Акция собрала 150 человек. Это не много, по сравнению с теми тысячами, которые вышли на Манежную площадь и даже с тем количеством, которые вышли на улицы после убийства Юрия Волкова. Конечно, акцию на Чистых прудах тоже не согласовали, она была неофициальная. В какой ситуации находятся сейчас Демушкин и Белов? Дело в том, что они являются лидерами запрещенных организаций – ДПНИ и «Славянский союз», признанных экстремистскими. Сейчас Демушкин и Белов создали движение «Русские», которое только формируется, только набирает политический вес. На самом деле, оба лидера находятся в подвешенном состоянии, потому что люди не готовы сейчас выходить под милицейские дубинки. Конечно, есть отдельные романтики, скандирующие «Россия для русских», но и они предпочитают находиться в легитимных организациях. Исключением была Манежная площадь. В основном же, я не буду перечислять все акции, но когда было понятно, что ОМОН не станет церемониться с митингующими, на такие акции мало кто приходит. Вспомним ту же Триумфальную площадь.

Фишман: На свою голову проблем зачем?

Васюнин: Да. Конечно же, скорее всего, «Русский марш» все-таки состоится в этом году.

Фишман: Официально будет разрешен?

Васюнин: Так или иначе, но за две недели подадут заявку.

Фишман: Ее удовлетворят?

Васюнин: Да, разрешат шествие или митинг, наверное, но не на Ленинском проспекте.

Фишман: А что заставляет так думать? Ведь я так понимаю, что раньше это все запрещалось?

Васюнин: Ну, как! «Русский марш» проходит последние два года в Люблино и в нем, действительно, участвует несколько тысяч человек. Конечно, речь не идет о тех 15 тысячах, о которых заявляли сами националисты, но тем не менее. Мы помним, что когда подавалась заявка на проведение акции несколько дней назад, в ней говорилось о 20 тысячах, сейчас уже о 15. Предположу, что заявление о количестве митингующих сделано для того, чтобы власти испугались и разрешили хотя бы что-нибудь, чтобы туда могли придти люди. Ведь на «Русский марш» как приходят: приезжают некие автобусы из Подмосковья с простыми парнями, скажем так, школьниками старших классов, студентами. Это действительно молодые люди, которых откуда-то привозят. Естественно, если это будет запрещенная акция, никого никуда привезти уже не смогут и никакие 15 тысяч никуда не приедут. Возможно, будет какая-то буза, но в любом случае никакого восстания, никакой второй «манежки» не получится, тем более под руководством Демушкина и Белова. Но здесь, скорее речь о другом – о дискуссии, которая возникает в обществе. Потому что, как ни странно, те люди, которые даже выступали на Триумфальной площади, такие как Лев Пономарев, они выступают за запрет «Русского марша».

Фишман: Они считают, что нужно запрещать?

Васюнин: Да. Лев Пономарев говорит, что, поскольку здесь в заявке говорится о том, что один из пунктов требований…

Фишман: Экстремистский?

Васюнин: Нет. В заявке указано, что требование националистов – признать роль русского народа как государствообразующего. По мнению Пономарева, это противоречит духу Конституции, где говорится о многонациональном народом и, стало быть, «Русский марш» необходимо запретить.

Фишман: Ты как считаешь, нам нужно запрещать или не нужно?

Писпанен: Пока мы с вами говорим о запрете на «Русский марш», к дискуссии подключилось огромное количество наших зрителей. Кто-то говорит, что, конечно же, нужно оставить их в покое, пусть себе и ходят. Другие говорят, что, конечно же, не нужно, лучше бы собрались пред зданием МВД. «Запрет на марши и русских нету, #СПАСИБОПУТИНУЗАЭТО», продолжая сегодняшний всем известный распространенный мем. И возвращаясь немножко к истории про выборы, есть ли у нас выбор ходить на выборы или нет, Максим Малых пишет, что он сам работает на «ГОЛОС», которого наш гость Борисов обвинил в деньгах госдепартамента. «Нет там никаких денег от Госдепа», - пишет наш зритель.

Васюнин: Я все-таки закончу. Оля отказывается отвечать на вопрос.

Писпанен: Я отказываюсь отвечать на этот провокационный вопрос со своей фамилией.

Фишман: Имеет право в соответствии с Конституцией.

Писпанен: Имею право.

Васюнин: Конечно же, публичные мероприятия, даже «Русский марш», являются попыткой как-то выразить свое мнение, когда общественная площадка для каких-то дискуссий, Дума или что-либо еще, зачищена. Люди не имеют вообще ни к чему отношения, и, конечно, выйти и сказать о чем-то, о чем они хотят сказать - это их святое законно право, согласно Конституции.

Писпанен: Точно так же, кстати, геи хотят.

Фишман: Я совершенно соглашусь и продолжу эту мысль, что у нас не только зачищены площадки, как Дума и правительство, у нас даже нет, я не знаю, если покопаться в голове, даже нет ни одного ток-шоу, в сущности, где сидели бы люди и нормальным, спокойным голосом обсуждали какие-то проблемы, которые всех волнуют. Когда нет никаких механизмов о чем-то просто сесть и поговорить….

Васюнин: То, хотя бы какая-то возможность должна быть.

Фишман: Когда любая активность такого рода подавляется сразу же и на корню, естественно, мы в результате получаем Манежную площадь и запрещай «Русский марш», не запрещай «Русский марш», далеко, в любом случае, не уедешь. И проблема национализма, которые таким образом, как бы решаются, все равно решена не будет.

Васюнин: Потому что непонятно, что решать и с чем спорить хотя бы из этих соображений.

Фишман: Хотя бы поэтому.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.