Руководитель комиссии по миграционной политике Евгений Бобров: мы уже делаем поддельный паспорт для Колокольцева и Медведева, но на Путина – делать не хотят

Здесь и сейчас
8 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Велика вероятность, что часть задержанных сегодня на рынке «Садовод» уже находятся в легендарном палаточном лагере в Гольяново. Сейчас там находится 612 иностранцев, которые ожидают депортации, сообщила сегодня пресс‑служба московской полиции.

Сегодня же лагерь, в котором по разным данным содержатся граждане Вьетнама, Египта, Сирии, Киргизии и Узбекистана, посетили члены СПЧ и омбудсмен Владимир Лукин. Правозащитникам и наблюдателям бытовые условия в Гольяново не понравились. Руководитель постоянной комиссии по миграционной политике Евгений Бобров – побывал гостем лагеря, а сейчас пришел к нам в студию.

Макеева: Как получается, что такого всплеска интереса к судьбе мигрантов в Москве не было никогда? Где дети содержатся, где беременные женщины, как они мобильные телефоны заряжают? А тут вдруг такая бурная реакция общественности, которая очень скоро уляжется, например, с наступлением холодов…

Зыгарь: Или с наступлением холодов 8 сентября.

Бобров: Этот миграционный лагерь, на мой взгляд, связан только с выборами, потому что это инициатива Сергея Собянина…

Зыгарь: То есть с холодами 8 сентября.

Бобров: Очевидно, потому что правовых оснований для создания этого лагеря нет, создан он совершенно незаконно. По закону о правоположении иностранных граждан таковые могут создаваться только в порядке, установленном федеральными законами и закона субъекта. Нет никаких законов, чтобы создавать миграционный лагерь при МЧС. Дежурят там сотрудники полиции, выполняют очень правильные функции, их можно назвать сестрами милосердия, делают все, что от них требуется. Условия там получше, чем в ОВД, но хуже, чем предусмотренные законодательством для аналогичных заведений. Все эти лица должны содержаться в специальных учреждениях в центрах для содержания иностранных граждан, подлежащих выдворению, каковым этот не является.

Макеева: У нас много таких центров? Они способы вместить сразу 612 человек?

Бобров: Нет, конечно. В Москве один такой центр, он находится в поселке Северный, мы там тоже были. Здесь, в палаточном лагере, условия содержания лучше. Если говориться о контингенте – 90 с лишним процентов – граждане Вьетнама, их кормят гречкой, гречку они не едят. Недавно наконец то завезли рис с лапшой – это они едят. А так там нарушены нормы содержания. Они там будут содержаться неизвестно как долго, пока не будут выдворены по судебным постановлениям. О качестве судебных постановлений говорить не приходится, потому что они все написаны под копирку. Даже якобы всех тех лиц, которых там содержали – мы с ними познакомились – они все здесь же и были задержаны.

Зыгарь: Вы говорите, что существование лагеря незаконно, но этот факт, что нормальной юридической базы для создания лагеря нет, судью, видимо, не смущает. Чем судья мотивирует решение…

Бобров: Судья как раз-таки их направляет в центр содержания иностранных граждан в поселке Северный под Долгопрудным, который, конечно же, не может вместить столько человек. Человек 50 максимум, но не тысячу. Здесь проблема нелегальной миграции решается заведомо неправильными средствами. Вместо того, чтобы выявлять крышевателей этой нелегальной миграции, в том числе в руководстве ФМС, потому что если руководство Следственного комитета, ФМС, Генпрокуратуры и других не реагирует на наше обращение о прекращении торговли государственными документами, если у нас в территориальных отделах внутренних дел и ФМС процветает коррупция, неоднократно возбуждаются уголовные дела, то о чем уж можно говорить. если эта ситуация всех устраивает, то к чему мы идем. По официальным данным, паспорт можно купить за 80 тысяч рублей в Москве. За 100 тысяч рублей – уже с проведением по базам данных. я недавно спросил одного замдиректора ФМС, знает ли он, что за 100 тысяч рублей с официальным занесением по базам данных российский паспорт можно купить. «Не верьте этому, это все глупости». Я говорю, без проблем, недавно один воспользовался такой услугой, на сайте ФМС есть сервис – введи паспортные данные и увидишь, выдавался ли паспорт. Этот паспорт действительно выдавался. Я говорю, как же так, этот паспорт по сайту проходит как законно выданный. «Я не могу ответить на этот вопрос, он очень сложный». Все. На этом разговор исчерпан. Мы неоднократно обращались во все эти ведомства насчет прекращения торговли государственными документами и привлечения к ответственности всех этих организаторов и посредников с курьерами, на что получали направление наших обращений в нижестоящие территориальные органы ФМС, полиции либо других ведомств, которые проводили якобы проверку. Эти материалы есть на сайте Комиссии по миграционной политике. В Зеленоградском округе вместо того, чтобы возбудить уголовное дело и расследовать все как полагается, провели проверку, выяснили, позвонив по этим телефонам, что деятельность ведется, паспорта, регистрации, гражданства, разрешения на трудовую деятельность продаются, но поскольку никто из аферистов не пожелал привезти липовый паспорт или регистрацию к ним в отдел, а выезд к метро не входит в должностные обязанности сотрудников зеленоградского отдела, нет события преступления. Как выдаются в некоторых субъектах федерации разрешения на работу: приходишь в середине года, что квота кончилась, а тебя посылают в липовую фирмочку за углом. Некто воспользовался такой услугой, получил разрешение на работу, все официально выдано. Решили сделать по-другому: взяли фотографию верблюда и пошли получать ему разрешение на работу.

Зыгарь: Это уже переходит границы.

Бобров: Конечно. До каких пор мы можем это все терпеть? На верблюда можно получить разрешение на работу.

Макеева: А какие-то документальные подтверждения верблюда у вас есть?

Бобров: На сайте Совета по правам человека висит поддельная регистрация директора ФМС Константина Олеговича Ромодановского, которую я не поленился в этой фирмочке оформить. Сейчас я занимаюсь тем, что оформляю через эти фирмочки поддельный паспорт на имя министра внутренних дел Колокольцева Владимира Александровича.

Зыгарь: Веселая у вас работа.

Бобров: И премьер-министра Медведева Дмитрия Анатольевича.

Зыгарь: Глядишь, доберетесь и до…

Бобров: А вот на главного они не хотят делать.

Зыгарь: Эту фамилию они знают. На верблюда можно, а на Путина нельзя.

Бобров: На эти паспорта можно оформить десяток-другой фирмочек с долгами где-нибудь на Кипре, и пускай товарищи два-три года с приставами выясняют отношения. Когда захотел Следственный комитет разобраться с прокуратурой, которая крышевала игорный бизнес, даже закон специальный приняли. Посмотрите, в какую глубокую тень они его загнали. Давайте то же самое сделаем с миграционными посредниками.

Зыгарь: История с игорными прокурорами закончилась хорошо, мы же знаем, что все вышли, все оправданы.

Бобров: По крайне мере нет такой стопки объявлений, которая у нас есть.

Макеева: Большинство мигрантов не имеют таких средств…

Зыгарь: Более того, вьетнамцы, которые находятся в Гольяново, рассказывают, что они находились в рабстве, некий хозяин заплатил, чтобы их как-то оформили, и потом не платил им зарплату. Их из рабства переселили в лагерь Гольяново, где они и продолжают свою жизнь.

Бобров: И несколько недель еще будут разбираться с документами.

Макеева: Кто-нибудь занимается этими случаями? Получается, как с детьми-сиротами, не обращали внимание, а потом внезапно бац, давайте ими займемся.

Бобров: В этом лагере вместе с вьетнамцами оказались и двое граждан Сирии и один афганистанец, которые также по судебным постановлениям приговорены к выдворению в страну, где им грозит убийство. Они могут быть там расстреляны, потому что поддерживают оппозицию. Когда стали выяснять, в чем же ситуация, оказалось, что у сирийца есть жена, гражданин России с четырьмя детьми, которые проживают в Сирии, а он здесь пытается обязать российские власти их оттуда вывести. У гражданина Афганистана позавчера было назначено собеседование в ФМС насчет предоставления временного убежища. Он туда попасть не смог. Теперь процедура на неопределенное время отложена.

Зыгарь: Как вы можете прокомментировать рассказ нашего коллеги, который побывал сегодня на рынке «Садовод» и со ссылкой на очевидцев говорит, что выдергивали только вьетнамцев и китайцев, а уроженцев бывших советских республик просто отпускали и советовали им поскорее уйти с рынка, чтобы не мозолить глаза?

Бобров: Это все укладывается в предвыборную стратегию, потому что это явно не электорат, никаких родственников из электората они не имеют, поэтому прессинговать нужно именно их. Я тоже не против того, чтобы эти лица вообще в Россию не въезжали. Само собой разумеется, нужно, чтобы мы свою рабочую силу обеспечивали или хотя бы российских граждан из регионов, но так не получается. Не потому, что бетономешалок на всех не хватает или они не работают, а потому что неквалифицированный труд в условиях нашей странноватой экономики, когда вместо станка выгоднее эксплуатировать человека, остается по-прежнему выгодным. Нужно либо установить визовый режим, но тогда нужно подумать о Европе. Если кое-кто из нас продолжает отдыхать в Европе, пусть задумается о том, что Европа ответные меры тоже установит.

Зыгарь: Шенгенскую визу должен получать каждый гражданин России.

Бобров: Есть и безвизовые государства.

Зыгарь: Евросоюз очень хочет, чтобы Россия ввела визовый режим со странами бывшего СССР, особенно со странами Центральной Азии, это является одним из условий со стороны Евросоюза для облегчения визового режима.

Бобров: Согласен, но нам тогда нужно границу установить. У нас нет на это средств.

Зыгарь: То ли дело лагерь в Гольяново.

Бобров: Мы, конечно, заинтересованы в том, чтобы к нам ехали образованные, умные, преданные России, знающие историю и культуру, но они уже все приехали. Нужно возложить на работодателя обязанность обеспечивать всех трудовых мигрантов полисом добровольного медицинского страхования, потому что они едят неизвестно что, почему мы должны за них платить по скорой медицинской помощи. Пускай страховые компании этим занимаются. Нужно возложить обязанность на работодателя вносить деньги на возможную депортацию 10-15 тысяч рублей в зависимости от страны, причем не гарантийным письмом, после которого конторка благополучно рассосется, а деньги на счет. Даже никаких законов не нужно устанавливать. Наладить контроль за соблюдением трудового законодательства, жилищно-бытовых условий жизни этих мигрантов, причем как иностранцев, так и граждан России. Тогда проблем не будет. Что касается регистрационного учета. Россияне и иностранцы регистрируются по двум разным законам: иностранцы в уведомительном порядке приходят с владельцем жилья на почту, оформляют документы, миграционная карта, виза, и он считается зарегистрированным. Россиянину нужен жилищный документ, согласие всех проживающих, оплата коммунальных услуг за полгода вперед и еще  что паспортному начальнику взбредет в голову. Надо отвязывать регистрацию от жилищных прав, согласий, метража, то есть регистрировать по одному документу: приходишь в паспортный стол, называешь адрес проживания, без проблем. А свидетельство о регистрации получишь по этому адресу. Контрольный срок доставки корреспонденции по Москве 5 дней. Допустим, через 10 дней не получил – считаешься незарегистрированным.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.