Ротшильд и Рокфеллер решили быть вместе

Здесь и сейчас
30 мая 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Две самых влиятельных в мире финансов семьи – Ротшильды и Рокфеллеры – решили объединиться. Речь не идет о династическом браке, пока слияние произойдет лишь в части управления активами. 96-летний Дэвид Рокфеллер и 76-летний лорд Джейкоб Ротшильд, которые дружат вот уже полвека, договорились о слиянии своих фондов.
Под управлением объединенной организации будут активы на 40 млрд долларов. Что заставило две семьи действовать сообща? Об этом поговорили с нашим коллегой Андреем Шмаровым.

Писпанен: Что же заставило?

Шмаров: Сразу на эту тему начали рассуждать финансовые аналитики, которые, как известно, самые умные люди в мире. И, по их гипотезе, причиной этого стало нестабильность зоны евро, минимальный за двухлетний период курс евро к доллару, замедляющийся темп роста Китая и прочие частности как то финансовый глобальный кризис. Знаете, мне очень сомнительна эта версия, потому что эти люди они не первый год живут на свете, и не такие кризисы видели.

Писпанен: Они столько выстояли, что какой-то еврокризис…

Шмаров: Они пережили Вторую мировую войну, они помнят прекрасно о Великой депрессии 30-х годов, они не такое видали. Они 50 лет взаимодействуют, и думаю, что эту тему объединения, они обсуждали не раз. Что же стало причиной того, что это случилось именно сейчас? Они очень пожилые люди. Одному 96 лет, как вы процитировали, другому 76 лет. И, скорее всего, кто-то из них говорит: «Джейкоб, мы давно это объединили» - «Что, друг Дэвид, мы давно обсуждали, что нужно объединяться». – «Ты думаешь пора?» - «В общем, я думаю, что пора. Время настало, 96 лет - это, в общем, не так мало».

Писпанен: Что же, у них нет наследников, которые бы продолжили их дело?

Шмаров: А наследники здесь не так важны. У этих людей другая миссия. Они мыслят историческими категориями. Наследники - это некая частность. И видимо, они друг другу сказали, что да, пора сделать крупнейшую лучшую, блестящую финансовую корпорацию и что-то противопоставить этим выскочкам, типа Сороса или Марка Мобиуса, который всего-то на рынке лет по 50, а их династиям по 130 и 200 лет соответственно. Это самые старые династии. 200 лет, представляете себе, на рынке! И вот они, они сделали это. Теперь мир унаследовал от них некий такой феномен, которому в сумме, если два срока сложить, получается 330 лет. Вы представляете, это историческое событие!

Казнин: А чего ждать, просто интересно, что изменится?

Шмаров: А изменится то, что на рынке появился игрок очень крупный, который фактически прогарантировали две старейших финансовые династии в мире. Если кому-то доверять, то им, я не знаю, кому еще.

Казнин: А как они заработали свои капиталы, ну Ротшильд, например?

Шмаров: А это вообще хрестоматийная история. Ротшильды первые сколотили свои деньги на наполеоновских войнах, а точнее говоря, на сражении под Ватерлоо. Лондонский Ротшильд получил известие о том, что Веллингтон выиграл битву при Ватерлоо, победил Наполеона, но сделал вид, что ничего не знает и начал демонстративно продавать свои активы. Все подумали, Сити лондонский подумал, что раз Ротшильд продает, значит, что-то там есть, значит, не очень хорошо дела в английском королевстве. И тоже начали продавать. И когда это все скатилось до минимума, Ротшильд знал, в чем дело, он знал, что англичане выиграли, он эти английские активы скупил за бесценок, а потом уже пришли «официальные» данные, что Наполеон проиграл, что англичане выиграли. Английские активы взлетели высоко вверх, и Ротшильд продал. Классическая хрестоматийная фондовая спекуляция на рынке, оттуда все и пошло. Этих людей очень не просто напугать каким-то нынешним, хотя и глобальным, кризисом. Они мыслят другими категориями.

Писпанен: А какой-нибудь антимонопольной службой их можно напугать?

Шмаров: Я думаю, что антимонопольные службы нужно пугать этими людьми.

Писпанен: Но, тем не менее, что-то может стать препятствием на пути объединения таких величайших активов?

Шмаров: Эти люди ничего не делают, не подумав 8 раз. Именно 8, не меньше. Эти люди 7 раз отмеряют и один раз отрежут. Если они объявляют о такого рода сделке, значит, монопольные службы уже десять раз все согласовали.

Писпанен: Уже 300 лет у них в кармане.

Шмаров: Ну, это не так, это для тамошней экономики. Но они, конечно же, взаимодействуют.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.