Россия останется без рукколы

Здесь и сейчас
8 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Роспотребнадзор сегодня распорядился изъять из продажи ягоды, ввезённые из Евросоюза. Об этом агентству "РИА Новости" сообщили в Ассоциации компаний розничной торговли.

Эти фирмы уже несут убытки от закрытия импорта европейских овощей. А вслед за ними прибыли не досчитаются и рестораны. Как выяснилось, поставщики не могут понять, чем заменить запрещённые ингредиенты для традиционных летних салатов. Дефицитом уже стали руккола, корн и мангольд. В России они практически не выращиваются.

В сложной ситуации оказалась компания "Белая Дача Трейдинг", производящая различные салатные смеси. Они поставляются во многие рестораны, кроме того, их с удовольствием разбирают и в магазинах. Импортная зелень, которая используется в продукции "Белой Дачи", дорожает буквально на глазах. Например, пекинская капуста уже выросла в цене вдвое – до 80 рублей за килограмм. Так что в этом сезоне традиционные летние салаты могут стать настоящей диковинкой.

О дефиците некоторых овощей в России говорим с генеральным директором "Белая Дача Трейдинг" Антоном Семеновым.

Макеева: Если никак не разрешится ситуация, и Роспотребнадзор не возьмет свои слова назад, а Евросоюзе не объяснится так, как того хочется Роспотребнадзору, то после 12 июня этого просто не будет?

Семенов: Знаете, как в предыдущей новости было отмечено, для нас такой шифровальный алгоритм, что происходит сейчас в данном направлении. Отвечу на ваш вопрос: до 12-го сырье отчасти есть, так как мы частично, большей частью, работаем все-таки на отечественном сырье. Но при всем при этом, как настаивают наши ключевые клиенты, с которыми мы работаем уже более 17 лет, некоторые клиенты подключились 5 лет назад, наши постоянные клиенты требуют так называемой диверсификации поставок в сырье. Все мы помним прошлое лето, когда все отечественное сырье просто исчезло ввиду погодных условий, и после этого особенно настойчиво было принято решение диверсифицировать. Порядка 20-25% принято было закупать в других странах.

Казнин: В Европе?

Семенов: да.

Казнин: А что конкретно? Рукколу?

Семенов: Возьмем рукколу.

Макеева: А ее выращивают у нас вообще?

Семенов: Выращивают. Также мы сейчас максимально загрузили наши мощности существующие, собственные, мы увеличили максимальные отгрузки от наших поставщиков. Но когда те 25%, которые… я объясню: салаты – это очень легкий продукт. В месяц мы производим 1000 тонн салатной продукции. Если килограмм – это примерно столько, то тонна – это примерно с эту комнату по объему, а это тысяча тонн. В срочном порядке найти 30 тонн рукколы, 30 тонн мангольда, маленьких этих листовых, только можно найти, когда ты дал программы этим поставщикам. Для нас ее вырастили где-либо в Европе, и сейчас мы ее не можем брать. В подтверждение новость, что на Смоленской таможне сейчас более 500 тонн стоит продукции, просто стоит на таможне, в том числе и наша продукция.

Казнин: Сколько там вашей продукции?

Семенов: Мы очень быстро отреагировали после того, как узнали новость в 8 утра. Мы уже буквально в 8-30 начали принимать решение, мы остановили машины, которые шли на таможню. Остановили их в Литве, не дали им войти. Те, что вошли, они сейчас стоят. По сути, их судьба обречена.

Казнин: Это испорченный продукт?

Семенов: Пока не испорченный.

Казнин: Или просто-напросто он не попадет сюда.

Семенов: Если буквально сегодня – сегодня вряд ли – завтра утром, в 8 утра раздастся радостная весть, что откроют, то, конечно же, продукт еще выживет. Будем делать все возможное. Как говорится, все, что нас не убивает, делает нас только сильнее. Еще интересная такая информация, что нам в день примерно поступает 100-150 обращений – новые клиенты. В основном, это рестораны или какие-то сети. Говорят: пожалуйста, по любой цене, любой продукт, который есть, пожалуйста, отгрузите. Мы отвечаем «нет», к сожалению, так как мы стараемся сейчас тянуть существующих клиентов.

Казнин: То есть из мню все-таки уберут вот эти с рукколой салаты. Просто будет салат из свежих овощей.

Семенов: Тот, кто ранее работал не с нами, тот сейчас в более тяжелой ситуации.

Макеева: Я придумала гениальный слоган рекламный, поскольку 12 число: День России – ешьте репу, например. У нас же есть все-таки овощи? Сейчас, слава богу, лето. В этом смысле повезло? Если бы была зима, то вообще непонятно что было бы.

Семенов: Нам всем очень сильно повезло, вы правы. Если бы была сейчас зима, это практически была бы катастрофа. Или если бы это было прошлое лето, когда все уничтожено было, это была бы просто катастрофа. Сейчас нам очень повезло. Вы заметьте, две недели очень хорошая погода, и наши местные поставщики, у них выросло намного все быстрее, чем оно планировалось даже. Нет худа без добра.

Казнин: А что в итоге? Вы в подвешенном состоянии. А представим такой апокалипсический вариант развития событий – запретили на год, например. Что вы будете делать? Будете новые площади рукколой засевать?

Семенов: И на этот вопрос у меня есть ответ. Опять же наши ключевые клиенты, есть такое волшебное слово «contingency plan» - это план В, план на случай войны.

Макеева: То есть план В есть?

Семенов: Да, и собственно, мы на него сейчас и перешли. Это авиадоставки везде, где есть. Это Израиль, это Египет, Турция, Америка, любой самолет, любой объем.

Макеева: Вы из Америки рукколу возите?

Семенов: Да, самолетами.

Макеева: Здорово.

Казнин: Только в Москве такой спрос на рукколу или по стране тоже проблемы - во всех ресторанах от Владивостока до Калининграда?

Семенов: 5-7 лет назад рукколу вообще никто не знал, все думали, что это такой за одуванчик горький, что пытаются в ресторанах продать что-то горькое. Сейчас уже рукколу отличают от мизуна, что мне не всегда удается. В ответ на ваш вопрос, сейчас уже Казань, Уфа, Екатеринбург все больше и больше потребляют, не говоря уже про Москву и Питер. Это везде, по всей России.

Макеева: Мне вдруг пришла в голову такая мысль по поводу разных заявлений, как они отражаются на торговле. Сегодня глава Госнаркоконтроля вынужден был давать разъяснения по поводу того, что петрушка – очень полезный продукт, и ее можно есть. То, что прозвучало два дня назад по поводу петрушки кудрявой, никак не повлияло на продажи? Вы не можете пока проследить в такой короткий срок резкий спад или наоборот резкий всплеск – все бросились покупать петрушку. Ба, да мы и не знали, что такая штука!

Казнин: Госпетрушкоконтроль.

Семенов: Знаете, эта новость только вызвала улыбку, потому что после такой грандиозной новости это увеселительная новость.

Казнин: Породила массу шуток о том, что недобросовестные продавцы подмешивают в петрушку кинзу.

Семенов: Да. Что касается цен, хотел бы заметить, что, как вы сказали, цены взлетают. По многим позициям они взлетают, но мы очень сильно боремся и стараемся сохранить репутационную составляющую. Мы цены пока не повышаем, но сами понимаете, это может продолжаться какое-то время, до какого-то срока годности.

Макеева: Сколько вы будете держать, не повышать цены – ваш прогноз? Сколько продержитесь – точнее так.

Семенов: Авиадоставки обычно очень дорогие – в 2-3 раза поднимаются затраты.

Казнин: То есть уже сейчас будет повышение – в ближайшее время?

Семенов: Я вам скажу так: сейчас, я думаю, ближайшую неделю точно нет, а дальше будем смотреть, как будет себя вести рынок. Мы работаем по free flow market, то есть рыночные цены и как они себя поведут – одному богу известно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.