Сделка "Роснефти" и BP. Попытка №2

Здесь и сейчас
7 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сделка века в топливной сфере, союз "Роснефти" и BP, все-таки может состояться. Соглашение об обмене акциями и создании совместного предприятия сорвалось в конце мая из-за конфликта акционеров. Но, возможно, выход из ситуации нашелся, и BP готова продать "Роснефти" свою долю в компании ТНК-BP , так утверждает газета Wall Street Journal. 

В деталях возможной сделки разобрался наш экономический обозреватель Игорь Иванов.

Иванов: Напомню в двух словах предысторию конфликта. В январе ВР и «Роснефть» договорились об обмене акциями, и самое главное, что привело к обмену акциями – ВР получала доступ к месторождениям российского шельфа. То есть та нефть, которая предположительно лежит подо льдами северных морей – не всех, но какие-то участки, совместно разрабатывали ВР и «Роснефть». Однако эта сделка не состоялась почему? У ВР был актив в России – компания ТНК-ВР, и вот по условиям акционерного соглашения, заключенного при создании ТНК-ВР, британская компания могла вести активность в России только в рамках этого проекта. Собственно, британцы проиграли все суды, вышло, что их январская сделка с «Роснефтью» незаконна, она противоречит российскому законодательству и международному праву, и была расторгнута. Соответственно были какие-то варианты, которые состояли в том, что это акционерное соглашение ТНК-ВР будет так или иначе пересмотрено в связи с изменением акционеров. Очень долг – несколько месяцев – велись разговоры о том, что выкупят долю российских партнеров ТНК-ВР, однако стороны не сошлись в цене: торговались дико совершенно, но к компромиссу не пришли. Сегодня, пишет The Wall Street Journal, о том, что начались переговоры по другому возможному варианту решения проблемы. О том, что ВР продаст свою долю в ТНК-ВР какому-то покупателю. Этим покупателем называют «Роснефть». В принципе, доля, исходя из тех цифр, которые ВР соглашалась платить российским партнерам, может стоить $30 млрд. Довольно большие деньги. «Роснефти» придется еще и потрудиться, если она захочет это все покупать. Почему, какие могут быть мотивы у британцев, зачем они продают пакет акции в компании, которая приносит им, мягко говоря, неплохую прибыль. ТНК-ВР известна тем, что она платила очень хорошие дивиденды своим акционерам. По сути, почти всю прибыль, которую ТНК-ВР зарабатывала, она направляла акционерам, половина денег уходила в Лондон, и это было весьма существенно для британцев. Но на последнем собрании акционеров ВР, как свидетельствуют и блогеры-аналитики, и миноритарные акционеры, они призывали менеджмент ВР, в частности, главу компании Роберта Дадли покончить со всей этой российской историей, продать долю в ТНК-ВР, получить деньги. А ВР нужны деньги, потому что у них случилась катастрофа в Мексиканском заливе, им платить штрафы. Собственно компания нуждается в деньгах. Давайте продадим долю в России, раз там не складывается, получим хорошие деньги, заткнет эти имеющиеся дыры и, самое главное, начнем свою историю в России с чистого листа. Все здесь продать, акционерного соглашения нет, ничего не мешает снова договориться с «Роснефтью» и начать бурить шельф Арктики. Такая красивая версия, но, правда, российские эксперты, в частности Михаил Крутихин считают, что это все не соответствует действительности и все это утка, вброшенная кем-то из участников переговоров, чтобы повлиять на другую сторону – чтобы кто-то пошел на попятную и дал слабину, дать показать, что есть еще такой вариант.

Казнин: Интересно, подобные публичные суждения и предположения о суммах сделок как-то влияют на происходящее затем? Это может, например, сорвать сделку, или повысить ставки, или наоборот понизить?

Иванов: В принципе, да. Строго говоря, если сделка биржевая, например, перед IPO существует такой silent period – период молчания, когда руководство компании, которая продает собственные акции, по большому счету вообще ничего не может говорить про бизнес своей фирмы, потому что любая утечка может на что-то повлиять, на настроения инвесторов. Вот такая война в информационном поле – конечно, не определяющий фактор, но тоже на что-то влияющий, действительно может повлиять на какую-то вторую или третью сторону. Может быть, действительно «Роснефть» задумается о том, чтобы выкупить пакет акций ВР. А может, российские акционеры ТНК-ВР поймут, что есть какие-то другие варианты решения конфликта и станут более податливыми, что ли.

Казнин: А The Wall Street Journal используют втемную в такой игре? Если это вброс?

Иванов: Естественно. Вряд ли редактор The Wall Street Journal, что называется, в доле.

Казнин: Может быть, журналист?

Иванонв: Давайте рассуждать в рамках презумпции невиновности наших коллег.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.