Романова. Раньше я одна знала, что ты дурак - а теперь вся Москва

Здесь и сейчас
16 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Журналист Ольга Романова, наш гость, тоже высказала свою позицию по поводу Михаила Прохорова, которого знает со студенческой скамьи.

Фишман: Какое у вас личное отношение к тому, что произошло сегодня, и происходило эти два дня со съездом «Правого дела», куда вас то ли звали, то ли не звали? Вы отказались? У вас есть какое-то личное отношение к этой истории, оно поменялось или нет?

Романова: У меня нет личного отношения к этой истории, кроме вполне себе снисходительного. Извините меня за такой пафос, потому что, конечно, сейчас эти 58 минут невозможно было оторваться от экрана, пока я ждала своей очереди и смотрела, что происходит в студии, что говорят гости. Это, конечно, клоунада, которая любопытна. Любопытно, как развлекаются люди. По-всякому. Личное отношение: я очень хорошо знаю Михаила Дмитриевича, мы еще учились с ним в институте, и я глубоко убеждена, в связи с тем, что я хорошо его знаю, что как Михаил Прохоров и Александр Хлопонин – два моих однокашника, однокурсника, есть целиком и полностью продукт, извините, жизнедеятельности Владимира Потанина. Они - люди не самостоятельные. Посмотрите, что стало с Хлопониным без Потанина, и я уверена, что мы очень скоро увидим, что скоро будет с Прохоровым.

Фишман: Вы хотите сказать, что в «Правом деле» за Прохоровым стоял Потанин.

Романова: Нет. Я хотела сказать, что Михаил Дмитриевич Прохоров как бизнесмен, как известная личность обязан исключительно Потанину. И без Потанина… самая популярная, наверное, цитата в последнее время среди людей, которые хорошо знали Прохорова и наблюдали сейчас события, известная цитата маменьки Саввы Морозова, когда она сказала при строительстве дома: «Раньше я одна знала, что ты – дурак, теперь вся Москва знает».

Макеева: Жестко. Борис Надеждин говорит, что у Прохорова есть президентские амбиции, этим объясняется его поведением.

Фишман: У господина Надеждина, очевидно, их нет. Видимо, можно сделать такой вывод.

Макеева: А вы как считаете?

Романова: У вас есть президентские амбиции? Извините, что я отвечаю вопросом на вопрос.

Макеева: Я не Михаил Прохоров во всех отношениях.

Романова: Я тоже. Президентские амбиции, думаю, могут простить, и премьерские амбиции могут простить – такие милые, совершенно симпатичные игры. А вот Ройзмана – нет. Потому что Ройзман – это реальное дело, Ройзман существует и уже в партии. Человек уперся, решив, что он самостоятельный, раз у него есть $18 млрд, «Норникель», «Русал» и т.д.

Фишман: Вы сочувствуете Прохорову?

Романова: Прохорову я сочувствую. Я сочувствую, скорее, не только Прохорову, но, к сожалению, и правой идее, которой опять нет. Но она не могла родиться при Прохорове. Я, конечно, читала все варианты манифеста, я думаю, как и вы, задолго до публикации. Давайте скажем друг другу в глаза – мы видели там о запрете абортов вещь, в либеральном манифесте, мы видели там очень много всего. Мы видели там слова о том, что неплохо было бы вывести деньги российского бюджета из американских ценных бумаг.

Фишман: Прохоров объяснял в своем интервью, что имелось в виду.

Романова: Пусть свои выводит. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия