Роман Удот: «Выборы в Касимове – больше ада!»

Здесь и сейчас
23 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Выборы в Касимове считаю успешными», – заявил сегодня заместитель секретаря генсовета партии «Единая Россия» Алексей Чеснаков.

В воскресенье единороссы на выборах в Касимове набрали почти половину голосов, следом идёт КПРФ. У коммунистов почти тридцать процентов.

Выборы в городке с населением 34 тысячи человек в Рязанской области вряд ли бы привлекли внимание прессы и наблюдателей, если бы не одно обстоятельство. В Касимове за депутатское кресло решил побороться уже упомянутый высокопоставленный единоросс Алексей Чеснаков. Естественно, тут же вспомнили как почти год назад Валентина Матвиенко молниеносно выиграла выборы в муниципальном образовании «Красненькая речка» в Петербурге и стала спикером Совета Федерации.

Казнин: Вы были в Касимове?

Удот: В Касимове я не был, мы находились в центре управления, в штабе, который контролировал то, что происходило.

Макеева: Селекторное совещание проводили, как Сергей Кужугетович проводит.

Удот: Вы не представляете, насколько все это компьютеризировано.

Казнин: Каковы итоги, на ваш взгляд, этих выборов?

Удот: Знаете, в Интернете есть такое выражение – «больше ада!». Вот после вчерашнего дня и ночи у нас появилось «больше Касимова!».

Казнин: А что-то особенное там происходило или так же как всегда, так же как везде?

Удот: С моей точки зрения – это черный день фальсификаторов вообще. Вот его нужно внести в календари, потом все время отмечать его. Ту же самую позицию поддержал Митрохин, ту же самую позицию поддержал КПРФ. Такого количества задокументированных актов (вандализма, хотел сказать. Ну, в принципе, да – тоже дикость) дикого нарушения избирательного законодательства на один квадратный метр еще не было. По нашим подсчетам, примерно от 25 до 30% УИКов были пойманы с поличным с тем или иным уголовным или административным нарушением. Такого раньше не было.

Казнин: Это благодаря чему такое произошло? Действиям полиции, в том числе, большому количеству наблюдателей?

Удот: В том числе – да, но в последнюю очередь. Прежде всего…

Казнин: Обычно не ловят столько.

Удот: Благодаря году того, как мы готовились к думским выборам, потом президентским.

Казнин: То есть, опыт?

Удот: Да. Налаживали связи, собирались люди в какие-то организации, проникались друг к другу доверием, потому что, в конце концов, это была, можно сказать, союзная победа. В том смысле, что мы нашли огромное количество материалов, по которым сейчас можно писать диссертацию, настолько все красиво и выпукло. Я имею в виду, союзная победа «Голоса», который я представляю, организации добровольных, как они себя называют, независимых наблюдателей - «Гражданин наблюдатель», потом свежеиспеченный Сонар, потом мы контактируем хорошо с «Яблоком», КПРФ, со всеми. То есть, вот эта вся структура рассерженных наблюдателей, которые вдруг обрушились на эти несчастные 22 УИКа Касимова, произвели такое впечатление.

Казнин: А результат был бы другим, если бы не было этих фальсификаций? Скажите, только честно.

Удот: Естественно, был бы другим.

Казнин: Насколько другим? Вот у вас есть какие-то предварительные расчеты, раз уж вы сидели в этом самом центре?

Удот: Как говорится, не пойман – не жулик, не вор. Не знаем. По оценке того, сколько мы нашли, сколько мы видели вброшенных уже в урны, там целый ворох всего этого, анализировать и анализировать, я думаю, речь шла от 2 до 4 кресел. Но дело в том, как вы уже сказали, у КПРФ там половина и кому отойдут эти кресла – это контроль за Советом. А контроль за Советом многим стоил, видимо, чести. Потому что мы были в Омске – люди не пошли на такие фальсификации. Мы были в Красноярске – там тоже все было честно. И вдруг мы приехали в Касимов и увидели, что там происходит что-то невероятное.

Казнин: Почему такое происходило? Опять же, дайте оценку.

Удот: Жадность. Вот эти 2-4 кресла кому-то понадобились. Вы должны понять, что когда, допустим, в Красноярске лидирующая партия по опросам имеет 70% и речь идет об одном кресле, то, естественно, они понимают, что они его получат, они делают нам красиво. Мы приезжаем – пожалуйста, садитесь сюда, никаких вопросов не возникает. Как только они дерутся за свои мелкие вот эти два кресла, они кому-то нужны, кто-то обошел, кто-то как-то договорился. Нам механизм понятен, технически как это сделано, после вчерашнего, но непонятна система мотивации: кто их просит, как им платят? Но сама процедура вчера вскрылась. Ну, осталось 2-3 пазла сложить. Но вот то, что мы видели вчера, мы нигде не видели раньше.

Макеева: Скажите, а вот внимание наблюдателей и СМИ было действительно повышенное к выборам в Касимове? Вы обратили на это внимание, вы согласны с такой оценкой? И чем вы это объясняете, если обратили? Или это была обычная ситуация?  

Удот: Если использовать метафору футбольного фаната, вы не следите там за каким-то «Трактором», а мы вот следим и у нас каждый выходной – матч. Мы едем, поем, машем шарфиками, потом едем дальше-дальше, и вдруг вы узнаете и спрашиваете: «Вы всегда так пели песни?». Мы говорим: «Мы всегда так пели песни». Мы всегда так ездили в Красноярск, Омск, Переславль-Залесский. Там есть всякие нюансы, которые вам, как  нефанату этого вида путешествий, неинтересны, но, в принципе, это была рядовая поездка. И многие не ожидали того, что они увидели, привыкли, что нам более-менее делают красиво.

Казнин: А следующий у вас…

Макеева: Матч «Трактора».

Казнин: Кто играет?

Удот: Вы знаете, я бы хотел переварить то, что мы вчера увидели.

Казнин: А что вы из этого хотите сварить, собственно? То есть, в суды пойдете?

Удот: Мы вчера увидели вот эту машину фальсификаций в разобранном виде. Раньше мы находили кусочек там, кусочек здесь. Раньше мы видели вброс здесь, а, допустим, какие-то непонятности с протоколом там. Это было разбросано. Это как была машина у фашистов, которая кодировала. «Энигма» ее называли. Потом – бац, достали подлодку, а там оказалась целая. Вот вчера мы поймали целую «Энигму». Она была из деталей, которые можно собирать. Всегда вставал вопрос. Мы поймали человека с вбросом, у него в руках бюллетени, на них печати, на них подписи. Где они их взял? Он молчит и, как обычно, исчезает. А вчера оказалось, что в этом же помещении в сейфе лежат эти бюллетени пропечатанные и уже проголосованные. Пазл сложился.

Казнин: Это вам поможет на следующих выборах?

Удот: Вот как Черчилль сказал после того, как они сломали «Энигму», что они выиграли войну, я надеюсь, что вчерашняя сломанная «Энигма» в Касимове поможет нам выиграть войну с фальсификациями.

Макеева: Подождите, то есть, на эти выборы можно уже поставить крест? Тут уже ничего не удастся отыграть?

Удот: Буквально вырвали меня сейчас из телефонного разговора с людьми, которые до сих пор сидят там, в Касимове. Я не знаю, наверное, когда-нибудь им поставят памятник, потому что люди бросили свои дела, прощай работа, сидели в ТИКе разбирались с 17-м УИКом, с 15-м УИКом. Для нас – это как для футболистов гол на какой-то минуте. Вот мы это все с ними обсуждали. Вопрос остается открытым. Я думаю, что для сохранения лица эти выборы нужно провести заново. Во-первых, там была снята по достаточно надуманным причинам «Справедливая Россия». Во-вторых, вот этот ворох, когда мы ловим треть с теми или иными видами фальсификаций, то, в принципе, по закону 25-30% - уже нужно аннулировать выборы.

Казнин: Слово за Чуровым, получается? Ну, вы должны ему все это предоставить документально зафиксированное?

Макеева: Тяжело задумались.

Удот: Да.

Макеева: За кем – решает суд, а потом уже Чуров должен отреагировать или нет.

Казнин: Надо направить, по-моему, все-таки.

Удот: Я думаю, прежде всего, мы должны работать с обществом. Мы должны обществу показать ту зверюгу, которую мы вчера поймали, показать, как она работает, как один пазл подходит другому, как из сейфа председателя УИКа протоколы попадают в руки вбросчика, как они потом попадают туда, как они выпадают, почему людям не позволяют подходить к урне. Мы раньше думали, не могли понять…

Казнин: Почему?

Удот: Потому что вброс осуществляется небольшими партиями и их издалека не видно, поэтому они боятся, когда мы подойдем. Мы раньше думали, что, как в видео, пачку пихают. Нет! Мы вчера увидели, как из этих сейфов выпадают небольшие партии. Поэтому я говорю, от 2 до 4 кресел. Но когда для них это существенно, они пускаются во все тяжкие, чтобы захватить контроль за Советом.

Макеева: Получается, что касимовцы плохо справились с поставленной задачей, если предположить, что такая задача была поставлена? Если вы все это заметили, да еще так, что полностью поняли весь механизм, осталось только найти поляка-расшифровщика «Энигмы», чтобы он вам все это доделал, то руководителей там поснимают только так? То есть, они вам выдали страшную тайну?

Удот: Вы знаете, проигрыш их системы в принципе, и вообще системы в философском плане вертикали власти, то там лояльность превыше профессиональности. Поэтому они постепенно деградируют. Они не находятся в среде конкуренции. Они держат свою лояльность и они их будут вытаскивать. Я знаю случай в Азове, когда человека, буквально председателя УИКа поймали на видео. Ее осудили, дали штраф в шесть месяцев ее зарплаты (она учитель, там немного – 60 тыс. рублей), она осуждена была за фальсификацию и, тем не менее, на выборах мэра мэр на инаугурацию ее пригласил. И я думаю, он будет поощрять ее и дальше. Поэтому, я думаю, они не будут их наказывать, если их не накажет общество.

Макеева: Спасибо, Роман.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.