Ройзман защитил особняк «Города без наркотиков» в суде: москвичи поработали, не взяв ни копейки

Здесь и сейчас
14 января 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Основатель фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман в прямом эфире ДОЖДЯ прокомментировал новость о том, что Арбитражный суд Свердловской области отменил решение чиновников о выселении из исторического особняка в центре Екатеринбурга – фонд получил здание в безвозмездное пользование при прошлом губернаторе.

Белоголовцев: Я правильно понимаю, что вас можно поздравить с победой в суде, потому что, учитывая последние события и давление, которое на Фонд оказывается, результат рассмотрения дела не был таким очевидным изначально?

Ройзман: Да, мы все знаем страну, в которой мы живём, иллюзий у нас не было, а арбитражный суд вдруг оказался выше всех этих политических мелочей и принял простое, ясное, справедливое решение. Понятно, что этим завоевали уважение серьёзное, потому что за процессом все следили. Проехали и продолжаем дальше работать.

Белоголовцев: Я не очень понимаю саму предысторию ситуации. Несложно найти в интернете, что в августе 2011 года областное правительство своим распоряжением предоставило вам  это здание в безвозмездное пользование, это правая рука, а левая рука в это время - Министерство по управлению госимуществом - у вас попыталось это здание отобрать. Какая логика была в этом процессе, если была?

Ройзман: Мы по адресу Белинского, 19 находимся уже 14-й год. Этот адрес знает весь город, вся область,  и очень многие в стране. В какой-то момент областная власть в знак уважения и в знак заслуг Фонда передала нам помещение в безвозмездное пользование. Это было почти полтора года назад. Совершенно неожиданно, когда власть поменялась, пришли другие люди, которые попытались это помещение у нас отнять. Но так как зацепок не было никаких, они воспользовались прокуратурой, сделали какое-то предписание, а так как документы все были замечательно оформлены, им предстояло самих себя раскатать. Вот они этим и начали заниматься в суде. Это всё было очевидно. Мингосимущество по Свердловской области тоже сейчас заложники какой-то политической ситуации. Я очень рад, что арбитражный суд, была коллегия судей, принял такое простое и однозначное решение и отказали власти в этом иске. Нас защищали, нам очень повезло, совершенно неожиданно вышли москвичи за нас, «Князев и партнёры», очень мощная коллегия адвокатов. Приехал лучший юрист Максим Столяров, и они не взяли ни копейки денег, просто очень приятно и по-человечески так.

Белоголовцев: Если вы заговорили о признании заслуг, то не могу вас не спросить о следующем. Сегодняшнее заявление заместителя директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Николая Цветкова, что «результат там очень скромный, если он вообще есть, а есть желание проявить себя», так он рассказал о работе Фонда Город без наркотиков. С вашей точки зрения, может ли это заявление расцениваться как какой-то сигнал, и не возникнут у вас дополнительные проблемы после такой громкой оценки?

Ройзман: Во-первых, я скажу, что Цветков в силу обстоятельств дилетант, и живых наркоманов в своей жизни не видел, разве в те времена, когда он работал в администрации президента. Для меня он не авторитет, он никогда здесь не бывал. Обратите внимание, я никогда бы не позволил сказать то, чего не знаю, тем более так публично. Очень странно, человек с такой должностью говорит то, чего он вообще не знает, в чём он не разбирается, это показывает уровень замов Виктора Петровича Иванова. Я думаю, что имеет смысл обратить на это внимание, тем более Фонд для Госнаркоконтроля всегда была дружественной организацией, мы работали бок о бок, всегда заступались, когда как-то несправедливо о них говорили. Ну, сказал и сказал, он не несёт за свои слова никакой ответственности, нагрузки смысловой его слова не несут, поэтому мы к этому относимся очень спокойно. Удивляет другое, он здесь бывал, он мог приехать и посмотреть своими глазами, а после этого говорить то, что думает. Человек, который не бывал здесь, и о чём-то позволяет себе говорить, это не по-мужски, некрасиво, но мы переживём, не такое мы слышали.

Белоголовцев: А может ли это заявление Цветкова иметь какое-то значение? Например, в связи с новостями, которые некоторое время назад обсуждались, что государство готово распределить довольно серьёзную сумму денег  между негосударственными центрами, которые могут помочь в борьбе с наркоманией. Можно ли это расценивать как то, что ваш Фонд, скорее всего, сюда не войдёт?

Ройзман: Смотрите, во-первых, мы никогда в жизни не претендовали на эти деньги, Фонд, проведя более 5 тысяч успешных операций против наркоторговцев и спасший тысячи людей, ни разу в жизни не попросил и не потратил ни копейки бюджетных денег, мы не претендуем. Во-вторых, то, что говорит Цветков, скорее всего, имеет какое-то значение для него лично, для нас не очень, пока этот человек ничем себя не проявил. Для зрителей «Дождя» скажу очень простую вещь - когда у нас прошли обыски, и мы там наводили порядок, мы нашли фотографии первого нашего центра на Изоплите, где мы начинали в 1993 году. Мы нашли 25 человек, которые там были в 1999 году перед Новым годом, 13 лет назад, мы из этих людей 22 человека нашли, они на контакте с нами, они бросили колоться и не употребляют наркотики  13 лет. У них около 40 детей, они все на контакте, они готовы разговаривать, у многих высшее образование, свой бизнес, кроме «АиФа» никто не обратил внимания на эту ситуацию. Это факт по 1999 году, пусть кто-нибудь в России попробует похвастаться тем же самым.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.