Родственники Березовского еще не думают о похоронах: неизвестно, когда выдадут тело

Здесь и сейчас
24 марта 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Дом Бориса Березовского под Лондоном продолжает держать в оцеплении полиция. Подъезды к нему перекрыты. Специалисты по химической и радиационной защите пока решили не выносить и не перемещать тело.

По последним данным, ничего подозрительного в доме опального российского олигарха не обнаружено, но следователи продолжают работу. Английская пресса в связи с этим напоминает, что сам Березовский рассказывал об угрозах в свой адрес и что полицейские вынуждены проверять все версии этой загадочной смерти. Подробнее об этом – Екатерина Базанова.

Британская полиция сообщает, что ранее Борис Березовский серьезно опасался за свою жизнь, именно поэтому следователи хотят осмотреть место его смерти максимально тщательно и привлекли к работе специалистов по химической и радиационной защите.

Официальные причины смерти Бориса Березовского еще не названы, что, естественно, дает идеальную почву для самых разнообразных версий и слухов. Газета «Guardian», со ссылкой на близкого знакомого олигарха, пишет, что в последнее время Березовский не раз говорил о самоубийстве и буквально мечтал о сердечном приступе. Возможно, с тем же самым человеком из окружения  олигарха накануне разговаривал и адвокат Александр Добровинский.

Александр Добровинский, адвокат: Это то, что мне передал человек из Лондона, что несколько дней назад он с ним разговаривал, и он думает таким образом уйти.

Газета «Sunday Times» стало известно, что после проигрыша в лондонском суде Роману Абрамовичу и уплаты многомиллионных издержек, врачи поставили Березовскому диагноз «клиническая депрессия», после чего он несколько месяцев лечился в клинике в британской столице и принимал антидепрессанты. Английская пресса рассказывает, что в последнее время Березовский находился в подавленном состоянии и даже предпочитал не выходить из дома. Сначала следствие проверяло и версию возможной насильственной смерти, но никаких признаков нападения пока не обнаружено. Близкий друг умершего и бывший глава издательского дома «Коммерсантъ» Демьян Кудрявцев подтвердил в своем твиттере, что на теле олигарха «нет признаков насильственной смерти». В самоубийство Кудрявцев не верит. Что касается похорон, то про них пока ничего не известно.

Демьян Кудрявцев, экс-глава ИД Коммерсантъ: Это невозможно сейчас определить, пока расследование не закончится. Такова процедура. Никто не знает, когда отдадут тело, никто не знает сопутствующих этому факторов. Поэтому семья не может принимать такое решение и не занимается этим.

Семья Бориса Березовского пока не обращалась к российским властям для того, чтобы договориться о похоронах здесь, в России. Кудрявцев добавил, что, скорее всего, тема похорон уже будет обсуждаться в понедельник, потому что в воскресенье вести переговоры с официальными учреждениями практически невозможно.

С нам на связи Александр Гольдфарб, один из партнеров Бориса Березовского и глава Фонда гражданских свобод.

Кремер: Как и от кого вы узнали о смерти Березовского?

Гольдфарб: Узнал я вчера утром, мне позвонил приятель и сказал, что идет такая новость, а отреагировал, естественно, печально, я с ним знаком больше 20 лет, мы много с ним работали, это огромный удар для меня лично.

Кремер: Когда вы в последний раз виделись и когда в последний раз говорили с Березовским?

Гольдфарб: Я с ним говорил недели три назад. Он мне звонил после того, как Луговой отказался от участия в Лондонском суде, и он интересовался подробностями, поскольку я занимаюсь делом Литвиненко.

Кремер: Чем в последние месяцы он жил? Были ли у него какие-то планы, проекты?

Гольдфарб: Я об этом мало что знаю, потому что я его не видел практически с ноября после того, как все начали приходить в себя после его проигрыша Абрамовичу. Я с ним говорил после этого по телефону, но не удалось пересечься, он был в Лондоне и Израиле, а я в Америке. Он был, конечно, под сильным стрессом. Я думаю, что у него были признаки депрессии.

Кремер: В чем это выражалось?

Гольдфарб: Он подавлен, меланхоличен. Это не удивительно, потому что удар был страшный, даже сильный человек впадет в уныние. Это был сильный для него удар и персональный, и финансовый, и политический.

Кремер: Что вы можете сказать о существовании этого письма, о котором говорит Дмитрий Песков?

Гольдфарб: Пока Дмитрий Песков и его босс не покажут это письмо в цивильном варианте, чтобы можно было увидеть почерк, ничего сказать нельзя. Если такое письмо и было, то, может быть, оно искажено каким-то способом в изложении Пескова. Надо, конечно, на него посмотреть. Я считаю, их долг его опубликовать, потому что Борис Абрамович и Владимир Путин являются историческими фигурами, и их персональные взаимоотношения стали важным фактором в российской политике, российской истории в течение последний 15 лет. Это письмо, безусловно, будет храниться в музее, если оно действительно существует.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.