Режим Башара Асада обречен

Здесь и сейчас
16 ноября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Арабы против Сирии. Башар Асад лишился поддержки даже Лиги Арабских государств. Ждет ли его судьба Муамара Каддафи, и ждать ли военного вторжения в Сирию, обсудили с обозревателем газеты "Московские новости" Еленой Супониной.

Сегодня вступило в силу решение приостановить членство страны в организации. А с минуты на минуту на экстренном саммите Лиги в Марокко должны объявить о санкциях против Дамаска.

Наиболее жесткую позицию по отношению к Сирии занимают монархии Персидского залива, прежде всего, Катар и Саудовская Аравия. Они готовы даже отозвать своих послов.

Беспорядки в Сирии продолжаются почти восемь месяцев. Все это время власти жестоко разгоняют все антиправительственные протесты. Лишь про приблизительным оценкам, жертвами практически гражданской войны уже стали 4 тыс. человек.

Ждет ли Башара Асада судьба Муамара Каддафи, и ждать ли военного вторжения в Сирию, обсудили с обозревателем газеты "Московские новости" Еленой Супониной.

Казнин: Обречена Сирия, на ваш взгляд?

Супонина: Сирия – нет. Обречен режим Башара Асада, его правление и режим, который уже долгие-долгие десятилетия правит этой страной - это Партия арабского социалистического возрождения (там партийная монополия на власть), вот этот режим обречен.

Казнин: Этот режим дружественной России или нет? Или не все так просто? Дружественный?

Супонина: Да, это дружественной России.

Писпанен: У нас большие достаточно крупные военные контракты с Сирией.

Супонина: Я бы не стала преувеличивать. Еще летом этого года наш премьер Владимир Путин неожиданно во Франции сказал, что у России нет особых интересов в Сирии и товарооборот не очень большой. То, что там называют некоторые военные базой в Тартусе, на самом деле, это не военная база, а пункт материально-технического обеспечения для военных кораблей, не очень большой. Поэтому, мы там защищаем, скорее, геополитические интересы, а не экономические. Поэтому, падение этого режима опасно для Сирии в общеполитическом смысле, но не с экономической точки зрения.

Казнин: Не начнется ли там хаос, по крайней мере, на какое-то время?

Супонина: Там происходит революция и почему-то иногда кому-то кажется, что революция - это обязательно перемены к лучшему. Отнюдь, нет, и мы по своему собственному историческому опыту это знаем. Еще наш русский философ Бердяев говорил, что революция это и большое несчастье, и урок, и неизбежность, и все что угодно, но не обязательно благо. Вот в Сирии не обязательно все будет хорошо.

Писпанен: Но, а кто может придти на смену Асаду? Есть там какой-то уже понятный лидер, который может занять его место?

Супонина: Вчера приезжал сюда в Москву лидер сирийской оппозиции Бурхан Гальюн и с ним встречался министр иностранных дел Сергей Лавров…

Писпанен: То есть это уже практически официальное признание получается, нет?

Супонина: Нет, ни в коем случае. Россия не поддерживает оппозицию столь однозначно и даже вот этот вот приезд оппозиции и встреча на уровне министра иностранных дел - это нечто для оппозиции такое прорывное, потому что Россия продолжает поддерживать отношения с сирийским режимом и остается все больше в меньшинстве. Потому что кроме России и Китая практически этот режим сейчас никто не поддерживает, хотя Россия постоянно говорит о том, что она защищает там не Башара Асада, а международную законность. Так вот, этот товарищ из оппозиции, он не производит впечатление сильного лидера. Оппозиция разобщена. Это означает, что в Сирии не исключается любой сценарий, вплоть до начала гражданской войны.

Казнин: Беседовал неофициально как-то с российским дипломатом, который работает в… не буду говорить в какой стране, но там именно, и он говорил, что вот у них считалось поехать в Сирию отдохнуть - самым лучшим отпуском из всех стран региона.

Писпанен: Наверное, потому что там выпивать можно?

Казнин: Наверное, еще и потому, что там относились хорошо, но речь шла не только об этом. В принципе, Сирия, по крайней мере, для этого человека, выглядела как такое райское место. Сейчас, видимо, и в каком-то ближайшем будущем ситуация совершенно другой будет. Есть какая-то хоть перспектива, что Сирия и другие страны, испытывающие подобные проблемы, успокоятся в какой-то момент? Когда?

Супонина: Я понимаю, что имел в виду ваш знакомый, поскольку там училась в Сирии и я знаю, что это страна очень светская, и очень хорошо там относятся к россиянам, но и оппозиция прекрасно относится к россиянам. Вот я как раз вчера общалась с оппозиционером из этой делегациии и поняла, что они к русским, к россиянам относятся очень хорошо, но, среди оппозиционеров очень много исламистов. Там ведущую роль сейчас в оппозиции играет группировка «Братья-мусульмане», которая при нынешнем режиме, запрещена, а это означает… Страна, между тем, очень сложная: там живут и мусульмане-сунниты, и шииты, и правящая верхушка - это меньшинство алавиты, которые вообще верят в переселение душ, и друзы там есть (это тоже религиозное меньшинство со своими обычаями и традициями). Все перемешано, замешано и не дай бог, малейшая искра – начнут стрелять друг в друга и тогда это надолго. Но шанс удержать эту страну от продолжения кровопролития все-таки имеется, хотя режим вряд ли устоит.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.