Рейтинг вузов от фонда Потанина

Здесь и сейчас
22 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Лучший ВУЗ страны - Новосибирский государственный университет. Благотворительный фонд Владимира Потанина составил очередной рейтинг высших учебных заведений России.

Третий год подряд лидер не меняется. А в первую пятерку также вошли Уральский Государственный университет имени Горького, Казанский Федеральный университет и Российский педагогический университет имени Герцена.

Крупнейший ВУЗ России - МГУ - единственный представитель Москвы в первой пятёрке, он её замыкает. В рейтинге Благотворительного фонда Потанина участвуют 60 крупнейших государственных вузов.

Новый рейтинг обсуждаем с генеральным директором Благотворительного фонда Владимира Потанина Ларисой Зельковой.

Макеева: Почему Новосибирский госуниверситет? – первый вопрос. Где конкурс больше: в МГУ, в санкт-петербургском госуниверситете или в новосибирском? Я думаю, что первые два опережают. Это люди заблуждаются? На самом деле надо ехать в Новосибирск?

Зелькова: Наш рейтинг не про конкурс на поступление в ВУЗ. Когда потенциальный студент, абитуриент, сдает экзамены в ВУЗ, то, поступив в университет, он, как правило, расслабляется и думает, ну, вот, я уже в МГУ, все отлично у меня. А если он поступил, допустим, не в московский университет, а в свой, в своем городе, который вроде и не такой известный, и не такой заметный, то он старается изо всех сил и пытается наверстать все то, что нужно ему наверстать. Так вот наш рейтинг как раз про продукт системы высшего образования. Мы оцениваем не аудитории, не технические средства, не научные публикации, а оцениваем знания и активность студентов, которые учатся в университете, и знания и активность молодых преподавателей. Так устроена наша программа, которой 10 лет, это программа конкурсная, поэтому у нас есть возможность, проводя во всех 60 университетах конкурсный отбор, получать довольно объективную картину. Она составлена по одним и тем же критериям, и в этой картине есть 3 части оценок студентов и 1 часть молодых преподавателей.

Казнин: А действительно так происходит, что, например, в столичных ВУЗах люди поступают и сразу начинают работать с первых курсов? Они уделяют самой учебе и науке меньше времени, чем это происходит в том же Новосибирске, где люди идут в ВУЗ в первую очередь для того, чтобы учиться, а не для того, чтобы расширять кругозор…

Макеева: И зацепиться в городе Москва или Санкт-Петербург.

Зелькова: Вы почти ответили на свой вопрос. Картина еще более сложная. Мало того, что сами студенты, поступив в Москве в университет, особенно те, которые приехали в Москву, для того, чтобы жить более менее приемлемо вынуждены работать, и как правило не по своей будущей специальности, и таким образом учатся они в промежутках между работой, так еще и молодые преподаватели, которые тоже участвуют в нашей программе, к сожалению, в Москве гораздо слабее чем в региональных ВУЗах. И это проблема связана с рынкам труда – все наиболее амбициозные, активные и качественные выпускники сегодняшних московских университетов, как правило, не остаются работать в своих alma mater, и уходят в другие сектора. И университеты мало могут, что им предложить. Конечно, есть исключения из правила, но в основном тенденция именно об этом.

Казнин: То есть, отличная вещь, наверное, это университетский городок. То, что есть в Новосибирске – Академгородок, когда люди в замкнутом пространстве учатся, занимаются наукой. Как и в США, и то, что у нас совсем не развито.

Макеева: Меньше искушений, вокруг ученые, все способствует тому, чтобы заниматься наукой.

Казнин: Чтобы попасть в город из Академгородка надо проехать на автомобиле минут 20-30.

Зелькова: Честно говоря, думаю, что для молодых людей - преграды только распаляют их интерес к жизни вокруг них, поэтому вряд ли их можно остановить удаленностью Академгородка от Новосибирска. Я думаю, здесь другая конструкция и у нас в программе она тоже заметна. Мы предлагаем нашим стипендиатам готовить их волонтерские проекты по трем направлениям, понятным им, независимо от их будущей специальности. Мы предлагаем подумать над их проектами в области студенческой науки. Студенческого самоуправления и социально значимых различных программ. Так вот наши студенты активней всего ведут себя тоже не в московских ВУЗах. И проекты, которые они готовят на наш конкурс, как правило, самые зажигательные.

Макеева: А стипендии большие?

Зелькова: Стипендии 3,5 тысячи рублей ежемесячно.

Казнин: А как все происходит дальше? Они сделали программы и что?

Зелькова: Это финальная точка. На самом деле наша стипендиальная программа построена на отборе в ВУЗах среди отличников. Для того, чтобы стать нашим стипендиатом, нужно не менее двух сессий подряд учиться на одни пятерки. Но это только основание на участие в конкурсе. Мы всем автоматически стипендии не даем, поэтому они приходят на наши двухэтапные отборные соревнования и те, кто их достойно выдерживают…а мы не проверяем знания, так как считаем, что мы никогда лучше преподавателя не можем проверить знания по предметам, можем проверять только умение логически мыслить, интеллектуальный потенциал человека и другие разные личностные качества; так вот по итогам этого отбора мы отбираем в каждом ВУЗе около 20 лучших студентов, в зависимости от размера университета, и выплачиваем им стипендию. А вот уже нашим стипендиатам, заинтересованным, готовым развиваться дальше мы предлагаем другие виды активности и проводим для них летнюю-зимнюю школу, куда они привозят свои проекты по этим трем направлениям: наука, самоуправление и социально значимые программы. Так вот возвращаясь к разговору о студенческих городках, мне кажется, нашим университетам очень сильно не хватает функций социализации. Потому что в той модели кампуса, которая существует в зарубежных университетах, у студентов, как правило, есть много возможностей для того, чтобы себя проявить в понятной и доступной им области, например, управлять общежитиями, создать детский сад для детей и для семей студентов, учиться и заниматься наукой и так далее. Вот мы, в некотором смысле, пытаемся их научить этому, благодаря нашим школам.

Макеева: Хочу сказать, что Никита Белоголовцев, который к нам подсел уже за информационный стол, так кивал всю дорогу, что у меня сложилось впечатление, что: а) ты учился в Новосибирском университете; и б) ты получал стипендию 3,5 тысячи и у тебя есть какой-то проект.

Белоголовцев: Несколько моих однокурсников проходили испытания, о которых мы сейчас слышали, и получали потанинскую стипендию.

Макеева: Что с ними теперь?

Белоголовцев: Да, все по-разному. В основном у них все хорошо, один из них даже преподает в институте сейчас, в котором он учился.

Макеева: В Москве?

Белоголовцев: В МГИМО, да.

Макеева: Вот видите.

Зелькова: Мне особенно это приятно.

Казнин: Скажите, а к ЕГЭ вы как относитесь?

Зелькова: Я отношусь к ЕГЭ, как к реформе, которую нужно пережить, сделать ее максимально качественной, потому что, мне кажется, это единственная дорога для нас, чтобы унифицировать систему испытаний для выпускников школ. Другой вопрос, что качество ЕГЭ должно быть высоким.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия