Рэп для президента

Здесь и сейчас
23 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Дмитрий Медведев заехал сегодня в "РИА Новости" поздравить агентство с 70-летием. И побывал на летучке, где ему показали видеоролик из проекта Rap Info — новости речитативом.

Поразить президента решили сюжетами о Михаиле Ходорковском, Никите Михалкове и системе ГЛОНАСС. Судя по всему, удалось, президент даже пообещал в будущем свое обращение записать в стиле рэп.

Тем самым Дмитрий Медведев стал ближе Владимиру Путину — раньше музыка улиц была близка скорее премьеру.

Будущее "политического" рэпа обсуждаем с участниками проекта Rap Info, рэперами Александром Степановым и Тимуром Кузьминых, более известными как ST и Dino MC 47, а также автором проекта Иваном Парфеновым.

Казнин: Вы согласны с тем, что рэп должен быть созидательным? Как в лучшие комсомольские годы вы с мотыгами идете в поля и вместе со всем народом созидаете светлое будущее?

Макеева: Нет-нет, нард с мотыгами, а исполнители вдохновляют.

Кузьминых: Рэп должен быть разным, рэп есть gangsta, очень криминальный, есть коммерческая музыка, которая крутится по музыкальным каналам, есть рэп социальный, есть рэп протестный, революционный. Наш рэп – протестный, не революционный.

Макеева: А вас не удивило, что, во-первых, этим заинтересовались «РИА Новости», государственное информагентство, во-вторых, Медведеву показывали, правда, там какой-то фрагмент вычеркнули, насколько я понимаю.

Кузьминых: Ему показали все полностью, фрагмент вырезали из репортажей.

Степанов: Если вернуться к теме того, что рэп-музыка - даже если не подразделять ее на социальный-не социальный, gangsta, не gangsta - всегда и в Штатах и у нас, рэп-музыка говорила о том, о чем говорят люди в массах. Это голос большинства молодых людей. Этим можно объяснить и то, почему этим заинтересовалось «РИА Новости». Потому что мнение огромной массы, которое подчас забывается.

Казнин: Все-таки вы сказали про протест. Протест, по крайней мере, в нашей стране, в России – это что-то, что находится за рамками официальной политики. Это если говорить и о партийной жизни, и если говорить, наверное, о музыке.

Кузьминых: Мы же не в политике.

Казнин: Вы о политике читаете.

Кузьминых: Мы же это делаем, потому что это актуально, интересно. Молодые люди хотят это слушать. Может быть, им неинтересно это смотреть, грубо говоря, кондовые новости на Первом канале, но, послушав трэки – у нас готово уже три выпуска, будет четвертый, то есть почти месяц в еженедельном режиме – послушав нас, они обращают внимание на какие-то новые проблемы, новые для себя вещи, о которых они раньше не знали. Если послушать наше творчество, что я, что Саня, мы всегда делали рэп социальный, рэп жесткий, рэп правильный. Немножко изменилась форма, теперь то в формате таких новостей, но тем не менее, это все идет честно, это идет от сердца. И мне этим очень нравится заниматься, это действительно по-настоящему интересно.

Степанов: Можно еще добавить, в чем еще особенность этой передачи, что все-таки артист, делая свой собственный трэк, он волей-неволей все равно дает именно свое мнение, свою позицию. Он говорит прямолинейно, и уже человек думает, слушать его или нет. А в проекте Rap Info мы стараемся дать именно новость. У нас есть какая-то заинтересованно где-то, свое мнение, но мы его держим, чтобы человек получил именно новость с двух сторон. Не то что кто-то плохой или хороший, а то, что есть факты о том, что он плохой, и факты о том, что он хороший.

Парфенов: Что касается традиционных классических новостей, то сегодня журналисты могут чувствовать себя стесненными, не полностью свободными в традиционных форматах. Может быть, приходится, а может быть, получается так, что мы находим творческое применение, творческое выражение современной журналистике. В актуальных форматах именно рэп, русский рэп, который исполняют такие ребята как Dino и Саша – это, наверное, самый актуальный, самый правильный способ подачи. Не то что мы его выбрали специально, а так работают тенденции, и мы просто пытаемся за ними успеть.

Макеева: Вы сами в «РИА Новостях» работаете.

Парфенов: Да, я работаю в «РИА Новости».

Макеева: А между собой вы как связались? Как это было – вы придумали этот проект именно новости, и дальше вы искали исполнителей и нашли людей, которые по совпадению интересуются не только рэпом, а еще и новостями?

Парфенов: Я небезынтересен к рэпу, и в принципе, знал, что есть рэперы, которые имеют гражданскую позицию, какой-то интерес к текущим событиям. Я старался обращаться именно к ним, и мы сошлись просто в интересах. И записав первый ролик, я понял, что это будут те ребята, с которыми я хочу работать.

Макеева: Общение с президентом – он, конечно, по форме пошутил «послание Федеральному собранию хорошо в этом стиле записывается» и т.д, было очень симпатично и мило, но он по содержанию что-нибудь сказал? До, после, в процессе как-то с вами обсуждал?

Кузьминых: Нас-то там не было.

Макеева: Он с вами вообще не говорил?

Кузьминых: Иван там был, а нас там не было. Есть видео, которое можно посмотреть на сайте «РИА Новостей», и я думаю, что все комментарии, которые он сказал во время просмотра этого трехминутного ролика. Он где-то улыбался, где-то загрустил, но в общем, мне показалось, что…

Казнин: Плакал.

Кузьминых: Когда он загрустил, мы тоже загрустили. В общем, показалось, что действительно на него это произвело интересное впечатление, ему понравилось, это было действительно необычным.

Казнин: Ведь всегда в России была проблема – власть и художник. Я и к вам обращаюсь, который все это придумал и организовал в официальном средстве массовой информации, и при этом делает вот такие протестные вещи. Не боитесь ли вы, что это будет выглядеть так, что ребят будут приглашать выступать на корпоратив к замминистра какого-нибудь.

Макеева: Вот этого бояться не надо, очень хорошо.

Казнин: Понятно, что деньги хорошие. Но это все будет вот так вот выглядеть, и не более того, и не дальше.

Парфенов: Я сначала опроверг бы формулировку того, что это протестный проект. Он не протестный.

Казнин: Протестный рэп – прозвучало.

Парфенов: Я не скажу, что это протестный рэп, он абсолютно соответствует актуальным событиям, мы никаким образом не перегибаем, не пытаемся нагнетать или раскачивать что-то, просто мы делаем так, как мы это видим, мы никому не заискиваем.

Казнин: То есть на митинге оппозиции вы не выступили бы, к примеру?

Парфенов: Нас для начала никто не приглашал на митинг оппозиции.

Кузьминых: 31-го точно нет, это вообще моя тема. Я не поддерживаю как ни «Наших», так и Стратегию 31 я тоже не поддерживаю. Я, естественно, понимаю, что в России необходимы определенные перемены в плане того, чтобы больше людей могли участвовать в этой политике и должна быть гораздо большая конкуренция. Но такие радикальные формы, и люди, которые орут: «Революция!», ломать, взрывать, грабить – мы их тоже не поддерживаем.

Макеева: А вы уверены, что  участники встреч 31 числа призывают ломать и грабить?

Парфенов: Просто позиция большинства людей, которые думают и хотят, чтобы что-то изменилось, находится не на «Селигере» и не на «Антиселигере», она находится где-то посередине. Мы не должны обязательно выступать в каких-то акциях, чтобы показать какое-то отношение к текущим событиям. Мы можем тоже делать нашу работу, давать возможность тысячам людей услышать нас, можем их мнением заинтересоваться.

Кузьминых: Обсуждать, спорить. Потому что если вы, допустим, зайдете на официальный канал Youtube, где все эти видео, и почитаете комментарии, очень идет такая жесткая борьба, люди спорят на разные темы.

Степанов: Очень забавно то, что мы даем просто новости, как они даются везде. Но за счет того, что это новости без вырезки и именно такие острые, вы их сразу назвали протестом. Мне кажется, такое мышление только у нас в стране возможно. Если правда – то протест.

Макеева: Теперь, когда показали президенту, это, конечно, не протест. Мы сейчас тоже все услышали. Вы понимаете, что теперь вас не будут воспринимать как смелых ребят. Я посмотрела несколько дней назад, я впервые увидела, что такое Rap Info и подумала: «Да вообще, крутые ребята». А теперь вы все президенту показали, значит, можно, значит вы уже часть системы.

Степанов: Опять же очень странная наша система. Если делаешь песни, тебя знает 100 человек, ты у нас настоящий артист, рэп-музыкант, тебя знает тысяча человек – ты, видимо, уже продался кому-то. Твои клипы взяли на телек – все, ты уже попса. Это менталитет, тут не изменить. Мы как делали новости, мы их так и будем делать.

Казнин: А где вы взяли новости, как вы их выбираете? Почему эти, а не те?

Макеева: Иван выбирает, нет?

Кузьминых: В основном, да, выбирает Иван. Все в диалоге, все в команде. Мы собираемся и выбираем что-то интересное. Но, как правило, какая-то самая острая новость. Благо, вот июнь у нас был полон хороших новостей, хороших и плохих, и противоречивых, поэтому было о чем написать.

Макеева: Новости должны появляться в выпуске новостей раньше, чем раз в неделю. И то, тяжело, наверное, раз в неделю, это творческий, кроме того. Но вы готовы чаще? Или не думаете, наоборот, что это слишком часто уже сейчас, что вы просто устанете скоро?

Кузьминых:  Я думаю, что раз в неделю – это оптимально. Как правило, занимает один день написать это все, сочинить и записать в студии. Соответственно несколько часов съемок. Плюс постпродакшн, это графика, там тоже работает команда людей. Раз в неделю, я думаю, что мы можем это делать, потому что параллельно мы занимаемся еще и своими альбомами. Я записываю новый альбом, у Сани недавно вышел альбом. У нас есть свое основное творчество, мы тоже не забываем.

Казнин: Я предположу, мне почему-то пришла такая мысль в голову, что в ближайшее время вас куда-то пригласят делать раз в неделю такие выпуски новостей на каком-нибудь телеканале. Не было еще таких предложений?

Макеева: Пойдете?

Парфенов: Давайте если мы все-таки будем на канале, вы сможете сказать: «Вот, я был прав».

Казнин: Хорошо. Я, в общем, для этого и сказал. Мы не можем с вами расстаться, не попросив что-то почитать, какой-то выпуск новостей.

Степанов: Михалков Никита, мы вас раскусили, Вы администрация милиции России, покинули совет, зачем обороны мина?!. Чтобы ведерком синим было вас не видно? Понятно, что обидно, дофига работы, и нас волнуют, честно, все ваши заботы. А мы, козлы и хамы, люди больные, простите, что, Никита, вообще смотрим ваши фильмы. Я видел видео, знаю, вы научились смеяться без наркотиков. Глаза шире открылись, простите, у вас встреча? Пожалуйте на встречку. А нам с утра до вечера вообще-то делать нечего.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия