Разоблачитель "Транснефти" не против коррупции

Здесь и сейчас
16 августа 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

У Алексея Навального появились последователи (или подражатели). Блогер Максим Лобанов опубликовал пост, в котором описывает схему воровства денег вокруг компании "Транснефть". Дочерняя компании "Транснефти" "Возрождение", как следует из блога, заключила фиктивный контракт с фирмой-однодневкой, которая получила от подрядчика примерно $7 млн и исчезла. Таких однодневок вокруг "Транснефти" – тысячи, а та же компания "Возрождение", по информации блогера, заключила контракты примерно на миллиард рублей.

Блогер Максим Лобанов – бывший соавтор блога Tehnomad, одного из самых популярных русскоязычном ЖЖ, - и сам был участником скандала. Некоторое время назад он заявил, что прокремлёвское издание "Политтреш" наняло его на работу, правда потом он с ними разошёлся. Ещё в нынешнем году Максим Лобанов выступил в качестве лектора на форуме "Селигер". Там он рассказывал о своей работе на блог Tehnomad. В качестве примера, кстати, он приводил блог Алексея Навального. А вот теперь и сам пошёл по его стопам и стал разоблачать "Транснефть". Компанию ранее разоблачал сам Алексей Навальный.

Зыгарь: Откуда родилось это ваше расследование и почему вы решили пойти по стопам Алексея Навального при том, что особого эффекта пока что от этого не наблюдается. Ни правоохранительные органы, ни Следственный комитет или прокуратура проводить следствие, проверки по вот этим разоблачениям не спешат.

Лобанов: Во-первых, еще не так много времени прошло, чтобы точно судить, заинтересуется ли…

Зыгарь: Ну, что касается Навального, довольно много уже времени прошло.

Лобанов: Я не по Навальному говорю, я говорю конкретно по посту, который был опубликован буквально вчера. Во-вторых, я не могу сказать, что я пошел по стопам Алексея Навального, потому что я не являюсь приверженцем на 100% вот такой его линии выступления против государства в любых ситуациях. То есть, вся его деятельность заключается именно в том, чтобы искать какие-то недостатки в государственной системе и, выявляя их, таким образом представлять на суд общественности. Поэтому все люди, можно сказать, сходят с ума, и каждый считает своим долгом, по крайней мере, в интернете, чтобы не ударить в грязь лицом, нет-нет, да сказать пару негативных слов в адрес «Единой России».

Макеева: А вы ищите достоинства?

Зыгарь: Грубо говоря, лозунг, формулировка про «партию жуликов и воров» вам неприятен и вы с ним не согласны?

Лобанов: Я просто говорю, что не продолжаю линию. Конкретно этот материал имел место быть, потому что, действительно, на мой взгляд, было интересно его опубликовать. Судя по тому, что там указано, судя по тому, какую конкретную информацию я получил, это действительно стоило того, чтобы привлечь общественное внимание. Но я считаю, что любую ситуацию нужно рассматривать с разных сторон. Если есть какие-то минусы и у правящей партии, режима, государственных компаний, их нужно выявлять, нужно показывать на них. Если есть какие-то преимущества того, что делают… Вот только что была Ольга Слуцкер, он говорила про какие-то полезные инициативы, их тоже нужно подчеркивать.

Макеева: Как вы вдохновились выступлением Ольги Слуцкер. У нас опять политический диалог получается.

Лобанов: Вот я сторонник того, чтобы во всем находить плюсы.

Макеева: Давайте так, Максим, вы кто по жизни? Вы миноритарий «Транснефти»? Вы почему вопросами интересуетесь? Навальный, он миноритарий многих компаний, у него есть интерес свой – его деньги. Он волнуется за судьбу своих средств, он поэтому это и выясняет, вроде как. А вы почему?

Лобанов: Не могу сказать, что я этим напрямую интересуюсь. Просто есть интересный материал, который не может оставаться незамеченным.

Зыгарь: Откуда он попал к вам в руки? Такие интересные материалы на дороге не валяются.

Макеева: Абсолютно, на дороге не валяются.

Лобанов: Есть люди, которые являются членами моей команды, скажем так. Я много обсуждал с ними то, что позиционирую себя как политик, скорее, а не как блогер, ну, и не хватало именно, может быть, каких-то более серьезных схем, о которых бы можно было рассказать, уличить в какой-то недоработке, сделать что-то более конкретное. И это была, можно сказать, такая проба пера. То есть, я попытался как-то выявить за счет публикаций этих материалов тоже недостатки в системе власти, показать, что, действительно…

Зыгарь: Давайте с этого места поподробнее. Вы позиционируете себя как политик? Какой политик?

Макеева: Какие недостатки в системе власти? Стоп. Вы начали с того, что вы хотите достоинства…

Лобанов: «Транснефть» - государственная компания.

Зыгарь: Нет. Тут Максим последователен: он ищет и недостатки, и достоинства. Вот если есть недостаток и именно в «Транснефти», то его нужно показать.

Лобанов: Я за то, чтобы жизнь в целом взяла курс на улучшение жизни людей всех.

Зыгарь: А как политик вы как планируете реализовываться, в рамках какой партии?

Лобанов: Мне от партийных схем никаких предложений не поступало и поэтому пока об этом говорить рано. Я занимаюсь общественной деятельностью, мне интересно доносить свое мнение до большой аудитории, мне важно формировать у людей правильные взгляды, умение ответственно относиться к тому, что высказывается, в том числе и в интернете, корректировать, может быть, общественное мнение в ту или иную сторону, то есть работать, скажем так, напрямую с широкими народными массами.

Макеева: Я прошу прощения, просто хочу понять. Мне всегда интересно, чем занимаются блогеры, популярные блогеры и, тем более, начинающие политики. У вас есть профессия? У вас есть какая-то работа? Чем занимаетесь вообще?

Лобанов: Этим и занимаюсь.

Зыгарь: То есть, ваша работа – это ваш блог, вы к нему относитесь профессионально?

Лобанов: Я начинал с блога, но это для меня было отправной точкой в своей, скажем так, карьере. Я пишу статьи в разные издания, веду колонку в, например, ну, называть не буду…

Зыгарь: Вот некоторое время назад вы говорили, что вы работали на издание Полит-онлайн.ру.

Лобанов: На Полит-онлайн я не работал.

Зыгарь: Нет?

Лобанов: Нет.

Зыгарь: А в каком издании вы работали?

Макеева: То есть, вы работаете как журналист?

Зыгарь: То есть, если вы работали как журналист…

Лобанов: Я пишу колонки в «Русском пионере» иногда.

Зыгарь: То есть, не основной ваш заработок – это колонки для изданий, например, «Русский пионер»?

Лобанов: В том числе и так. Но я могу сказать, что главное отличие между блогером, журналистом и политиком в том, что, на самом деле, политик старается формировать общественное мнение, а блогер, который позиционирует себя как журналист, пытается в достоверной форме передать то, что он увидел, то есть, какие-то фото-отчеты…

Макеева: Вот вы забыли часть выступления Ольги Слуцкер. Партийные как раз люди считают, как выяснилось, что главная задача заключается в том, чтобы вырабатывать идеи и предлагать их партии. Например, «Справедливой России». Я вот сегодня изучала блоги на предмет того, чтобы попытаться понять кто вы, Максим Лобанов. И встречала многочисленные упоминания того, что вы а) начинающий политик, б) вы конкретно предлагаете свои услуги партии «Справедливая Россия». У вас были такие планы, вы как-то можете это прокомментировать?

Лобанов: Услуги «Справедливой России» я не предлагал, я просто брал интервью у Сергея Миронова. И когда мне задавали такие вопросы о том, с какой бы партией я мог бы себя ассоциировать, я часто упоминал именно эту партию, поскольку она занимает такое, скажем, нейтральное положение. Это и не «Единая Россия», которая у многих вызывает какую-то явную неприязнь, и не такая какая-то крайняя оппозиция, например, как «Партия Народной Свободы», которая тоже у людей не вызывает положительных эмоций. А «Справедливая Россия» - это такие крепкие уверенные социалисты, которые предлагают множество замечательных и полезных идей. Я лично в этом убедился, когда встречался с Сергеем Мироновым, мы обсуждали с ним его предвыборную…

Макеева: А предложений от партий после этого не последовало?

Лобанов: Нет. В принципе, я не жду такого сотрудничества на уровне предложений.

Зыгарь: То есть, увидеть вас в списке «Справедливой России» на ближайших выборах у нас с Марией Макеевой есть шансы?

Лобанов: Это к Сергею Миронову вопрос, я так полагаю, а не ко мне.

Макеева: То есть, вы открыты для предложений?

Зыгарь: А еще, опять же, развейте миф, может быть, это мифы. В СМИ фигурировал некий комиссар движения «Наши» с такой же фамилией, как у вас. Это совпадение или это другой человек?

Лобанов: Я никогда не был комиссаром движения «Наши». Я в этом году посетил Селигер, что вызвало очень много недоброжелательных откликов, но это, разумеется, не связано с тем, что я – комиссар движения «Наши». Вообще в первый раз его посетил в этом году.

Зыгарь: А зачем вы поехали на Селигер?

Лобанов: Провести мастер-класс. Хотел лично убедиться в том, что из себя представляет это мероприятие и, к большому разочарованию всех недоброжелателей, увидел то, что совершенно нет идеологического оттенка, который многие приписывают этому мероприятию, что там вообще невозможно находиться здравомыслящему человеку, или человек, который хоть как-то себя ценит, будет держаться от этого места подальше.

Зыгарь: То есть, вам понравилось?

Лобанов: Да, безусловно. Хотя бы потому, что люди не являются там приверженцами Путина или Медведева. Они просто приезжают туда отдыхать, занимать физической культурой, спортом, развитием. Там очень много уделено внимания фитнесу, там даже нельзя употреблять алкоголь за периметром, нельзя выходить за периметр, то есть, очень жесткая дисциплина, что предприятие «Селигер» представило в выигрышном свете перед тем же «Антиселигером», который попытались сделать оппозиционеры, а в итоге ничего не вышло.

Зыгарь: Там можно было выходить за периметр.

Лобанов: Там организационная сторона вопроса не была продумана, на мой взгляд, у «Антиселигера», поэтому это мероприятие провалилось как-то.

Зыгарь: Возвращаясь все-таки к вашему расследованию по поводу фирм-мартышек и компании «Возрождение». Какого вы ждете отклика от представителей сил правопорядка? Потому что мы все знаем, что на разные разоблачения со стороны блогеров власти реагируют по-разному. Есть у нас пример Алексея Навального, на которого власти реагируют таким образом, что против него возбуждают уголовное дело, а есть другой пример, прекрасный пример про программиста Симака (он был у нас в студии неделю назад), который разоблачил «второй мед», злоупотребления при поступлении во «второй мед» и сразу же Следственный комитет, прокуратура заинтересовались тем, что там происходит, в итоге уволили ректора. По какой дорожке, это не от вас, конечно, зависит, но как вы думаете, пойдет ваше расследование? Заинтересуются ли власти вашими изысканиями?

Лобанов: К слову сказать, немножко отступая от темы, я не могу сказать, что я категорически не приемлю коррупцию. То есть, я скорее придерживаюсь точки зрения Артема Тарасова…

Зыгарь: Приемлете?

Лобанов: Я могу сказать, что не приемлю.

Макеева: Сергею Миронову это не понравится.

Лобанов: Вот эта теория, на самом деле, не мне принадлежит. Вот еще первый постсоветский миллионер Артем Тарасов ее высказывал много раз, что именно коррупция, если она будет зарегулирована, то есть, не просто иметь какой-то бесконтрольный характер, а чиновник будет как некий бизнесмен, который действительно на официальных началах может как-то реализовывать свою деятельность и он знает, что он может как-то вмешиваться в городскую инфраструктуру, в том числе, получать от этого какой-то интерес. Просто бизнесмен классический, который просто занимается коммерцией, он делает какие-то свои проекты, он развивает свою компанию, делает пользу людям и от этого же получает прибыль себе…

Зыгарь: То есть, чтобы чиновники еще и налоги со взяток платили?

Лобанов: Ну, это, скажем, слишком утрировано.

Макеева: Легализация взяток – чтобы взятки стали налогами. Ну, это известная сентенция. Только я все равно не поняла, как мы к отклику «Транснефти»…

Лобанов: Чтобы были прозрачные схемы сотрудничества, чтобы чиновник понимал, за что он может получить деньги, чтобы он мог не просто получать зарплату, а проявлять какую-то инициативу на своих местах или за что-то еще. То есть, чтобы он вступал в некое такое прозрачное сотрудничество с теми же коммерческими структурами, чтобы вывести эту схему…

Зыгарь: То есть, вы имеете в виду, что вот эта история с «Возрождением», в общем, не то чтобы вас возмущает, и поэтому особого преследования в их адрес вы не ждете?

Лобанов: Преследования не жду, скорее, по другой причине, потому что до этого, в том числе и господином Навальным, были озвучены куда более масштабные дела. Соответственно, вряд ли можно ожидать, что к этому будет какое-то пристальное внимание. Тем не менее, меня эта история, конечно, несколько возмутила, потому что, скорее, возмущает не сама суть, а просто вот эта безнаказанность и пренебрежение вообще рамками дозволенного. То есть, когда люди воруют открыто, много и совершенно уж не ставя ни во что интерес налогоплательщика.

Зыгарь: Не понял. То есть, вы за коррупцию, но в рамках дозволенного?

Лобанов: Да.

Макеева: Была в одной компании, где пели матерные частушки и вот на каждую десятую девушка, присутствовавшая в компании, говорила: «Это уж слишком». Все частушки матерные, поэтому довольно удивительный вывод.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия