Раф Шакиров: те, кто отказался работать с Медведевым, раньше соглашались

Здесь и сейчас
6 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
На сайте «Большого правительства» 6 августа появился список Экспертного совета при премьере Дмитрии Медведеве. И сразу же разразился громкий скандал. Оказывается многие их тех, кто  оказался в числе двухсот экспертов, не давали своего согласия на это.

В списке самые разные люди – от бывшего руководителя администрации президента Александра Волошина и режиссера Федора Бондарчука до экономиста и участницы всех протестных акций Ирины Ясиной и даже координатора проекта «Роспил» Константина Калмыкова.

Как быстро выяснилось, не все члены совета обрадовались этой возможности. Как заявила нам Ирина Прохорова, быть в основном составе Совета она не соглашалась.

О своем назначении также не знали президент общественной организации «ОПОРА» Сергей Борисов и депутат Екатеринбургской городской думы Леонид Волков.

О процедуре формирования Экспертного совета мы спросили у главного редактора сайта «Большое правительство» – Рафа Шакирова.

Шакиров: Я могу сказать сразу же, что, во-первых, сказано «многочисленные члены экспертного совета». Во-первых, по поводу господина Волкова: передо мной письмо, которое было опубликовано на сайте 66.ru, где господин Волков дает полное согласие на работу в экспертном совете. Другое дело, что в понедельник он передумал, но это право каждого. То есть говорить о том, что кого-то включили без его воли, невозможно.

Могу вам зачитать письмо уважаемой госпожи Прохоровой: «Благодарю за приглашение участвовать в работе экспертного совета. Поскольку у меня очень плотный ежегодный график встреч и командировок, я бы предпочла работу в режиме онлайн». Отказом никак не назовешь, согласитесь.

Собственно говоря, мы можем говорить о 2-3-х людях, которые отказались, и то мы говорим в данном случае о представителе «РосПила», который сначала согласился, потом сказал, что его неправильно поняли. Но давайте оставим это все на их совести, я не собираюсь в это влезать. 200 членов экспертного совета предложены министрам, они собираются работать, это очень разные люди, и впереди, кстати говоря, очень сложная и серьезная повестка дня. Осенью будут рассмотрены и конкурсы на замещение заместителей министров, будут рассмотрены стандарты информационной открытости чиновников, которые, кстати, в Штатах давно уже привиты, осенью же будет рассмотрен вполне возможный вариант, когда экспертный совет при правительстве, возможно, станет работать более плотно с Думой и может стать реальной площадкой межфракционной экспертной. Это совершенно новое качество работы.

Все эти эксперты очень разные люди. Недавно был доклад Федеральной антимонопольной службы о состоянии конкуренции. Эксперты Открытого правительства разнесли в пух и прах этот доклад, и все эти предложения были учтены правительством. Это серьезная работа. И мне кажется, что да, действительно, кто-то там не согласился войти, но сказать, что это серьезный политический скандал… Вы понимаете, мы живем в информационном обществе, попытаться кого-то куда-то включить без его воли, по меньшей мере - наивно, согласитесь.

Казнин: Почему они так возмущались?

Шакиров: Я думаю, что во многом, в части господина Волкова, вначале он дает согласие, вполне возможно, проконсультировавшись со своим окружением и так далее, он передумал, имеет полное право, в силу наверняка каких-то политических пристрастий.

Я с уважением отношусь к госпоже Прохоровой, я с большим удовольствием слушал ее интервью в дебатах и хочу сказать, что да, действительно, у многих есть сомнение в том, какова будет результативность. Но попробовать сейчас сделать то, что возможно, мы можем рассматривать это как окно возможностей.

Монгайт: А как их уведомляли о том, что они включены в совет?

Шакиров: Вот письмо официальное, и сказать, что здесь что-то невнятно… Смотрите: «В рамках формирования системы Открытое правительство формируется один из важнейших инструментов экспертный совет при правительстве РФ». Разве непонятно о чем идет речь? «Экспертный совет примет активное участие…» Дальше - чем он будет заниматься.

Казин: Они отвечают.

Шакиров: Дальше те, кто не ответил, тех еще дополнительно обзванивали. Все это могло привести, повторяю, к небольшим накладкам. Но говорить о том, что какие-то массовые выходы куда-то и так далее – это по меньшей мере преувеличение.

Казнин: Кто составлял? Мне просто интересно.

Шакиров: Если вы посмотрите утвержденное положение об экспертном совете, оно на сайте опубликовано, первую часть предлагает министр по вопросам Открытого правительства – 200 человек, вторую часть предлагают экспертные сообщества из саморегулирующихся организаций; ну, например, РСПП, ТПП, академия наук. Они выдвигаются, набирается пул из 2-х тысяч экспертов, в дальнейшем они голосуют за еще одну часть в 200 человек. Чтобы это все не замерзало, не становилось таким, знаете, «навсегда экспертным советом», предусмотрены механизмы ротации. Экспертный совет будет в открытом доступе на сайте работать, каждый сможет оценить работу каждого, и если человек не ходит или делает какие-то странные предложения, которые обществом не разделяются, он попадает под ротацию, ежегодно будет происходить ротация.

Монгайт: А что будет теперь с Прохоровой?

Шакиров: Она же согласилась работать в онлайн режиме. Дело в том, что предполагается, что удаленные эксперты, чтобы не свозить всех из Новосибирска в Москву, будет возможность работать в онлайне, этот сайт, ресурс, который будет создан специально для освещения работы экспертного совета, позволит членам экспертного совета общаться друг с другом напрямую. Это будет гораздо проще. Я надеюсь, что госпожа Прохорова найдет здесь свою нишу.

Казнин: Волков сказал, что не хочет быть в одной компании, процитирую его ЖЖ, «с жуликами и ворами», имея в виду некоторых депутатов…

Шакиров: Наверное, он должен бы тогда назвать, мне трудно что-либо комментировать. Соберите 200 интеллигентных людей, вы сразу же обнаружите, что кто-то не захочет с кем-то сидеть.

Казнин: Он не будет входить?

Шакиров: Он отказался, я думаю, что это не витрина какая-то красивая. Если человек не хочет работать, никто его не заставляет.

Казнин: Экспертный совет – площадка в Госдуме, вы же понимаете, на каком фоне все это происходит. Например, зона проекта, который штампуется, которые большинством экспертов считаются просто неграмотными.

Шакиров: Стопудово с вами согласен. И ни один из них не прошел через экспертный совет. А вот сейчас мы предлагаем, чтобы экспертный совет работал и в Думе, и через законопроект, который совершенно справедливо назвали как машинка, которая «взбесившийся принтер», да? Вот этот «взбесившийся принтер» надо останавливать.

Казнин: Совет даст отрицательное заключение, и что? Завтра уже примут этот закон.

Шакиров: Политика – искусство возможного. Если есть возможность, открылась такая возможность – противостоять этому, надо ее использовать, надо попытаться остановить, во-первых, этот «взбесившийся принтер», а во-вторых, сделать повестку дня правительства более вменяемой, более четкой. Каждое решение правительства теперь будет проходить сначала экспертный совет, дальше уже будет решение.

Беда еще в том, что экспертный совет не заработал, есть итоговый доклад, но скепсиса в обществе хоть отбавляй. Скепсиса очень много, и он вполне оправдан. Я считаю, что пока есть в обществе такая возможность: легально использовать все возможности для воздействия на процесс принятия решений и контроль за ним, их надо использовать. Если же правительство откажется от этого, власть скажет: «Все, не нужно нам общество», - ну, как говорится, я сделал все, что мог, пусть, кто может, сделает больше.

Казнин: Скепсис прошел бы, если бы хоть одно заключение экспертного совета, к нему прислушались.

Шакиров: Это вы ошибаетесь. Про мобильное рабство мы говорили? Прислушались, уже принято решение. Мы говорили про экспертный совет, про развитие конкуренции, а конкуренция – это ключевой момент развития экономики, в том числе в итоговом докладе, если вы посмотрите, есть положение о политической конкуренции. Они ясно сформулированы. Зайдите на сайт, чтобы я не был голословен, все это там есть. Сейчас план сформирован, сейчас мы приступаем к конкретной работе, уже первые элементы по вступлению в ВТО рассмотрены, по конкуренции рассмотрены, принято решение, и сейчас то, что я вам сказал: стандарты открытости, стандарты против техногенных катастроф - все это очень важные моменты, мы помним и Крымск, и прочее.

Вы сказали о Думе. Мы предлагаем и туда войти, чтобы не проходили такие вещи. Мы пытаемся и призываем всех, кто мыслит так же, поддержать нас.

Казнин: Это же выглядит как некое раздвоение, как шизофрения, мы же понимаем, что это не сами депутаты придумывают эти странные законопроекты, это спускается им сверху, и вдруг экспертный совет им будет говорить: «Нет, не надо». Так не бывает. Кто-то принимает решения, а кто-то исполняет роль.

Шакиров: Как не бывает? Ведь доклад ФАС тоже был не с потолка взят, а кем-то заказан, разработан и представлен, однако не был принят, он был подвергнут критике и так далее. Так вот это еще одна возможность противостоять вот этому беспределу, если говорить про Думу. Мне кажется, что это единственный реальный возможный легитимный путь работы. Мы уже обсуждали с вами, кстати говоря, эту тему про выборы, когда надо было завоевать площадку и изменить избирательное законодательство таким образом, чтобы был хоть какой-то маленький плацдарм для того, чтобы действовать дальше. Но, к сожалению, этого не произошло.

Монгайт: Вы выглядите идеалистом.

Шакиров: Я вообще по природе своей оптимист и идеалист. И пока меня совсем… Ну, ладно, не будем об этом. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.