Раф Шакиров: "Большое правительство - это лоббистская деятельность"

Здесь и сейчас
31 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Новый политический проект "Большое правительство" обрел свой сайт. Для чего нужна эта площадка, и как она будет работать, рассказал главный редактор сайта, экс-главред газет "Известия" и "Коммерсантъ" Раф Шакиров.

Сайт открыли сторонники президента Дмитрия Медведева, которые собственно и будут формировать "Большое правительство". Инициатива по созданию правительства принадлежала самому президенту. В середине октября он предложил своим сторонникам создать новую структуру, которая бы работала с партией власти, то есть "Единой Россией", и куда входили бы представители гражданского общества.

Казнин: Пока нынешнее правительство с помощью силовых методов разгоняет оппозиционеров, новый политический проект «Большое правительство» обрел свой сайт, его открыли сторонники президента Дмитрия Медведева, которые собственно и будут формировать это большое правительство. Инициатива по созданию правительства принадлежала президенту, мы об этом не раз рассказывали, в середине октября он предложил своим сторонникам создать новую структуру, которая бы работала с «Единой Россией», куда входили бы представители гражданского общества. Главным редактором сайта Большое правительство.РФ стал бывший главный редактор газеты «Известия» и «Коммерсанта» Раф Шакиров, он сейчас с нами в студии.

У нас здесь уже был Марат Гельман, который входит в «Большое правительство», другие члены большого правительства тоже были. Каждый раз спрашиваем, объясните, что это такое, вы для себя уже поняли, что это за новообразование?

Шакиров: «Большое правительство» – это не структурное образование, не какое-то министерство. Подобного рода институты существуют и в европейских странах и в США, только они называются по-другому, называются они «открытые правительства», не просто открытые для информации, где можно получить информацию по любым вопросам.

Писпанен: Кстати, тоже не помешало бы.

Шакиров: Абсолютно. Я, кстати, всегда был сторонником не просто закона о свободе печати, потому что закон о свободе – это такая интересная постановка, сколько о свободе доступа к информации, это гораздо более широкое понятие. Наш проект «Большое правительство» и общественный комитет, который открыл сайт, его задача как раз организовать коммуникацию между гражданским обществом и властями. «Большое правительство» – это все те, кто предлагает решить проблемы, стоящие перед страной. Задача общественного комитета с помощью этого портала собрать эти предложения по 6 выделенным приоритетным темам, чтобы разговоры шли не вообще, а конкретно. У нас в России очень много интересных предложений на муниципальном уровне, на федеральном уровне, у нас есть экспертное сообщество, но все это существует дисперсно.

Казнин: Есть общественная палата, есть общественные советы при министерствах, которые вроде бы делают то же самое, что и вы. Пример можете привести, чем будет отличаться деятельность "Большого правительства" от других, подобных институтов?

Шакиров: Дискуссии все будут вестись в твиттере, фейсбуке мы не претендуем на то, чтобы быть единственной площадкой, там будут задаваться темы дискуссий, мы их будем собирать, с помощью экспертного сообщества отбирать наиболее интересные варианты и, дополняя экспертным сообществом общественного комитета сторонников Медведева, представлять их Медведеву и будущему правительству, как повестку дня.

Писпанен: Можно узнать первую повестку дня?

Шакиров: Сразу могу сказать, ничего нового, кстати говоря, в этом нет, для России это новое.

Писпанен: Например, я захожу на ваш сайти пишу: «Пожалуйста прекратите разгонять 31 числа акции…»

Шакиров: Пишите.

Писпанен: И что будет дальше? Какой механизм?

Шакиров: Вы выкладываете свое предложение, и оно обязательно будет учтено. Формулировка «прекратите» – это так называемое требование, жалоба и предложение.

Писпанен: Нет, это Конституция.

Шакиров: Я понимаю основу. Идея эта – попытка изменить нынешнюю ситуацию, продвинуть хоть какие-то интересные, полезные стране проекты, причем не только на федеральном уровне, губернатор Самары и другие поддержали это и на региональном уровне. Например, хватит уже говорить о пробках, которые нас всех достали, а может быть предложить логистическую схему их решения. Во Франции, например, такое логистическое решение: 10 тысяч жандармов, видеоконтроль, и они контролируют всю Францию, причем это не человек, который в кустах стоит, а централизованная система управления, они пресекают только преступления.

Казнин: Но у нас же не ГИБДД отвечает за это.

Шакиров: Правильно. А кто у нас отвечает? У нас есть ГИБДД, дорожники и МЧС…

Писпанен: Но вы же тоже отвечать не будете! Вы будете только аккумулировать, насколько я понимаю, предложения и просто подавать эту бумажку действующему президенту.

Шакиров: Это не просто предложение, так называемые «хотелки» мы не будем предлагать, а только конкретные решения. Вот, например, решение реализовать ГИБДД таким образом, а освободившиеся средства направить на техническое обеспечение, вот это конкретные программы.

Писпанен: А решение с 31 октября или каким-то другим числом, как бы вы эту проблему охарактеризовали и подали?

Шакиров: А вы думаете, президент об этом не знает? Это, к сожалению, вопрос абсолютно политический, и он не требует технологического решения. Люди, чьи права были нарушены, а нарушены в соответствии с Конституцией права каждого, должны обращаться в Конституционный суд и так далее, бороться за это надо.

Казнин: Вот конкретный пример, В Петербурге студенты уже который год предлагаю сделать понятную инфографику в городе и в метро. То, от чего страдает каждый город, и Москва в первую очередь: у нас нет надписей на английском языке, у нас нет указателей. Все это не принимается чиновниками и возвращается обратно просто потому, что деньги надо осваивать совсем по другим схемам. И вы также предложите и таких решений очень много.

Шакиров: Мы не будем предлагать какому-то чиновнику в 101 раз, мы будем предлагать новому премьер-министру.

Казнин: Так это же все равно все потонет.

Шакиров: Есть такая позиция, и, конечно, можно опустить руки, как мы часто это делаем. Почему я согласился на этот проект? Потому что если хоть что-то удастся изменить, а все-таки иногда это получается… И, кстати говоря, если мы думаем, что, например, у американцев все легко проходило и американские чиновники с распростертыми объятиями встречали подобного рода предложения, это ошибка, за это надо бороться.

Писпанен: А Вы согласились на это проект, потому что это предложил Дмитрий Анатольевич Медведев, который может быть будет премьером?

Шакиров: Дмитрий Анатольевич Медведев мне ничего такого не предлагал, он предложил стране.

Писпанен: Я не понимаю, что значит, он предложил стране? Это как? И страна сказала: Да!

Шакиров: Зачем же вся страна, появился общественный комитет сторонников, которые посчитали необходимым заняться этим полезным делом, полезным в том смысле, о котором я сказал.

Писпанен: То есть не важно, кто возглавит правительство?

Шакиров: В «Большое правительство» может войти каждый.

Писпанен: Я имею ввиду настоящее правительство, не важно кто возглавит?

Казнин: Этот проект все равно будет?

Шакиров: Мы, конечно, работаем для этого, но это общественный комитет сторонников Медведева, и мы хотели бы, конечно, чтобы это правительство возглавлял Медведев.

Писпанен: То есть это личное доверие Ваше к Медведеву. Хотелось бы привлечь политолога Кирилла Рогова, который случайно оказался у нас за столом. Мне кажется, что Ваша сегодняшняя статья в «Новой газете», очень кстати подходит к нашему разговору о том, как стремительно падают рейтинги действующего президента и, наверное, будущего. Как Вы считаете при всем при этом можно ли действительно верить в то, что именно такой расклад так и сохранится, именно такой перевернутый теперь тандем будет дальше управлять страной, и будет действенно «Большое правительство» при таком раскладе?

Рогов: Наверное, сохранится, если Медведев пообещал Путину, что Путин будет президентом, а Путин пообещал Медведеву, что тот будет премьером. Два мужчины дают друг другу обещания, наверное, они будут их держать. Так что я думаю, так и будет. А что касается рейтингов, то действительно, они оставляют желать лучшего. Произошло какое-то серьезное изменение в динамике в начале этого года и это продолжается, это довольно интенсивное снижение рейтинга обоих.

Писпанен: А понятно почему?

Рогов: Не до конца. Как не очень понятно было, почему рейтинги такие высокие, так и непонятно почему они так сильно падают. Есть некоторые, очень интересные нюансы в этом деле. Например, если смотреть соотношение рейтингов доверия, это ответ на вопрос: Доверяете ли вы В.В. Путину – премьер-министру? Доверяете ли вы президенту? Их можно соотносить с другими опросами. Есть такой очень устойчивый, надежный опрос «Левада Центр»: «Как идут дела в стране?». Его они с 93-го года задают все время, по несколько раз в месяц. Если посмотреть историю с 93-го года, то мы увидим всю историю страны. Он очень хорошо реагирует на всякие события происходящие: экономические, политические. Опрос чутко показывает настроения людей. В этом опросе есть странность, потому что вдруг в начале этого года начали стремительно идти вниз оценки положения дел в стране, при том что экономическая ситуация в стране была не очень плохая. Она немного ухудшилась из-за инфляции. Инфляция конца прошлого года «съела» доходы, и поэтому доходы немножко падали у людей в начале этого года, но это было не катастрофически, а оценки положения дел очень сильно шли вниз. Когда у нас был настоящий кризис, доллар куда-то «улетал», рубль куда-то «падал», все валилось в 2008, 2009 году. Оценки положения дел ухудшились на 36 пунктов от пика в августе 2008 до самого худшего месяца, февраля 2009, когда была безработица, все было плохо, но с октября 2010 по август 2011, когда ничего особенного не происходило, оценки положения дел ухудшились на 28 пунктов.

Писпанен: И это даже не смотря на такое массированное: комбайны, бесконечные полеты куда-то, спасение всего живого.

Рогов: Когда с этими рейтингами стало все очень плохо к июлю-августу, то начались усиленные комбайны, амфоры, мы видим, что люди взволнованны и пытаются что-то…

Писпанен: А рейтинг растет?

Рогов: Нет! Удивительно, что подрос немного рейтинг у «Единой России». Вот сейчас в сентябре-октябре стала лучше экономическая ситуация, и губернаторам сказали, что им нужно будет показать результаты, и они подарки стали всем раздавать. Поэтому сейчас растет немного рейтинг у «Единой России», у губернаторов растет, даже у правительства растет, а у премьер-министра снижается.

Казнин: Это еще надо смотреть разные социологические службы, и чем ближе к декабрю надо будет отслеживать динамику. А вопрос у меня, Раф, скажите есть действительно болевые точки: это судебная система, правоохранительная, армия – это ведь все не входит в компетенцию «Большого правительства»?

Шакиров: Почему? Армия будет первой из 6 приоритетных тем. Транспорт тоже… Как бы вы не расставили эти приоритетные темы, в каком порядке, всегда возникает вопрос: а почему эта первая?

Писпанен: Мне кажется они все болевые, поэтому не важно с какой начинать. Главное, чтобы решили. Вы верите в это?

Шакиров: Абсолютно. В футболе есть такое выражение: хороший удар никогда не пропадает даром. Сейчас или потом разработанные эти вещи… Кстати говоря, в России так всегда было.

Писпанен: То есть это не для рейтингов?

Шакиров: Абсолютно. Люди, публика это поймет, когда это будет реализовано.

Казнин: А почему всеми этими вопросами не должны заниматься соответствующие ведомства, которым платят за это большие деньги?

Писпанен: Зачем нам народные избранники?

Шакиров: Вы не считаете этот вопрос риторическим? Я считаю, что мы должны быть лоббистами в этом смысле.

Казнин: Это риторический вопрос, из которого следует печальный вывод, что если не изменятся эти ведомства, то ничего не изменится. Ваши предложения президенту так и останутся предложениями, потому что эти ведомства будут их саботировать.

Шакиров: Естественно. А как же!

Писпанен: Тогда зачем вы? То есть вы просто будете время от времени жать на больную мозоль и надеяться, что это сработает?

Шакиров: Это лоббистская деятельность, это работа и с парламентом, и с общественными структурами. Есть вещи, с которыми нельзя уже не считаться, вот если мы будем достигать этой точки кипения, и за этим будет не просто возмущение, а конкретная программа, поверьте мне, мы будем жить лучше.

Казнин: То есть вы хотите стать авторитетным органом?

Шакиров: Безусловно. Вы считаете, что у нас люди бесталанные в решение вот таких управленческих вопросов? Ничего подобного.

Рогов: У меня к Рафу вопрос, мне кажется, что в значительной степени то, как описана деятельность «Большого правительства» - это выражение мнения общественности и, в общем, в значительной степени такая же функция у СМИ обычно. Они лоббируют, они выступают как каналы общественного лоббирования. Раф возглавлял успешно много СМИ больших, а теперь не возглавляет, а возглавляет какое-нибудь «Большое правительство».

Шакиров: Знаете, чего мне не хватает в современных СМИ? Вот этой вот составляющей, потому что, да, критика есть, я не вижу нигде предложений. Кстати говоря, этот вопрос и к оппозиции. Вот мы говорим, что тут мы против, тут мы против, а за что тогда мы? Все за то, чтобы все были сыты, довольны и счастливы, а как конкретно этого добиться? Так вот в современных СМИ мне не хватает того, что было в раннем «Коммерсанте», когда он мог пролоббировать какие-то решения, потому что с ним считались.

Писпанен: Вы говорите, когда будет «Большое правительство», вы будете подготавливать наболевшие вопросы и предложения и приносить их Медведеву, то есть у вас будет прямой вход к Медведеву?

Шакиров: У меня? Я думаю у общественного комитета периодически будут проходить встречи и там будут представляться программы.

Писпанен: А кто вас финансирует? Это общественная работа?

Шакиров: Абсолютно.У нас ночью была проблема, был риск, что мы не запустимся, мы обратились к ребятам через интернет, и от Владивостока к Хабаровску – я почувствовал обалденную солидарность.

Писпанен: А вот вы пишите, что любой может прийти и предложить свою кандидатуру в «Большое правительство».

Шакиров: Даже приходить не надо, заходите в сеть. Самое важное, что это не формализованная структура. «Большое правительство», также как и «открытое правительство» - это предложения. Конкретные люди делают конкретные предложения. У нас есть обратная связь и у каждого предложения есть автор.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.