Путина спросили об Акименкове, слепнущем в СИЗО: если бил полицию, вмешиваться не буду

Журналист Илья Азар задал президенту Владимиру Путину вопрос, как можно в послании говорить о духовных скрепах, когда в СИЗО теряет зрения один из подозреваемых по делу о Болотной Владимир Акименков. Азар также сравнил условия содержания фигурантов этого дела с домашним арестом Евгении Васильевой в 13-комнатной квартире.
 Азар также удивился тому, что в официальных СМИ главным врагом стал Гиви Таргамадезе, а угрозу существованию государства власти видят в «мелких политиках, таких как Леонид Развозжаев и Константин Лебедев».

«У СК нет врагов персонально, – начал отвечать Путин. – Следственный комитет обязан следить за исполнением российского законодательства».

Таргамадзе, по словам Путина, пытался «подстрекать граждан РФ к совершению преступных действий, которые могли выражаться в совершение терактов»

«Это было показано», – напомнил Путин об «Анатомии» Аркадия Мамонтова. Он намекнул, что съемка велась не случайно и что для властей очевидно, что именно так все и было, как говорит Мамонтов. «Это объективные данные», – сказал Путин.

«Против этого не попрешь», – подчеркнул президент. Он напомнил о поезде, который якобы советовал пустить под откос в Сибири грузинский политик Таргамадзе: «Против этого Бастрыкин не должен проходить».

«Как же он может проходить, если обсуждается возможность взрыва поезда под Иркутском? – возмутился Путин. Он обвинил Азара в том, что он не чувствует опасности для людей. «Вы же сами могли там оказаться», – пристыдил Путин.

После этого он резко изменил риторику: «Я не думаю, что за участие в массовых акциях, даже если они прошли с нарушением закона, нужно сажать в тюрьму».

«Но я хочу обратить внимание…» – продолжил Путин, и повторил известные аргументы властей: те, кто нападал на полицейских, должны быть наказаны. И снова привел в пример США, где за это сурово карают.

«Сразу пулю в лоб получите», – сказал он Азару. Далее он повторил еще одну мысль: что полиция может обидеться, и тогда либералов некому будет защищать, допустим, от националистов.

«Очки сними и иди дерись с ними», – сказал Путина журналисту Азару.

И только после этого заговорил о Акименкове: «Вы назвали фамилию… Я не знаю, по каким основаниям задержали… Я посмотрю».

«Если это связано с тем, что я сказал, то я вмешиваться не буду», – тут же добавил президент.

Следующий вопрос задала сидящая рядом с Азаром Екатерина Винокурова из «Газеты.Ru» и, по сути, продолжила атаковать президента: за коррупцию наказывают мягко, оппозицию жестко преследуют, мнение несогласных не слушают, Дума проигнорировала мнение общественности по поводу сирот.

«Не из-за этого ли падают рейтинг?» – спросила Винокурова и процитировала данные «Левада-центра», согласно которым деятельность Путина одобряет только треть страны.

Путин жестко парировал: вы, сказал он Винокуровой, представляет либеральные СМИ? Разве не либеральные СМИ выступали за смягчение наказание по экономическим статьям? Дело «Оборонсервиса», по его словам, как раз такой случай. А рейтинги его не сильно волнуют.

«Вопросы, связанные с рейтингами, они всегда очень приблизительные. Не думаю, что они напрямую коррелируются с теми проблемами, о которых вы сказали»,  – сказал Путин.

А на повторный вопрос о Владимире Акименкове он снова ответил: «Я не знаком с этими фамилиями. Честно и откровенно».

Купить подписку
Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера