Путин предложил переименовать "средний бизнес"

Здесь и сейчас
25 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Вечная тема переименования и перезахоронения сегодня снова стала актуальна. На этот раз, накануне Дня российского предпринимательства, премьер-министр Владимир Путин предложил переименовать российский "средний бизнес".

"От названия "средний" откажемся, а чем заменить — придумаем вместе" — , заявил премьер на презентации Агентства стратегических инициатив. Тут же последовало предложение называть бизнес "быстрорастущим" или "потенциально перспективным".

Привычное нам словосочетание "средний бизнес" является калькой с английского. Обычно этим понятием обозначаются компании, чей оборот колеблется от нескольких миллионов до миллиарда долларов. В России же в ходу такие обороты , как "малый и средний бизнес" , "предприятия крупного и среднего бизнеса", где "средний бизнес" является чем-то второстепенным и не всегда понятны

Еще в 2008 году Министр экономического развития Российской Федерации Эльвира Набиуллина высказала мнение, что в течение следующих 5-7 лет доля малых и средних предприятий в российском валовом внутреннем продукте достигнет 50%. Президент Дмитрий Медведев уделил особое внимание их поддержке и пообещал, что федеральное правительство будет способствовать их деятельности, а не препятствовать ей. При этом, доля малых и средних предприятий в России тогда составляла приблизительно 13-17 %, в то время как, например, в США эта величина была 50-60%, а в Евросоюзе — около 70%.

Что такое "средний бизнес" и как изменится его положение от переименования, — обсуждаем с предпринимателем Михаилом Сафроновым, руководителем Комитета по недвижимости Московского отделения "Опоры России" и Сергеем Цукасовым, директором Русского топливного агентства.

Казнин: Сначала, наверное, о понятии малый и средний бизнес. Есть в России четкие критерии этого понятия?

Сафронов: Я думаю, что в России этих критериев нет, потому что если за границей есть четко прописанные обороты, четко прописанный штат сотрудников, у нас эти критерии есть только на бумаге. Зачастую средний бизнес сталкивается с теми же проблемами, что и крупный бизнес, и с теми же проблемами, что и малый бизнес. По сути, как бизнес не называется, проблемы у бизнеса одни и те же – это кредитование, недвижимость, кадры, налоги и прочее.

Казнин: У крупного бизнеса есть очень серьезные лоббистские возможности, даже на первый взгляд кажется, что все-таки проблемы-то разные у крупного бизнеса и у среднего

Сафронов: Я думаю, что все равно проблемы более или менее одинаковые.

Казнин: Можно назвать его быстрорастущим?

Сафронов: Я думаю, что быстрорастущий бизнес – это, в основном, малый бизнес, потому что он развивается быстрее, чем развиваются компании среднего бизнеса. Потому что когда бизнес доходит до определенного этапа, ему гораздо сложнее расти вдвое, втрое, в 5, 10 раз в год.

Иванов: Честно сказать, не вполне понимаю, что такое средний бизнес в России. Понятно, что такое малый бизнес. Можно выйти к метро и увидеть этих малых бизнесменов в ларьках. Крупный бизнес виден в списке Forbes. А есть какие-то примеры более или менее известных всем средних российских компаний. Средний бизнес – это, грубо говоря, что? Это, например, Полонский?

Сафронов: Мне кажется, что да. Это либо строительные компании среднего размера, либо сетевые какие-то компании, которые имеют довольно большой оборот, в которых работает большое количество сотрудников, но, тем не менее, у них те же самые сложности, что у крупного бизнеса или у малого, несмотря на лоббистские возможности.

Иванов: То есть средний бизнес – это, грубо говоря, вторая сотня списка Forbes?

Сафронов: Может быть, третья, четвертая или пятая. Наверное, не первая и не вторая. Средний бизнес – как правило, не публичные компании, оценить их по капитализации, чтобы попасть в Forbes или не попасть - потому что Forbes оценивает, как правило, по капитализационной стоимости компании - это сложно сделать и не представляется возможным.

Малыхина: Господа, мне кажется, что средний бизнес, если мы берем в российском масштабе, то любая розница она с удовольствием подходит под этот критерий. Или вам кажется, что это не так?

Сафронов: Зависит от объемов. Если это палатка, то это не может быть средним бизнесом, конечно.

Казнин: В Москве последние годы при мэре Лужкове много говорили, по крайней мере, о том, что город поддерживает малый и средний бизнес, что выделяются деньги, что проходят какие-то съезды. В разговорах частных предприниматели все время жаловались на то, что все наоборот – что бизнес свой с нуля практически невозможно начать в Москве, сейчас по крайней мере, что количество предприятий не увеличивается (малых и средних), только сокращается. Мы даже сейчас не берем ситуацию с кризисом. И по всем социологическим опросам люди сейчас хотят идти в чиновники, а не в предприниматели. Это профессия, если это можно так называть, она и не престижна и во многом сейчас уже невыгодна.

Малыхина: Род занятий.

Сафронов: Отвечу по порядку. Первое, что касается субсидий и поддержки бизнеса, то правительство Москвы действительно поддерживает малый бизнес, а не занимается поддержкой среднего бизнеса, насколько я знаю. Потому что все субсидии или все преференции, которые город может предоставить, относительно небольшие, это суммы до 1 млн. рублей – это больше на стартапы, чтобы люди, которые работали по найму, могли попробовать себя в качестве предпринимателей. Я считаю, что все-таки, конечно, нужно поддерживать и средний бизнес. Для этого есть некоторые механизмы, допустим, фонд содействия кредитованию. Хоть он и называется «малого бизнеса», но он предоставляет довольно-таки немаленькие поручительства – до 30 млн. рублей, по-моему. Это можно отнести, в принципе, к поручительству ближе к среднему бизнесу. Что касается второго вопроса о культе предпринимателя и культе чиновника, то естественно надо помнить о том, что долгое время предприниматель был общепризнанным – это спекулянт, как их раньше называли, барыга, не побоюсь этого слова. а по телевизору мы видим, что чиновники провели вот это совещание, вот это мероприятие. Все о красиво, все очень хорошо смотрится. Поэтому, естественно, то, что видит подрастающее поколение по телевизору, туда они и хотят направлять свое развитие.

Малыхина: Мне кажется, это абсолютно не телевизионный момент. Это мечты студентов приблизительно со второго по пятый курс, которые ищут работу, они все говорят, что они, конечно, хотят работать в государственной отрасли какой-нибудь, неизвестной газовой или энергетической компании. Но речь там идет не потому, что они по телевизору видели замечательных чиновников, а потому что там есть возможности заработать.

Казнин: Наверное, даже пусть называют спекулянтами, но если законодательная база есть, если есть возможности для развития, то люди все равно пойдут в бизнес.

Цукасов: Я хотел поддержать нашу ведущую. Например, если из моей сферы деятельности, то сбытовое предприятие нефтепродуктообеспечения – это предприятие явно среднего бизнеса. Независимое, не принадлежащее нефтяной компании.

Иванов: То есть независимые сети АЗС.

Цукасов: Которые, кстати, сейчас очень плохо себя чувствуют в связи с нынешней экономической ситуации в сфере нефтепродуктообеспечения.

Казнин: Все-таки мне чтобы понять как человеку, который не в этой сфере, можно сейчас начать с нуля бизнес – средний или малый?

Цукасов: Я думаю, что да. На это есть все возможности. Если говорить о том, что делать это с помощью государства или с помощью города – да, город может предоставить помещение по льготной арендной ставке, город может дать субсидию, город компенсирует затраты на рекламу, затраты на обучение, есть очень классные образовательные программы, которое правительство Москвы поддерживает. Я в полной уверенности, что да, можно. У меня много знакомых, которые действительно достигли уже. Они ближе к среднему бизнесу, и старт был именно оттуда.

Малыхина: А где можно посмотреть на сайте? Вдруг наши зрители захотят покопаться и найти какой-нибудь небольшой льготный кредит или программу обучения?

Цукасов: В Москве этим занимается департамент поддержки малого бизнеса – он так и называется, его сайт можно найти в интернете - www.dmpmos.ru.

Малыхина: То есть вы видели живые примеры людей, которым давало все-таки правительство какие-то там субсидии и льготы по аренде? Затраты на рекламу – более того.

Казнин: И которые приходили с улицы, не связанны они ни с чиновниками, не имели никакого административного ресурса.

Иванов: А это не откатная разве программа?

Цукасов: Нет, это не откатная программа. Ходят много слухов, но проблема заключается в том, что предприниматели где-то ленятся собрать документы – в этом загвоздка. Проблема в самих предпринимателях, которые говорят, что вы знаете, у вас коррупция, это не получается, это вы не можете. И при этом нет конкретики и при этом нет конкретных предложений от предпринимателей.

Казнин: Мы говорили уже о том, что 70% малых и средних предпринимателей где-нибудь на Западе, в Европе, у нас сколько сейчас в России?

Сафронов: Относительно бизнеса? Я думаю, около 30%, мне кажется, вот такая статистика.

Малыхина: От чего?

Сафронов: Около 30% компаний от общего числа компаний – это представители малого бизнеса.

Казнин: А сколько занято в малом бизнесе относительно всего населения?

Сафронов: Около 5% по Москве. 5-7%.

Казнин: А по России меньше?

Сафронов: Меньше, да.

Казнин: То есть это практически погрешность социологическая?

Сафронов: Приблизительно так.

Цукасов: Мне кажется, существенно важно, какой объем валового продукта вырабатывают эти предприятия. Насколько я знаком, доля валового продукта, вырабатываемая средними и малыми предприятиями у нас существенно ниже, чем те же 30%. Я думаю, процентов 10-15 максимум.

Казнин: Мне так кажется, что у нас градус разговора такой – все хорошо. Даются деньги, можно все сделать. Но при этом почему-то у нас по стране это погрешность, у нас валовой продукт тоже еще меньше, не увеличивается количество предприятий. Собственно, на чем тогда экономика стоит?

Цукасов: Не совсем верно говорить, что предприятия не увеличиваются, просто большое количество предприятий малого бизнеса, которые начинают свой старт, закрываются в первые 2-3 года. В итоге есть статистика, что после 5 лет выживает буквально около 10%. Тут задача вовлекать новых предпринимателей в предпринимательскую деятельность, делать их активными предпринимателями.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.