Путин подарил Гергиеву империю, а Шемякину заплатить забыли

Здесь и сейчас
20 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Как поссорились художник и режиссер. Михаил Шемякин собирается судиться с Мариинским театром. Автор декораций к нескольким спектаклям возмущен тем, что театр не выплатил ему гонорар, и деньги ему при этом якобы не хочет отдавать сам руководитель театра Валерий Гергиев.

Одновременно стали известны планы Гергиева расширить Мариинку до национального центра оперы и балеты при президенте. В конфликте внутри театра и планах экспансии главного музыканта страны разбирался Родион Чепель.

Чепель: Михаил Шемякин долго не хотел, как он сам выразился, выносить сор из избы, но откровенное пренебрежение со стороны юристов театра вынудило его обратиться к адвокатам. Вот что он сам рассказал редакции «Эхо Москвы» в Петербурге.

Михаил Шемякин художник: Восемь лет тому назад я выходил с Гергиевым много раз к рампе, под аплодисменты, завалена сцена была цветами.  Я два года работал над триптихом, балетом.  Три одноактных балета: это «Весна священная», новая версия, «Кроткая» по Достоевскому и «Метафизический балет» на фоне моих декораций. Естественно, я делал костюмы: как обычно все, начиная от кресла, пуговицы, кончая мизансценами, если, допустим, это не танцы. Восемь лет прошло, а у меня до сих пор нет контракта на руках, потому что мне было сказано: «Выпустить спектакль, а потом мы подпишем все, о чем мы говорили Миша с тобой».

Не подписали. Более того, Гергиев сказал, что никаких денег Шемякин не получит, ведь на его балетах Мариинский театр заработал немного. Пресс-атташе театра Оксана Токранова  предположила, что любые разбирательства Шемякин должен вести с театром, а никак не с Гергиевым

Оксана Токранова, пресс-аташе Мариинского театра: Наверное, речь все-таки идет о театре. Он же для театра ставил спектакли, а не для Валерия Абисаловича. На уровне интервью Михаила Михайловича комментировать его претензии к театру не будем. По факту этого его высказывания в прессе – вчерашнего, для «Эхо Москвы» - пока никаких других шагов не было, поэтому мы пока просто не комментируем.

Интервью Шемякина совпало по времени с публикацией редакцией журнала «Форбс» письма Гергиева Путину с предложением создать «Национальный центр академического театрального и хореографического искусства при президенте Российской Федерации». Только что открытой второй сцены Гергиеву, оказывается, мало, а своё место он видит, скорее, во главе аналога дирекции императорских театров, которая до революции объединяла все крупные государственные театры. Вот подобие такой дирекции Гергиев и предлагает создать на базе Мариинского театра, включив в неё балетную академию имени Вагановой, петербургскую консерваторию и Российский институт истории искусств.

Ряд деятелей культуры, как, например, сценарист Александр Адабашьян и режиссер Андрей Кончаловский, поддержали эту инициативу. По их мнению, которое цитируют журналисты «Эха», такое объединение структур всем пойдёт только на пользу. Михаил Шемякин считает, что проект – утопия, ведь у Гергиева уже совсем нет времени.

Михаил Шемякин, художник:  Я просто знаю о том, как сложно Гергиеву бывать в России, поскольку он постоянно на контрактах  с одним театром, с другим, третьим, и какие толпы народа ожидают его, когда он прилетает на несколько часов или на пару дней для того, чтобы бухнуться в оркестровую яму и оттуда на стропах снова взлететь в небеса. Я просто не понимаю, каким образом один человек может все объединить, я понимаю, сейчас можно говорить о вертикали власти, и наверное, ему в голову где-то это очень сильно запало, тем более, что пример есть блистательный. Поэтому я думаю, что вот это неудержимое желание расширяться и прочее, оно им и руководит и где-то приобретает форму маниакальности.

Согласно проекту письма, национальный центр будет «главным распорядителем бюджетных средств», то есть Гергиев, как руководитель Мариинки, получит бюджет всех трёх ранее независимых учреждений. Журналист Марина Дмитревская считает, что очевидно стремление Гергиева увеличить свои финансовые возможности.

Марина Дмитревская, главный редактор «Петербургского театрального журнала»: Ни для кого не секрет, что большие конгломераты позволяют более ловко распределять финансовые потоки, и коррупционная составляющая возрастает вместе с укрупнением. Кроме того, всем понятно, что Гергиев – фигура, приближенная к императору, а император наш, президент, тоже с имперскими амбициями. Они очень схожи по психологическому типу имперскому. Он будет одаривать людей, которые ему преданы, «кого люблю – тому дарю» - этот принцип тоже понятен. Владимир Владимирович так себя ведет, сейчас решил гергиеву подарить империю внутри империи.

По оценкам "Форбс", дирижёр и без того зарабатывает около 16 млн. долларов в год, а Мариинка получит  в этом году почти 46 млн. долларов из бюджета, и еще около 26 млн. долларов  от попечительского совета. Казалось бы, куда больше? Но бывший директор Российского института истории искусств, который Гергиев предлагает интегрировать в национальный центр, заявила, что о письме худрука Мариинки в кулуарах знают давно.

Татьяна Клявина, бывший директор Российского института истории искусств: Я точно знаю, что письмо было год назад. И не шла речь о сопровождении указа, речь шла о том, что это письмо, на котором была уже почти положительная резолюция первого лица.

«Форбс» пишет, что на проекте стоит приписка советника министра культуры Никиты Степанова. Татьяна Клявина вспоминает, что Гергиев и министр культуры Мединский год назад приходили в институт осматривать помещение вместе как раз с Никитой Степановым. Интересно, что советник Никита Степанов ранее работал в «Фонде развития жилищного строительства». Отсюда и подозрения сотрудников, что высоких гостей интересовали не наука, а исключительно здание института.

Давайте посмотрим на него: вот оно, в самом центре Петербурга, на Исаакиевской площади, недалеко от Мариинки. Но бывший директор института считает, что в конфликте есть еще одна грань. Она напоминает, что год назад ее срочно вызвали на встречу замминистра Ивана Демидова с директорами пяти институтов, входящих в структуру министерства. А после встречи все директора последовательно лишились своих должностей.

Татьяна Клявина,  бывший директор Российского института истории искусств: Идея, что не надо так много исследований и не надо, чтобы они в свободном таком духе протекали, мне кажется, что она имеет место. Про нее особо не говорят, что вроде там помещения, экономические вопросы, но мне кажется,  что вот эта идеологическая составляющая все-таки есть.

Со слов уволенного в июне директора Клявиной выходит, что Гергиев со своим планом создания национального центра подгадал под реформу министерства культуры, которую затеял министр Мединский. Чем закончится история, обязательно расскажем. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.