«Это очень печальный факт». Путин об аресте Улюкаева, Курилах и разговоре с Обамой и Трампом.

Видео пресс-конференции по итогам саммита АТЭС в Перу
Здесь и сейчас
11:34, 21 ноября
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В ходе саммита АТЭС в Лиме Владимир Путин ответил на вопросы журналистов.

Президент России впервые прокомментировал арест министра экономического развития Алексея Улюкаева. Он назвал это событие «печальным фактом». Путин отметил, что арест министра не отразится на сделке по приобретению «Башнефти» «Роснефтью». Президент также заметил, что это событие «никак не отразилось» на его отношении к правительству в целом.

В ответ на вопрос японского журналиста о Курильских островах Путин заявил, что Курилы — это «суверенная российская территория». «Мы готовы вести диалог с нашими японскими партнёрами. Мы говорим о том, что различные варианты возможны», — отметил президент.

Путин рассказал, что во время разговора с президентом США Бараком Обамой поблагодарил его за эти годы совместной работы. Также президент рассказал подробности телефонного разговора с Дональдом Трампом. «Вновь избранный президент Соединённых Штатов подтвердил свои намерения по нормализации американо-российских отношений», — поделился Путин.

Вопрос: Насколько мы знаем, во время встречи с Премьер-министром Японии господином Абэ Вы предложили совместное экономическое сотрудничество на Курильских островах. Скажите, пожалуйста, какое именно сотрудничество Вы имеете в виду? Это первое.

Второе. Господин Абэ всегда подчёркивает важность нового подхода для решения проблемы мирного договора. Скажите, пожалуйста, какой подход Вы считаете новым? И какой подход для Вас старый? Спасибо.

Путин: Мне бы очень не хотелось забегать вперёд по вопросу об основной проблеме, которой мы занимаемся, а именно по подготовке подписания мирного договора. Думаю, что и для Японии, и для России совершенно очевидно, что отсутствие такого договора между Россией и Японией – это анахронизм прошлого, который мешает нам двигаться вперёд, развиваться. Тем более что Россия и Япония являются абсолютно естественными партнёрами друг для друга в регионе, естественным образом дополняют друг друга или могли бы дополнять, если бы отношения базировались на мирном договоре, которого, к сожалению, до сих пор нет.

И Россия, и Япония хотят заключения такого договора. Путь к нему непрост, мы давно этим занимаемся. Не хотелось бы возвращаться далеко в историю этого вопроса. Тем не менее ваша позиция нам хорошо известна.

Что касается Курильских островов, это результат Второй мировой войны, и мы считаем, что это на сегодняшний день суверенная российская территория, закреплённая в международных документах после Второй мировой войны.

Но мы готовы вести диалог с нашими японскими партнёрами. Мы говорим о том, что различные варианты возможны. Напомню, что в 1956 году был заключён соответствующий документ между Советским Союзом и Японией, где предполагалось, что Японии будут возвращены два острова. Не говорилось, на какой основе, под чьим суверенитетом останутся эти два острова, на каких условиях они будут переданы. Мы знаем позицию японской стороны, которая говорит о четырёх островах. Это всё предмет наших переговоров.

Но ещё раз хочу подчеркнуть: и Россия, и Япония, мы искренне хотим заключения мирного договора и ищем пути того, как это сделать. Что является старым подходом, что новым – я не знаю. Я знаю только одно: что это стремление нужно всячески поддерживать.

На базе чего могла бы быть достигнута договорённость? На базе повышения доверия друг к другу, а один из путей достижения этого доверия – это расширение сотрудничества. Именно поэтому Премьер-министр Японии господин Абэ предложил свою программу расширения деловых и экономических связей. Его программа состоит, по-моему, из восьми пунктов. Это реализация достаточно крупных проектов и не только на островах, но и между Россией и Японией в целом.

Мы говорили – и вот на последней встрече – о том, что можно было бы сделать совместно собственно на островах. Это решение и экономических, и гуманитарных вопросов. Но пока об этом говорить рано, потому что окончательных договорённостей нет.

Мы продолжим наши контакты и на уровне министерств иностранных дел. Диалог восстановлен по инициативе японской стороны. Договорились, что если состоится мой визит в Японию, то весь этот комплекс вопросов будет основным и на нашей встрече во время моего визита.

 

Вопрос: Для многих стала неожиданностью история с господином Улюкаевым. Не могли бы Вы прокомментировать эту историю? Насколько эта история может сказаться на итогах передачи госпакета «Башнефти» «Роснефти»? Когда нам ждать нового министра и есть ли кандидатуры?

Путин: Что же здесь комментировать? Это в конечном итоге должны прокомментировать правоохранительные и судебные органы, только после этого можно сказать что‑то по сути. Но сам факт того, что это состоялось, – это очень печальный факт. Но я бы хотел сказать только, что мы и дальше будем нетерпимо относиться к любым проявлениям подобного рода.

На мой взгляд (я в этом глубоко убеждён), такие действия правоохранительных органов не только не наносят ущерба деловому климату, а наоборот, только укрепляют деловой климат в России. Все должны знать, и наши партнёры, и внутри страны, мы все сами должны понимать и знать, что вне зависимости от служебного положения кого бы то ни было закон будет применяться одинаково ко всем.

Что касается сделки по «Башнефти», то никак не может повлиять это печальное событие на сделку «Роснефти» по приобретению пакета «Башнефти». Более того, мы рассчитываем на то, что синергетический эффект будет значительным. Ведь когда мы высказывали сомнения по поводу целесообразности приобретения «Башнефти» «Роснефтью», мы говорили о том, что контрольный пакет в «Роснефти» принадлежит государству. Но это, кстати говоря, негосударственная компания. Значительный пакет, 19,5 процента, по‑моему, принадлежит иностранному участнику – British Petroleum. А вот следующий шаг, приватизация самой «Роснефти», – это прямая приватизация госсобственности. Поэтому мы в этом смысле никак не отказываемся от своих первоначальных планов по приватизационным сделкам. Разумеется, и правительство, и менеджмент «Роснефти» будут работать над реализацией второго шага этого плана, то есть над продажей пакета самой «Роснефти».

 

Реплика: Когда новый министр будет назначен?

Путин: Надеюсь, скоро. Кандидаты, конечно, есть, их несколько. Мы с Председателем правительства только что об этом говорили, с некоторыми другими членами правительства. Как минимум три-четыре кандидата есть. Я сейчас вернусь, мы окончательно с этим разберёмся и поставим точку.

 

Вопрос: Мы видели, что Вы сегодня пообщались с Президентом Обамой, который покидает свой пост. Приоткройте тайну, о чём Вы с ним говорили? Видимо, это Ваше заключительное общение с Президентом Обамой. Возвращаясь к Вашему разговору с избранным президентом Трампом, есть ли всётаки договорённость о первой встрече?

Путин: Ну, что в таких случаях? Обычные вещи. Мы отметили, что, несмотря на то что диалог между нами шёл непросто, было сложно, можно даже сказать, работать друг с другом. Но и я, и Президент Обама отметили, что мы всегда с уважением относились к позициям друг друга и друг к другу. Я поблагодарил его за эти годы совместной работы и сказал, что в любое время, если он сочтёт возможным и будет необходимость и желание, мы будем рады видеть его в России.

Что касается разговора по телефону с избранным президентом США. Вновь избранный президент Соединённых Штатов подтвердил свои намерения по нормализации американо-российских отношений. Со своей стороны, я, конечно, сделал то же самое – мы всегда об этом говорили. Вопрос о конкретной встрече и о возможной дате этой встречи не обсуждался, но мы констатировали, что, может быть, было бы полезно организовать встречу наших сотрудников. Пока мы видим, вновь избранный президент Соединённых Штатов активно занимается формированием своей собственной команды. Даже сотрудникам встретиться в ближайшее время затруднительно, поскольку и официальных сотрудников‑то у него пока не появилось. Подождём, время ещё есть.

 

Вопрос: Если можно, у меня одно уточнение в развитие вопроса моего коллеги и один вопрос. Сохраняется ли у Вас после ареста Улюкаева доверие к кабинету министров в целом? И второй вопрос по поводу встречи ОПЕК, которая пройдёт в конце ноября. Как Вы считаете, насколько всётаки реально, что там будет достигнута договорённость про ограничение добычи, насколько важна эта договорённость для Российской Федерации и есть ли уже какието предварительные намётки по тому, чтобы российские компании согласились это сделать с нашей стороны? Спасибо.

Путин: Что касается печального события, связанного с задержанием нашего Министра экономики, то это никак не отразилось на моём отношении к правительству в целом. правительство работает профессионально, несмотря на всю критику, которая естественна. правительство всегда находится под особым вниманием со стороны общественности и каждый его шаг анализируется. Мы все работаем не без ошибок, и, наверное, можно было бы и правительству кое‑что делать побыстрее. Но в целом, повторяю ещё раз, я считаю, что правительство работает эффективно и достаточно результативно в тех непростых условиях, в которых нам приходится функционировать.

Кстати говоря, и сегодня, когда мы в первой части встречались с госпожой Лагард, я с ней тоже говорил на эту тему, и МВФ подтверждает, мои оценки совпадают – оценки работы финансового экономического блока правительства и Центрального банка.

Что касается предстоящей встречи ОПЕК и нашей позиции – она остаётся неизменной, и мы уже говорили об этом неоднократно. Мы готовы к тому, чтобы заморозить добычу на той «полке», на которой сейчас находится эта добыча. Мы не видим никакого ущерба для нашего энергетического сектора. С ведущими компаниями Министр энергетики постоянно в контакте, и они готовы к такой работе.

Будет ли достигнута договорённость, на 100 процентов я сказать не могу, но большая вероятность того, что она будет достигнута, у меня есть. Потому что основные противоречия, которые были внутри ОПЕК, как мне представляется, основные (хотя, может быть, не все, но основные) в целом если не устранены, то могут быть устранены, потому что острых вопросов, насколько мы себе представляем, уже не осталось.

Ну а мы сделаем со своей стороны всё, чего от нас ожидают наши партнёры по ОПЕК, во всяком случае заморозить добычу для нас не представляет никакого труда.

Фото и видео: Kremlin.ru

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.