«Пусть катятся со своим помилованием» – адвокаты Pussy Riot

Здесь и сейчас
17 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Хаотично махали руками и ногами, неподобающе пританцовывали и приплясывали, размахивали руками, имитируя бесовские удары. В панк-молебне «Богородица, Путина прогони» суд не нашел политических мотивов – лишь религиозные.

Все три девушки – Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич – получили по два года колонии общего режима. По мнению судьи, Марины Сыровой, активистки Pussy Riot совершили преступление по мотивам религиозной ненависти. Посягнули на самобытность христианства и причинили потерпевшим – например, свечнице Храма и охраннику, внутреннюю боль.

Шмараева: Оглашение приговора по делу Pussy Riot началось сегодня в 15 часов 15 минут. Тем не менее, готовиться к этому руководство и Хамовнического суда, и активисты, которые пришли поддержать как обвиняемых фигуранток уголовного дела, так и поддержать приговор обвинительный, они начали собираться у здания суда гораздо раньше.

Уже около полудня у входа в Хамовнический суд образовалась настоящая давка, через которую приходилось пробиваться просто адвокатам. В частности, например, адвокат потерпевших Лариса Павлова пришла в суд в сопровождении помощников, таких крепких молодых людей в спортивных костюмах, которые помогали ей прорываться через эту толпу. А сами потерпевшие, я напомню, их по делу было 9 человек, это охранники, сотрудники храма, они в суд вообще не явились. Зато пришли оппозиционные активисты, в частности, Алексей Навальный, Мария Баронова присутствовали в зале суда, и даже прошли туда без очереди, чем очень сильно возмутили всех журналистов, которые там где-то 3 часа пытались в Хамовнический суд прорваться. Так или иначе, в 15:15 Марина Сырова начала приговор читать, не дожидаясь большинства представителей прессы, и где-то 3 часа у нее ушло на оглашение этого приговора.

Подсудимые руководствовались мотивом религиозной ненависти и вражды, а все, что они говорят о политических высказываниях, было признано Мариной Сыровой несостоятельными заявлениями. В общем, показания Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич вообще были признаны несостоятельными, их судья решила не принимать во внимание как данные с целью себя обелить, оправдаться.

Судья Сырова большую часть текста называла Толоконникову, Алехину и Самуцевич хулиганками, но, на самом деле, она цитировала различные документы, но так часто их хулиганками еще никто не называл в этом процессе. В общем, было понятно уже, наверное, где-то с минуты 20-й, что приговор будет обвинительный.

В этом еще больше все убедились, когда судья процитировала только 3-ю экспертизу, я напомню, по делу Pussy Riot проводилось 3 экспертизы: 2 не нашли как раз вот этих мотивов религиозной ненависти, а 3-я, которую проводили православный психолог и православный лингвист, в общем, усмотрела такие мотивы, и эта экспертиза фактически легла в основу этого приговора.

Сами Толоконникова, Алехина и Самуцевич слушали судью так спокойно, но при этом грустно улыбались, то есть, в принципе, предвидя свое будущее. Адвокаты вообще выглядели как на похоронах, то есть очень у них был такой траурный, напряженный вид. Но когда произнесли: «Исправление невозможно без реального лишения свободы», - Екатерина Самуцевич так нервно засмеялась, такое настроение передалось, в общем-то, и залу. И после этого было объявлено: «2 года исправительной колонии общего режима». В этот момент Надежда Толоконникова подняла так руку, кому-то в зале показала кулак, что, мол, они не сдаются.

Когда адвокаты вышли из суда, Марк Фейгин сказал, что он во время оглашения приговора услышал фразы, приписываемые его подзащитной и другим участникам процесса, которых они не произносили. И первая жалоба, которую он будет подавать, она будет на протокол судебного заседания. Давайте послушаем его.

Фейгин: Были серьезные нарушения, связанные с протоколом судебного заседания, приведены неверные цитаты, использованы неверные факты, тем, кто выступал в качестве свидетелей, и тем, кто выступал в качестве допрашиваемых - как наши подзащитные, почему-то приписаны слова, которых они не говорили. Разумеется, эти детали будут иметь серьезное решающее значение, когда мы получим на руки письменный приговор.

Шмараева: Первая стадия, в которой будет обжаловаться приговор, это, конечно, Мосгорсуд, туда можно подать жалобу в течение ближайших 10-ти дней, а о дальнейших шагах защиты рассказал адвокат Марии Алехиной – Николай Полозов.

Полозов: В том случае, если Московский городской суд оставит этот незаконный приговор в силе, у нас появляется возможность обратиться в Европейский суд по правам человека с жалобой на незаконный приговор. Кроме того, мы имеем право подать надзорную жалобу, мы имеем право обратиться в Верховный суд, и мы имеем право обратиться в Конституционный суд, потому что ряд норм Уголовно-процессуального кодекса устарел, не соответствует Конституции и не может применяться в современном судопроизводстве. Поэтому, выражая волю наших подзащитных, которые готовы бороться за свое честное имя, за свою правду, за то, что они невиновны, до конца, мы будем бороться, мы будем представлять их интересы, и, в конечном счете, я уверен, что мы добьемся полной их реабилитации, потому что то, что сейчас происходит, это не уголовный процесс, это позорное судилище.

Шмараева: Родственники подсудимых, выходя из Хамовнического суда, выглядели довольно подавленными. Родители Марии Алехиной вообще отказались общаться с журналистами, отец Екатерины Самуцевич - Станислав Самуцевич сказал, что он не верит вообще в возможность скорого освобождения дочери и считает, что ей придется все эти 2 года провести в колонии.

Самуцевич: Я считаю, что как раз выгоднее, чтобы это все затихло, чем дольше они будут там сидеть, тем меньше будет воспоминаний о них и реакций, потому что как только они выйдут, это будут готовые, можно сказать, борцы.

Шмараева: Ну, а уже после оглашения приговора стало известно, что Русская православная церковь попросила власти проявить милосердие к Pussy Riot, я процитирую: «Не подвергая сомнению правомерность судебного решения, обращаемся к государственной власти с просьбой проявить в рамках закона милосердие к осужденным в надежде на то, что они откажутся от повторения кощунственных действий». Такое сообщение размещено на сайте Московской патриархии, это заявление Высшего совета РПЦ.

То, что касается помилования и каких-то проявлений милосердия, вопросы адвокатам задавались: будут ли, может быть, девушки просить о помиловании? Давайте послушаем, что они ответили.

Фейгин: Пусть катятся со своим помилованием куда подальше, - это слова наших подзащитных.

Волкова: Они не будут обращаться за помилованием, об этом сегодня имеется репортаж в «Новой газете», Екатерина Самуцевич дала интервью и, собственно, выразила в этом интервью волю всех наших подзащитных, сказав, что за помилованием к этой власти они обращаться не будут.

Шмараева: Даже Петр Верзилов – муж Надежды Толоконниковой, такой, в общем, опытный активист группы «Война», вышел сегодня из Хамовнического суда и был очень немногословен, но при этом призвал совершить революцию.

Как там обстоят дела с революцией расскажет Владимир Роменский, он сегодня там находился, когда там собирались активисты, протестующие против такого сурового приговора Pussy Riot, а я добавлю, что 2 года колонии будут исчисляться с марта этого года, когда Толоконникова, Алехина и Самуцевич были арестованы Таганским судом. Обжаловать этот приговор можно в течение 10 дней в Мосгорсуде. Скорей всего, заседание где-то в течение месяца назначено. Если приговор отменен не будет, то они отправятся в колонию. И вообще исправительная колония общего режима – это самое суровое учреждение исправительное, в которое могут отправить женщин. Есть еще колония-поселение, там ограничение свободы - это все более мягкие наказания. Женщин, например, в колонии строгого режима не отправляют. То есть это самый такой тяжкий вариант лишения свободы, который был возможен.

Казнин: Как комментировала сторона обвинения? Или у нее не было комментариев?

Шмараева: Я хотела добавить, спасибо, Дима, что ты спросил. Дело в том, что нет комментариев стороны обвинения именно потому, что ни прокурор, ни адвокаты потерпевших, которые, в общем, до этого, в принципе, так общались с прессой, сегодня адвокаты в сопровождении каких-то таких, довольно крепких, защищающих их молодых людей, как пришли в суд, ни с кем не общаясь, так и покидали его, в общем, довольно спешно, и вообще через другой выход, противоположный тому, через который, в общем, уходили все – и публика, и все.

Монгайт: Прокурор должен быть доволен таким результатом?

Шмараева: Прокурор, в принципе, должен быть доволен, потому что прокурор просил 3 года лишения свободы, и, соответственно, как правило, суд учитывает смягчающие обстоятельства, которыми, безусловно, является наличие детей у обвиняемых: и у Толоконниковой, и у Алехиной есть дети. Соответственно, это такая практика, когда обвинительный приговор выносится, но чуть более мягкий, чем просила прокуратура. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.