Пугало для Батьки: почему Путин снял Бабича с должности посла в Минске, и что теперь будет с интеграцией

2 мая, 14:44 Павел Лобков
13 850

Первого мая Владимир Путин подписал около сорока указов, среди которых — об упрощении получения российского гражданства для новых категорий украинцев и об автономном интернете. А еще — президент отозвал Михаила Бабича с должности посла России в Белоруссии с официальной формулировкой «в связи с переходом на другую работу». На место Бабича назначен сенатор Дмитрий Мезенцев. Михаил Бабич меньше года проработал в Белоруссии. Его назначили послом в августе 2018-го. Обсудили тему с белорусским политическим обозревателем Артемом Шрайбманом.

Бабич по меньшей мере дважды заочно ссорился с белорусскими властями. В первый раз поводом стало интервью Бабича, в котором он призвал Минск определиться с форматом интеграции, а не обмениваться упреками с Россией. Белорусский МИД назвал тон Бабича «менторским» и заявил, что тот «не понял разницы между федеральным округом и независимым государством». В апреле после жесткого комментария Бабича в адрес Лукашенко МИД заявил, что посол разрушает отношения Белоруссии с Россией. Источники «Коммерсанта» утверждают, что Бабич отправлен в отставку по просьбе Лукашенко. По их словам, Лукашенко якобы попросил отозвать посла и заверил Путина, что готов на ускоренную интеграцию. «Путин согласился, дал Лукашенко год, пообещав не вмешиваться во внутреннюю белорусскую повестку», — заявил собеседник «Коммерсанта».

Артем, правда ли, что Бабич был неким таким пугалом, которое было специально, он был специально прислан в Белоруссию, чтобы показать, что Россия может разговаривать не только лаской, но и таской?

Мне сложно сказать, что имел в виду Путин, назначая такого человека, потому что было очевидно, что с бэкграундом Бабича, с его силовым прошлым, с его амбициями, этот человек не будет просто спокойно сидеть на своем месте, он не дипломат по натуре, по психотипу, что ли. Но он, очевидно, стал, как вы выразились, пугалом, он очень сильно стал раздражать Минск, и это, собственно, мне кажется, явилось абсолютно базовой причиной, почему его убрали, потому что работа дипломата не в том, чтобы вбивать клинья между странами. Даже если есть конфликт, то дипломаты на местах, именно на местах, а не в своих столицах, это всегда те люди, которые должны сглаживать углы. Бабич таким человеком не был. Правду он говорил или не правду, суть в том, что он просто не выполнял свою функцию.

Скажите, пожалуйста, связаны ли последние демарши России и Белоруссии, я имею в виду «яблочный скандал», потом последовавшее за ним закрытие нефтепровода «Дружба» на ремонт, который раньше не был нужен, потом обнаружение хлорсодержащих веществ в этом же нефтепроводе, связано ли все это каким-то образом с Бабичем? Я имею в виду не то, что с Бабичем, а с тем, что Белоруссию хотят насильно интегрировать, все речи последние Лукашенко о том, что Белоруссия — самостоятельное государство, и все остальное.

Здесь есть несколько сюжетов, они не все связаны между собой, на мой взгляд. Заявление о том, что Беларусь поставит нефтепровод «Дружба» на ремонт, это была, скорее, угроза Александра Лукашенко, которая была высказана как раз в ответ на запрет яблок, груш и всего остального, очередных продуктовых, можно сказать, санкций против Беларуси со стороны Россельхознадзора. Но эту угрозу так Лукашенко и не осуществил, потому что это было бы слишком радикальным повышением ставок, тормозить российский транзит нефти в Европу.

Вторая история, которая была связана с загрязнением нефтепровода, мы пока не знаем, что конкретно было причиной, но очевидно, что если бы это было неким шагом в торговой войне между Минском и Москвой, то это какой-то самострел со стороны России, потому что имиджевые, репутационные, денежные издержки от этого гораздо больше, чем любые дивиденды, политические дивиденды, которые можно было бы с этого снять, уж очень много стран предъявят или уже предъявили России претензии из-за плохой нефти, и убытки здесь могут исчисляться сотнями миллионов долларов, если не миллиардами в итоге.

Что касается того, как это все связано с общим сюжетом об интеграции, я думаю, что эти разговоры немножко преувеличены, угроза и реалистичность этого проекта, потому что надо понимать, что у Беларуси нет никакого энтузиазма серьезного к сближению глубже, чем оно есть сейчас. Я говорю в первую очередь и о властных элитах, и о Лукашенко лично. Поэтому можно рассматривать нынешнюю волну давления, нынешнюю волну экономических и политических споров как некую попытку, что ли, склонить Минск к этому, как попытку показать, что может быть, если Минск откажется. Но это, скажем так, не прямой путь к поглощению, потому что все-таки здесь последнее слово будет за Минском, и никаких признаков того, что позиция Минска о том, что суверенитет непреложен, я не вижу.

Основным таким, как я понимаю, мотором европейского вектора Белоруссии называют премьер-министра Макея. И как я понимаю, самый острый конфликт у Бабича был именно с ним, правильно ли я понимаю?

Макей не премьер-министр, а министр иностранных дел.

Министр иностранных дел, прошу прощения, да.

Но в целом, да, вы правильно понимаете ситуацию, Макей действительно чуть более, скажем так, проевропейских взглядов человек, чем большинство остальных белорусских больших чиновников, в то же время его исполнительность и лояльность Лукашенко гораздо выше, чем его любые внутренние убеждения, склонности или какие-то мифические прозападные настроения. Он в первую очередь исполняет приказ президента нормализовать отношения с Западом.

Я думаю, да, основным, самым острым, был конфликт именно Бабича с МИДом, и с Макеем лично, их отношения не заладились сразу. Был обмен очень острыми, резкими, не типичными для вообще дипломатии, и уж тем более для белорусско-российских отношений, заявлениями. МИД обвинил, белорусский МИД обвинил российского посла в разрушении отношений, я такого не припомню даже в адрес американского посла в момент ввода санкций. Честно говоря, никогда не припомню таких резких заявлений.

Но Макей здесь, еще раз, мы должны понимать, что в первую очередь подчиненный Лукашенко, и не случайно вслед за недовольством МИДа выступил Лукашенко и сказал, что Россия со своим послом сама разберется. Очевидно, что были какие-то просьбы в Москву разобраться, и к этим просьбам прислушались, то есть я бы здесь не преувеличивал степень каких-то интриг со стороны отдельных белорусских чиновников, это общая линия Минска.

Последние такие крупные, я бы сказал, политические споры касались так называемого «энергетического офшора» в Белоруссии, что Белоруссия покупает дешево энергоносители, а потом их задорого продает на Запад в чуть переработанном виде или вовсе не в переработанном. И как я понимаю, одной из задач сейчас премьер-министра Медведева является ликвидация этого офшора, чтобы не зарабатывали на этом, не зарабатывал белорусский бюджет или отдельные олигархические группы. Правильно ли я понимаю, что Бабич был выразителем этой линии?

В целом, да. Бабич был выразителем линии российского государства, которая сейчас состоит в том, чтобы сокращать всевозможную поддержку Белоруссии, если эта поддержка не конвертируется в реальную интеграцию. Бабич активно и довольно четко, я бы даже сказал, жестко, заявлял эту позицию, о том, что мы выводим всю поддержку, скажем так, начистоту, она больше не будет такой, ничем не обусловленной. Нефтяная часть этой поддержки, то, что вы назвали «нефтяным офшором», это один из основных каналов российской поддержки Белоруссии. Действительно, дешевая нефть, которая до определенного времени поступала в Беларусь, и продолжает поступать, и Беларусь с ней делает то, что она считает нужным, в принципе это не противоречит соглашениям двух стран, но России это неприятно по понятным причинам.

Но здесь, скажем так, повестка гораздо шире, это не только нефть. Россия вытесняет белорусские товары со своего рынка, импортозамещает белорусские товары, создает собственное производство взамен тем белорусским, которые были когда-то и до сих пор в значительной степени остаются незаменимыми, в оборонном комплексе и так далее. И есть такое общее дистанцирование, есть общее замещение, уменьшение зависимости России от своих соседей и союзников. И Белоруссия, скорее, попала под общий тренд, и Бабич был выразителем этой линии в Белоруссии, да.

Правда ли, как пишут анонимные Telegram-каналы, что Бабич поработал немножко Google-картами и провел так называемый фотомониторинг в Белоруссии, показывавший, что русский язык вымывается с названий улиц, из вывесок магазинов, и таким образом такая белорусизация идет, и это очень не понравилось Лукашенко?

Я не знаю, зачем нужно посылать посла с фотоаппаратом, если можно действительно посмотреть на Google или Яндекс-картах, или попросить любого другого человека сделать эти кадры. Поэтому, нет, я не верю конечно же в эти слухи. по белорусскому направлению очень много в последнее время выдают не просто фейков, а таких немножко очень не компетентных, абсолютно оторванных от реальности сообщений, то есть бывают фейки, основанные на неком знании темы. К сожалению, сегодня в России очень мало экспертов по Белоруссии, поэтому для белорусов, которые читают эти Telegram-каналы, из них есть такое ощущение, что разговаривают о другой стране. Беларусизация Белоруссии очень сам по себе такой интересный и тоже снова таки раздутый миф, Беларусь это страна, где на русском говорят, возможно, может быть, даже больший процент населения, чем в России, учитывая множество национальных республик в России. Действительно, на белорусском языке в Белоруссии много официальных вывесок, метро станций и так далее. Этот процесс продолжается уже много лет, я бы сказал, уже лет семь-восемь, он мало связан с конфликтами России и Белоруссии, это просто такая официальная политика, вывески вешать на национальном языке, который один из двух государственных.

Я не знаю, действительно ли это вызывает серьезную ненависть в Кремле, гнев какой-то. Я знаю, что в последнее время эта тема стала просачиваться на заявления высокого российского руководства, министр культуры России об этом впервые заявил недавно, сам Бабич об этом заявлял, это значит, что тема, скажем так, стала более чувствительной. Однако это тот случай, когда, простите за банальное сравнение, но из мухи действительно раздувают слона. Эти изменения в Белоруссии не конвертируются в какие-то притеснения русскоязычных, которых здесь 90%, даже больше 90%, и не конвертируются в расширение белорусского языка даже в обществе, что, с моей точки зрения, к сожалению, потому что национальный язык в Белоруссии по-прежнему остается на таких очень-очень маргинальных позициях.

Спасибо большое.

Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю