Протоколы – тренировочные, голоса – сомнительные, а выборы – настоящие?

Здесь и сейчас
28 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Были ли фальсификации на выборах в Госдуму, обсудили с главным редактором газеты «Мой Район» Дмитрием Сурниным, который пытается оспорить результаты выборов на своем участке, и Грегори Уайтом, шеф-редактором московского бюро газеты The Wall Street Journal.

Владимир Путин пообещал подарить россиянам честные выборы президента в следующем году. К прошедшим в этом году парламентским выборам у наблюдателей много претензий. Сейчас все возможные фальсификации пытаются оспорить в судах, как этого требовал Владимир Путин. Он ранее заявил, что все претензии нужно разрешать в судебном порядке.

Однако пока у тех, кто пытается доказать нарушения на выборах через суд, это не очень получается. Суды отказываются принимать иски на странных основаниях, например, апеллируют к тому, что бюллетени, на которых в массовом порядке проставляли галочки за одну из партий, были тренировочными.

Свои сомнения в том, что российские выборы в Госдуму были честными, сегодня высказали в The Wall Street Journal. Журналисты провели собственное расследование. Оно показало, что, в частности, "Единая Россия" получила намного больше голосов, чем в среднем по стране, на тех участках, где официальная явка избирателей также была намного выше средней. По подсчетам журналистов, сомнительных голосов было примерно 14 млн.

Обсудим эти темы с главным редактором газеты «Мой Район» Дмитрием Сурниным, который пытается оспорить результаты выборов на своем участке, и Грегори Уайтом, шеф‑редактором московского бюро газеты The Wall Street Journal.

Зыгарь: 14 миллионов - это довольно большая цифра. Насколько она корректна, насколько вы точно уверены, что именно так много?

Уайт: Это очень общая оценка. Мы провели статистический анализ, который похож на то, что многие видели в блогосфере сразу после выборов. Оказывается, есть целая наука изучения, в основном, российских выборов. Потому что за время путинского правления вот эти явления…

Зыгарь: Наука, изучающая российские выборы? Как она называется?

Писпанен: Физтех этим занимается, как мы знаем.

Уайт: Выяснилось, что там делают на этом диссертации, научные карьеры, потому что результаты, эти статистические странности проявляются уже там давно и настойчиво. Эта цифра очень общая, и то, что мы видели – это, по словам наших экспертов, людей, которые этим занимаются, это не доказательство, а просто вот моменты, которые вызывают вопросы. Пока кроме фальсификации других объяснений убедительных они не могли найти, но там, в этот момент, на участках при высокой явке очень высокие результаты «Единой России» - явление, которое очень редко встречается у других партий. Есть еще какие-то результаты, которые, преобладание круглых цифр – 70, 75, 80% и по явке и по результатам.

Писпанен: Но они красивые такие цифры, чего… Что вы?

Уайт: Они красиво рисуются, удобно. Но опять же, мы не знаем, что это такое, откуда это. Просто то, что видно в данных и специалисты говорят, что это может быть, особенно если сочетать с тем, что говорят наблюдатели - это может говорить о махинациях, о фальсификациях. А цифры 14 миллионов – это, наверное, максимально возможная цифра максимум голосов, которая по статистическому анализу вызывает вопросы.

Зыгарь: То есть, это максимальная цифры?

Уайт: Да. И никто не может, и этот анализ просто не способен…

Зыгарь: То есть, грубо говоря, это такие наветы, все-таки вот вражеские голоса?

Писпанен: Злые языки.

Зыгарь: Вражеские голоса, как обычно, клевещут на российскую избирательную систему.

Писпанен: Конечно, на деньги Госдепартамента.

Зыгарь: Дмитрий, ваша очередь теперь. Расскажите вашу историю, как вы пытались оспорить, подать жалобу в суд, как это советуют Чуров, Путин и все остальные.

Сурнин: Я пытался и пытаюсь. Во-первых, я 13 декабря подал жалобу в Симоновский суд об отмене результатов выборов на участке №1701, потому что были расхождения в итоговом официальном протоколе, который я получил как наблюдатель, и итоговым цифрам, которые появились потом в ГАС «Выборы». Расхождения были очень серьезные.

Зыгарь: Вы уже рассказывали об этом. Напомните вкратце.

Сурнин: Вкратце, «Единая Россия» в моем протоколе при правильном подсчете, я присутствовал при подсчете, получила 24%. А в ГАС «Выборе» она уже получила на этом участке 50%. КПРФ была на первом месте.

Зыгарь: В два раза.

Сурнин: В два раза. Украли сто голосов у «Яблока», сто голосов у «Справедливой России» и так далее, не важно.

Зыгарь: Вы подаете в Симоновский суд….

Писпанен: Кстати, справедливо украли - 100 у «Яблока», 100 у КПРФ.

Зыгарь: Поровну, по братски.

Сурнин: Считать проще.

Писпанен: И ровненькие цифры получаются как раз.

Сурнин: Именно так и есть.

Зыгарь: Это как бы не то, что украли, это предполагаемо.

Сурнин: Украли. Я был на подсчете, я знаю, сколько было точно голосов. Лично при этом присутствовал.

Зыгарь: Скажите, что сказал вам Симоновский суд?

Сурнин: Симоновский суд очень долго не отвечал, и когда практически вышел срок, когда по закону можно обжаловать в этом суде действия участковых избирательных комиссий (это 10 дней после опубликования результатов выборов), мне позвонили, очень быстренько доставили решение, в котором сообщили, что я являюсь ненадлежащим заявителем, потому что я не прописан якобы в этом районе и так далее.

Зыгарь: А вы не прописаны в этом районе?

Сурнин: Я не прописан, но я там голосовал по открепительному удостоверению. То есть, они как бы заявили, дали такое объяснение, что мои права не нарушены и так далее.

Писпанен: То есть, вы как наблюдатель можете не прописанный…

Сурнин: Да, это вообще очень спорное заявление со стороны суда, потому что, по крайней мере, то, что должно было произойти, должен был произойти какой-то предварительный разговор, где проясняются эти вопросы. То есть, какие есть документы, чем мы можем это подтвердить, голосовал я там, не голосовал и так далее и тому подобное. Этих разговоров вообще не было. У меня такое ощущение, что наш суд занят не тем, чтобы… и вообще пытается даже разбираться, в чем правда, в чем неправда, а пытается придираться к каким-то закорючкам, к каким-то бумажкам, ищет причины, почему нужно отказать, так или иначе. Но, тем не менее, в общем, мне отказали в рассмотрении этого дела. Сейчас, вчера вернее, подали иск уже вместе с «Яблоком». Мы подали иск в Тверской суд и с тем же самым требованием. Но, как выясняется, я в Facebook у себя написал, прекрасная история - у них новая стратегия. Теперь они эти протоколы, которые нам выдают, они говорят, что это были черновые проколы, тренировочные протоколы, они там тренировались печати ставить, подписи.

Писпанен: Какая прелесть.

Зыгарь: Цифры там тоже были тренировочные?

Сурнин: Они говорят что да, они говорят, что это был некий такой…

Писпанен: Руку-то тоже нужно как-то набить.

Сурнин: Руку набили, поставили печати и подписи поставили. Это как бы они тренировались делать протоколы.

Зыгарь: Вам должны были выдать помимо тренировочного, настоящий протокол.

Сурнин: Это и есть настоящий.

Зыгарь: С их точки, с точки зрения суда, вам выдали тренировочный протокол и еще настоящий, который вы украли и прячете, а там были те же самые цифры что и в ГАС «Выборы».

Сурнин: Я не пытаюсь сейчас предугадывать, что скажут в моем случае в Тверском суде, просто уже в нескольких судах использовано было.

Писпанен: А если в Тверском вам скажут примерно то же самое, что дальше?

Сурнин: Я как гражданин, собираюсь идти до конца по всем судебным инстанциям. Будем обжаловать это решение. До того момента, пока это будет иметь смысл какой-то.

Зыгарь: А известно ли вам о каких-то случаях, чтобы…Вдруг вы, как любопытный человек повыясняли о том, что в Московские суды принимали подобные заявления, жалобы?

Сурнин: Принимать-то принимают. Но я не слышал еще ни об одном случае, когда бы они их удовлетворили хотя бы в какой-то части.

Уайт: Нет, был случай, после выборов в Мосгордуму, когда Митрохин, по-моему…

Сурнин: Да-да. Но я имею в виду на этих выборах.

Уайт: На этих пока еще нет.

Зыгарь: Там даже был случай, когда Сергей Митрохин на своем участке обнаружил, что ноль голосов за «Яблоко».

Уайт: Выяснилось что да, такая цифра к «Единой России» никакого отношения не имела.

Зыгарь: А вот сегодня еще российский МИД, сходная тема, выразил беспокойство по поводу ситуации с правами человека в США.

Уайт: Да, что-то там с губернаторскими выборами у нас тоже не так.

Зыгарь: Там что-то не все в порядке. Как вы думаете, в результате вашей лично и вообще обеспокоенности ваших соотечественников по поводу выборов в России, изменится как-то что-то у нас в отношениях или как?

Писпанен: Может быть, есть смысл приехать вашим перенять опыт? У нас есть очень интересных несколько ноу-хау.

Зыгарь: Может быть, принять несколько наблюдателей от Центризбиркома на ваших выборах, потому что есть же проблемы, очевидно. Впереди у вас президентские выборы.

Уайт: Как раз, по-моему, Чуров жаловался, что в Штатах там сложно с международными наблюдателями, потому что это все на уровне Штатов, их не всегда пускают. Так что это же ответ на американские, на доклады американского Госдепа по правам человека, которые тоже, наверное, не секрет, что является политическим документом. Тоже вот посмотреть, отказывается, что основные проблемы, с точки зрения российского МИДа, они в Штатах и в Европе, а в Китае как-то все прекрасно.

Зыгарь: Скажите, такие публикации вроде вашей, как они могут повлиять на восприятие легитимности прошедших выборов в мировой прессе, в мировой общественности?

Уайт: Я думаю, что там не мы первые поставили вопрос в отношении легитимности выборов и накоплении информации вот этих свидетельств.

Зыгарь: Да, но вы при этом суммировали и получили такую большую цифру, как вы признаетесь, завышенную, но, в общем, такую страшную цифру.

Уайт: Потенциальная, максимальная.

Зыгарь: 10% всего населения России.

Уайт: Эти вопросы, конечно, продолжают оставаться как в России, так и на Западе, потому что я, и западные наблюдатели высказывали сомнения в отношении выборов сразу после этого, также как и российские.

Зыгарь: Дмитрий, на предстоящих президентских выборах вы собираетесь по-прежнему как-то работать…

Сурнин: О, да. У меня большие планы.

Зыгарь: Да?

Сурнин: У меня большие планы.

Зыгарь: Не собираетесь курсы провести для новых волонтеров?

Сурнин: Курсы, не курсы, я не настолько квалифицированный, чтобы курсы проводить, но кое-какую организационную работу собираюсь провести.

Писпанен: Тренировочные, наверное, отличите от оригинала?

Зыгарь: Не перепутаете протокольчики?

Сурнин: Надеюсь. Надеюсь, не перепутаю на этот раз. Вы знаете, очень много людей обратилось ко мне, вот мои друзья, друзья друзей, которые хотят быть теперь наблюдателями. Реально много. Я удивлен.

Писпанен: У вас еще пламенные посты были, это конечно было интересно…

Сурнин: Я очень был возмущен, честно сказать.

Писпанен: Ну что же, мы тоже конечно будем следить за развитием событий, рассказывать это в прямом эфире телеканала ДОЖДЬ.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.