На участников операции в «Норд-Осте» могут завести уголовное дело

Здесь и сейчас
2 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Жертвы «Норд-Оста» теперь могут засудить двух бывших замминистра внутренних дел, нескольких депутатов и заместителей директоров ФСБ. И даже Юрия Лужкова. Через 10 лет после трагедии на Дубровке Лефортовский суд постановил: отказ в возбуждении уголовного дела против членов оперативного штаба считать незаконным.

Понятно, что над Лефортовским судом есть еще Мосгорсуд и Верховный, которые могут пересмотреть решение. Воспользуются ли родственники, погибших и пострадавшие от штурма, этим юридическим окном – разбирался Родион Мариничев.

Мариничев: Лефортовский суд столицы сегодня удовлетворил жалобу потерпевших по делу «Норд-Оста», интересы которых представляет адвокат Игорь Трунов. По мнению судей, следователи не достаточно хорошо аргументировали, почему не считают нужным возбуждать уголовные дела против руководителей штурма театрального центра на Дубровке. Пострадавшие и родственники жертв добиваются этого уже несколько лет, но до сегодняшнего дня на их сторону встал лишь Европейский суд по правам человека, который в прошлом году обязал российские власти выплатить компенсации. Теперь же появилась надежда получить хоть какие-нибудь ответы на многочисленные вопросы, которые оставил после себя теракт 2002 года.

Трунов: Кто входил в эти штабы, кто за что отвечал, кто отвечал  за этот газ, кто отдал этот приказ, откуда газ этот появился, формула этого газа, опасен он или не опасен - целый спектр. Вот так упрощать нельзя - дай фамилию того, кто самый главный негодяй. Понятно, что, в основном, нарекания идут к спасательной операции, понятно, что факты собраны к деятельности регионального штаба, которым по должности руководил мэр Москвы. 

Во время спецоперации на Дубровке действовали два штаба: военный и гражданский. Официальных списков тех, кто входил в их состав, не существует. По крайней мере, общедоступных. Руководителем штурма называют генерала Владимира Проничева, замдиректора ФСБ, получившего звание героя России как раз за «Норд-Ост». В событиях октября 2002 участвовали и два тогдашних замминистра внутренних дел – Александр Чекалин и Владимир Васильев. Первый все эти годы трудился в МВД. По данным на начало этого года, он являлся первым зампредседателя Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, также Герой России. Последний сейчас возглавляет думский Комитет по безопасности, а тогда, в 2002 году, именно он оглашал списки жертв. Сегодняшнюю новость он комментировать отказался.

Васильев: Я не комментирую решение суда, на котором я тем более не присутствовал.

-То есть мы не первые сегодня?

Васильев: Да, конечно.

Помимо бывшего столичного мэра Юрия Лужкова, о котором уже говорил Игорь Трунов, из городской администрации на Дубровке был ещё один заметный человек – Андрей Сельцовский. Он возглавлял департамент здравоохранения вплоть до 2010 года, а после отставки Лужкова стал советником мэра. Работу милиционеров курировал тогдашний глава ГУВД Москвы Владимир Пронин. Этот пост он занимал до 2009 года, затем, после отставки, был назначен вице-президентом «Олимпстроя». И, наконец, стоит упомянуть ещё об одном важном человеке – Сергее Ястржембским. Являясь помощником президента, он представлял его администрацию. После ухода с этой должности пришёл в кинобизнес. Может, теперь удастся выяснить, кто именно виноват в гибели 130 человек. Пожалуй, меньше всего претензий к бойцам спецназа, которые во время штурма выполняли конкретные приказы руководства.

Гончаров: Я уверен, что эта ситуация, которую поднимает Трунов, придёт к такому логическому концу, что никто возбуждать уголовное дело в отношении руководителей или тех офицеров, которые проводили спецоперацию, не будет. Офицеры спецназа «Альфа» и «Вымпела» свою работу выполнили, они никого не убили, они спасли многих людей. А то, что погибло 130 человек заложников, это проблема не офицеров «Альфы» и «Вымпела», это проблема тех людей, которые не обеспечили безопасный вывод этих заложников, эта работа медицинских работников и того персонала, кто проводил эвакуацию.

Попытки провести независимое расследование вскоре после теракта предпринимали тогдашние депутаты от СПС. Одним из главных кураторов была Ирина Хакамада. Уже тогда она и её коллеги столкнулись с сильным противодействием следователей и правящей власти.

Хакамада: Не были возбуждены никакие уголовные дела, наше расследование указало, что военная операция была проведена достаточно спешно, а дальше никто не продумал её последствия. Мы подготовили доклад, с этим расследованием пришёл Немцов к Путину. Путин согласился с выводами, что второй этап операции был проведён безобразно, и дальше всё заглохло. Мы пытались инициировать парламентское расследование, партия власти нас затоптала ногами, мы были в меньшинстве, и парламент отказал.

Сегодняшнее решение районного суда Москвы – это лишь первая ступень к возможному началу нового расследования. Пока его можно считать скорее символическим прорывом. Ведь существуют более высокие инстанции, которые вполне могут его отменить. Однако сам факт косвенно подтверждает то, что расследование одного из громких и страшных терактов целесообразно продолжить.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.