Протест или революция? Как в России сажают за экстремизм

Поддержать ДО ДЬ

Активист Марк Гальперин живет под домашним арестом уже полгода. Никаких гостей, а встречи с друзьями он может проводить только на улице и только во время своих прогулок. Анастасия Михайлова рассказала, за что судят активиста и в чем состояла суть его деятельности. 

«Работать нельзя, раньше у меня была работа в интернете по компьютерной тематике, в интернет мне заходить нельзя, поэтому работать я не могу», — рассказывает активист. 

Последний митинг, на который Гальперин успел сходить — акция протеста 12 июня, он сразу получил 15 суток, которые провел в одной камере с другим оппозиционером, Вячеславом Мальцевым. Уличными протестами Гальперин начал заниматься шесть лет назад: «Я в 2011 году сам решил прийти в политику — не могу молчать, что называется». 

Первое дело о многократных нарушениях на митингах возбудили против Гальперина еще два года назад. Но до суда так и не дошло. Второе — в октябре прошлого года. Но уже по более тяжкой статье — о призывах к экстремизму. По нему он и попал под домашний арест. «Я был дома, когда начали выпиливать дверь, я специально выпрыгнул с балкона для того, чтобы не находиться в квартире — мало ли что там подкинут. Я выпрыгнул с балкона... пытался слезть и сорвался и они меня отвезли на Лубянку», — рассказал Гальперин о своем задержании.    

Тогда открыть дверь полицейским так и не удалось. Они залезли в квартиру через балкон, с которого спрыгнул Гальперин. Теперь он может разве что показать поврежденную дверь — говорить о сути самого уголовного дела ему запрещено. 
«Медуза» утверждает, что речь идет о двух роликах в интернете. В первом он говорит о роли церкви в вооруженных конфликтах. Во втором призывает всех неравнодушных выходить на улицы. Следствие считает призывы Гальперина к мирной революции экстремизмом. И даже прикладывает лингвистическую экспертизу. Гальперин и его друзья утверждают, что дело политическое.

В Госдуме уверены, что любое призывы к радикальному изменению власти, пусть даже и мирные, должны быть жестко пресечены. Действительно, грань между мирным протестом и экстремизмом очень тонкая. Но адвокаты и полититоги уверены: в любом случае нельзя судить за слова. Эксперты считают: полицейские на местах  руководствуются не желанием стабилизировать ситуацию. Причины более приземленные: палочная система по-прежнему в силе. И они возбуждают все больше и больше таких дел, как под копирку. Пока правозащитники и адвокаты пытаются определить тонкую грань между мирным протестом и экстремизмом, власти — на всякий случай — преследуют и тех, и других.

Фото: РИА Новости / Илья Питалев

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю