Простые граждане перекрывают федеральную трассу, а полицейские «могут стать полевыми командирами». Как на Кавказе реагируют на «беспредел силовиков»

Здесь и сейчас
12 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня глава Ингушетии Юнус‑Бек Евкуров всё‑таки утихомирил бунт на трассе Кавказ. Ситуация обострилась в середине недели, после того, как в соседней Северной Осетии полиция задержала двух ингушей без каких‑либо официальных обвинений. Это произошло в среду.

А в течении последующих двух дней местные жители перекрывали федеральную трассу Кавказ, жгли покрышки и требовали остановить произвол силовиков.

Евкуров пообещал добиться объективного расследования дела против ингушей, которых, как потом выяснилось, подозревают в причастности к незаконным вооруженным бандформированиям. О кавказском бунте против полиции – Пётр Рузавин.

Рузавин: Два дня подряд – в четверг и пятницу – несколько сотен человек перекрывали федеральную трассу «Кавказ» на границе Ингушетии и Северной Осетии.

Причина – задержание двух жителей северной Осетии, ингушей  по национальности, 10 апреля. Их подозревают в причастности к участию в незаконных бандформированиях, то есть, к боевикам. Их родственники и знакомые вышли на трассу Кавказ с требованием освободить задержанных. Начиная со среды о них не было никакой информации – где они находятся, кто их адвокат, люди говорили о похищении их сотрудниками полиции.

Представители МВД выходили общаться с протестующими против произвола силовиков – так сами люди заявляли о своей стихийной акции – в четверг. Так как ничего не изменилось, перекрыли они трассу и в пятницу. И вот тогда полиция их решила разогнать – задержаны были около 20 человек. В конфликт вмешался глава Ингушетии Юнус‑Бек Евкуров – он встретился с протестующими, пообещал лично проконтролировать  ситуацию, и если двое задержанных жителей Осетии невиновны – добиться их освобождения. При этом власти Ингушетии говорят, что организовали эту акцию – провокаторы, которых уже завтра объявят в розыск.

Тимур Боков, начальник управления по взаимодействию со СМИ Республики Ингушетия: «Там были отдельные провокаторы, сейчас их в розыск объявлять завтра уже будут, блокировали трассу, распускали слухи, людей вытаскивали. Многие туда пришли, не зная, что такое, многие останавливались, смотрели. Специально нагнетают обстановку, политические очки какие-то хотят заработать».

Боков также добавил, что родственники задержанных несколько раз приходили к протестующим с просьбой разойтись, однако те продолжали блокировать трассу.

На Кавказе протест против действий сотрудников полиции начал расти последние полгода. Перед Олимпиадой стали сильно закручивать гайки, это вылилось в различные перегибы. Например, ряд изданий осенью 2013‑го сообщал, что в Дагестане полиция собирает базу данных ДНК родственников боевиков.

Под Махачкалой закрывали детский сад Аманат с религиозным уклоном  по подозрению в пропаганде ваххабизма. Там проводили обыски силовики прямо на глазах детей во время занятий.

Жителей Карачаево‑Черкесии, которые выступали по всему миру против проведения Олимпиады в Сочи, так как считают это место в определенной степени священным, там, по их словам, во времена российской империи случился геноцид черкесов после поражения Османской Империи, так вот этих активистов, если их акции протеста проходили в России, постоянно задерживали и по долгу держали в отделениях полиции, домой к родственникам приходили с обысками. Все эти случаи только усиливали неприязнь к сотрудникам МВД на Кавказе.

Калой Ахильгов, юрист, бывший пресс-секретарь главы Ингушетии: «Любая реакция в виде массовой акции населения на Кавказе безусловно привязана к тем или иным нарушениям, которые допускаются представителями силовых структур. В данном случае в Ингушетии это вытекает из того, что были нарушены процессуальные нормы, которые привели к тому, что люди начали думать, что их людей похитили. А похищение людей – это большое преступление, и люди имеют право выходить и выражать свое отношение к этому».

На Кавказе МВД перешло на усиленный режим работы из‑за боязни терактов во время Олимпиады. Как сообщил на этой неделе глава ФСБ Александр Бортников, были  предотвращены несколько взрывов в Сочи, по его данным, должны были себя взорвать смертницы.

Напряжение в преддверии Олимпиады максимально наросло после взрывов в Волгограде – 29 и 30 декабря. Как опять же-таки отчитались на этой неделе в ФСБ, эти теракты тоже раскрыты. Владимир Путин на расширенной коллегии ФСБ заявил, что доволен  результатами работы ведомства, и, судя по всему, никто ослаблять напор силовиков, а как следствие – и перегибы, которые приводят к конфликтам, не собирается.

При этом говорят о давлении не только среди гражданского населения Северного Кавказа, но и сами силовики. И это грозит исходом уже сотрудников полиции в лес

Магомед Шамилов, глава независимого профсоюза работников органов внутренних дел Дагестана: «Если положение не будет изменено, то есть не восстановится железный порядок по закону, то командиры подразделений полиции, спецподразделений могут стать полевыми командирами, вот в чем беда. Слушайте, хватит, вы перекручиваете гайки, давайте в рамках закона работать, но никто этого слушать не хочет».

После терактов в Волгограде активно стали говорить о возвращении смертной казни. Например, с таким предложением для людей, признанных виновными в терроризме, выступил глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров. Тогда, 4 месяца назад, дискуссия со временем сошла на нет.

Вновь о смертной казне заговорили на этой неделе, когда члены ПАСЕ решали, исключать ли Россию из своих рядов в связи с ситуацией вокруг Крыма. Ведь мораторий на смертную казнь был введен после присоединения России к этой организации.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.