Профессор права ВШЭ, участник встречи с Путиным Владимир Мазаев: чтобы изменить Конституцию, президенту не обязательно с нами советоваться

Здесь и сейчас
7 ноября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Государственную символику, такую как флаг и гимн, теперь будут использовать чаще. Внедрить госсимволы в российские учебные заведения сегодня предложил Владимир Путин. По мнению президента, это будет способствовать патриотическому воспитанию.

Путин говорил об этом сегодня на встрече с преподавателями конституционно‑правовых предметов, а сама встреча была посвящена предстоящему 20‑летию Конституции, вносить изменения в которую, как выяснилось, можно и нужно. «Но аккуратно», – сказал Путин. Что хотят переписать в Конституции – разбирался Антон Желнов.

Желнов: О грядущих поправках в Конституцию сегодня написала «Независимая газета». По мнению источников издания, изменения могут коснуться текста Основного закона. Профессор Высшей школы экономики Владимир Мазаев рассказал, что в стране уже работает ряд специалистов, оценивающих нынешнюю конституционную практику. Якобы существует и инициативная группа, которая может представить текст совершенно новой Конституции.  Однако на сегодняшней встрече президента с преподавателями, специализирующихся на праве, никаких громких заявлений по поводу изменений в Конституции сделано не было.

При этом Путин подтвердил, что изменения все-таки вноситься будут. «Думать над этим можно и нужно, но делать крайне аккуратно»,  – заявил президент. Что может измениться, пока неясно. Но стабильность Конституции, на которую  ссылался Путин, нарушалась за последние годы не один раз. Последний раз – 7 октября, когда президент внес законопроект о поправке к 9 статье Конституции; речь идет о слиянии Верховного и Высшего арбитражного судов. До этого поправки вносили в 2008 году, во время президентства Дмитрия Медведева. Тогда президентский срок продлили с четырех до шести лет, а Госдумы – с 4-х до 5-ти. Сегодня Путин вторгаться в Конституцию не стал, но поправки в ближайшее время придется вносить в другой закон  «О государственном гимне» и «О государственном флаге». Путин предложил использовать символы как можно чаще и как можно больше, в частности, в российских ВУЗах. В документе, подписанном Путиным в 2000 году, об этом не было и речи.

Владимир Путин, президент России: Очень бы хотелось, чтобы основные положения Конституции внедрялись в общественное сознание и воспринимались обществом как важнейший элемент стабильного развития нашего государства. Символы государства, к которым в известной степени относятся и Конституция, чрезвычайно важны. Кстати говоря, хочу вас проинформировать, вчера подписал законопроект и внес его в Государственную думу о более широком использовании таких символов как государственный флаг, гимн. Исхожу из того, что более широкое его применение, во всяком случае, в учебных заведениях, будет способствовать воспитанию патриотизма, особенно у молодого поколения. Будет возвращать наших граждан при прослушивании гимна, при поднятии государственного флага не только к самим символам, но и патриотическим чувствам.

По мнению бывшего судьи  Конституционного суда Тамары Морщаковой, все поправки, которые вносились или будут вносить в Конституцию, не являются необходимостью. Это не более чем желание удовлетворить интересы власти, считает Морщакова.

Тамара Морщакова, бывшая судья Конституционного суда: Конечно, они не являются необходимыми. Это не то, что называют каким-то обязательным условием, которое должно состояться, чтобы что-то произошло. Нет. Они (поправки) произвольно делаются. Во всяком случае, из изменений, которые вносились в российскую Конституцию, я не знаю никаких необходимых. Можно было бы посчитать изменения числа субъектов федерации в связи с их слиянием, но и там ведь момент произвольности, в этих слияниях, присутствует. Хотя, конечно, и заявляется какая-то не очень явная, но стратегическая задачка уменьшить количество субъектов чуть ли не в два раза, а, может, в три.

Что касается объединения Верховного и Арбитражного судов,  то нам  удалось выяснить, каким образом будет сформирована команда нового единого суда. Как рассказал ДОЖДЮ источник, близкий к руководству одной из судебных систем, у нового суда будет исключительно новая команда, и никто из нынешних работников суда в нее не попадет. Отвечать за судебную реформу и кадры  будет специально созданная комиссия, сформированная из судей квалификационных региональных комиссий. Кроме того, сменится и глава Верховного суда. Согласно новым поправкам, эту должность не может заниматься человек, достигший 70-летнего возраста. Нынешний глава Вячеслав Лебедев отпраздновал 70-летие как раз в августе. Из кандидатур, которые могут возглавить Верховный суд, собеседник ДОЖДЯ назвал нынешнего руководителя Мосгорсуда Ольгу Егорову, а также нынешнего главу Арбитражного суда Антона Иванова. В числе претендентов СМИ неоднократно называли и премьер-министра Дмитрия Медведева. Сообщалось, что именно на него будет переложена судебная реформа.

В студии ДОЖДЯ профессор права Высшей школы экономики Владимир Мазаев.

Кремер: Я правильно понимаю, что сегодняшняя встреча была устроена так: президент собрал экспертов, и они как бы уговаривали его поменять Конституцию, а он вроде бы соглашался, но говорил, что делать это надо как-то очень аккуратно. Просто по тем репортажам, с которыми  я ознакомилась, выглядело это именно так.

Мазаев: Если брать «Независимую газету», то, я думаю, у них было желание создать какую-то политическую интригу.

Кремер: Нет, я прочитала сразу несколько разных вариантов.

Мазаев: Такая политическая интрига – скоро будут менять Конституцию, радикальные изменения, общество должно трепетать и ждать этого. Но хочу сказать, я лично когда говорил с корреспондентом «Независимой газеты», я говорил совершенно другое: что радикальных изменений для нашей Конституции не нужно.

Кремер: Я как раз не про то, что вы говорили, а про то, как была устроена встреча. Для чего она вообще была?

Мазаев: А встреча была таким образом, что впервые была встреча с заведующими кафедр конституционного права и преподавателями конституционного права. И речь шла о том, насколько эффективно действует Конституция (20 лет прошло), какие есть проблемы в ее результативности, как повысить степен отдачи конституционного материала. Как изучать Конституцию в нашем обществе. Два блока вопросов было. Первый  – совершенствование реализации конституционного законодательства, второй блок – изучение Конституции.

Кремер: То есть вы согласны с тем, что встреча была посвящена тому, как сделать Конституцию лучше?

Мазаев: Конституцию? Реализацию Конституции. Не Конституцию как основной закон, а реализацию Конституции.

Дзядко: В каком-то смысле – применительной практики. 

Мазаев: Применительной практики. Но есть еще конституционное законодательство, которое уточняет, конкретизирует конституционные нормы. А есть и практика. То есть здесь три слоя вопросов: сама Конституция как основной закон, блок конституционного законодательства, который динамично регулирует, уточняет конституционные нормы и отношения и конституционная практика.

Дзядко: Просто хотим мы того или нет (мне хотелось бы вернуться к публикации в «Независимой газете», с легкой руки которой весь день обсуждается это совещание  в таком едва ли не судьбоносном контексте, поскольку, рискну предположить, что подобные встречи в преддверии декабрьского 20-летия Конституции будут еще происходить), правильно ли я понимаю, что все-таки сегодняшняя встреча судьбоносного характера не имела?

Мазаев: Она имеет характер рабочей встречи со специалистами, которые занимаются этим материалом. А президент как гарант Конституции в преддверии 20-летия Конституции, подведения итогов, уточняет позиции.

Дзядко: Условно говоря, в ходе этой встречи не было сказано: «Дорогие друзья, давайте мы сейчас вычеркнем эту, эту и эту строчку, вместо них впишем 15 новых»?

Мазаев: Конечно, нет. Были предложения о том, что есть ряд конституционных институтов, которые стоит где-то поменять, где-то усовершенствовать. Например, обращали внимание на муниципальную власть, муниципальное управление, что оно  так просело, что, может, его вообще отменить и сделать муниципальные образования государственными, чтобы головной боли не было. На что президент сказал: нет, от муниципальной власти не откажемся, надо думать, как повысить эффективность, как снабдить ресурсами.

Кремер: Также, например, насколько мне известно, было предложение дать право Госдуме выражать недоверие отдельным министрам. Я сразу заволновалась за Дмитрия Ливанова.

Мазаев: Дело в том, что были предложения о вообще изменении в Конституции. Допустим, профессор Авакьян Сурен Адибекович, заведующий кафедры конституционного права МГУ, выступил с системным предложением по изменению Конституции. Блок целый был.

Кремер: То есть инициатива по изменению Конституции исходила от собравшихся, а не от президента.

Мазаев: Она звучала в плане поправок.

Дзядко: То есть это шло от экспертного сообщества, а не от главы государства.

Мазаев: От экспертного сообщества – да. Но это были отдельные предложения, потому что большинство за то, чтобы сейчас не менять никоим образом Конституцию, держать ее стабильной.

Дзядко: По итогам сегодняшней встречи, какое у вас складывается ощущение? Будут ли какие-то из тех предложений, которые сегодня звучали реализованы в виде каких-то законодательных инициатив, или ничего подобного не произойдет?

Мазаев: Я только знаю, что формат таких встреч со специалистами предполагает то, что президент дает поручения по реализации каких-то отдельных предложений. Записывал, комментировал. Хочу отметить то, что я общался и с Горбачевым, и с Ельциным. Я хочу сказать, что Владимир Владимирович очень предметно и точно чувствует тематику и реагирует на это профессионально, в том числе и в нашей среде. Одним словом, я понимаю, что предложения по реализации неких предложений будет. Вопрос – как они будут обсуждаться и во что это выльется – я не знаю точно.

Кремер: Просто странно, что перед тем, как увеличить президентский и парламентский срок (я не помню такого широкого обсуждения, чтобы собирались эксперты, чтобы, как сегодня, президент советовался с кем-то), это было сделано довольно быстро и без особенных обсуждений. Также перед тем, как выносить изменения в связи с совмещением Верховного и Арбитражного судов тоже не то, чтобы была какая-то общественная дискуссия. Получается, что после того, как все уже было решено, и все изменения в Конституцию были внесены, тут-то президент и собрал экспертное сообщество.

Дзядко: Президент решил поговорить.

Кремер: Да, «давайте поговорим об этом».

Мазаев: Это сегодня тоже звучало. То, что экспертное сообщество президент собрал сегодня, а вообще желательно его привлекать почаще. Это было сказано от представителей экспертного сообщества. На что президент сказал: да, надо это усилить такое общение. Но я хочу сказать…

Кремер: То есть хватился все-таки президент?

Мазаев: Я хочу сказать, что все эти поправки, о чем мы говорим, экспертное сообщество, может быть, обсуждало в более узком кругу. А самое главное – оно обсуждало в Госдуме и парламенте и выносилось на обсуждение. Просто это было действительно быстро.

Кремер: Тогда в чем смысл сегодняшней встречи? Это как бы шаг к открытости или что это?  Если серьезные решения принимаются вот так вот, как-то совсем иначе.

Дзядко: Или подобные встречи проходят регулярно, просто не афишируются?

Мазаев: Я смотрю, что президент… Что касается этой встречи с заведующими кафедр по конституционному праву, в таком формате впервые произошла. А что касается инициатив и поправок в Конституцию, все-таки это субъекты законодательной инициативы провели, согласно регламенту этих поправок, через обсуждения в Госдуме, в парламенте.

Кремер: То есть  с вами не надо было советоваться?

Мазаев: С нами, по закону, по Конституции, не обязательно надо было советоваться.

Дзядко: Мне кажется, Лика имеет в виду не по духу, а по букве.

Мазаев: В каждом комитете Госдумы есть экспертные советы, где привлекают специалистов, в том числе по конституционному праву, то есть иной формат привлечения был. Но так сказать, что не привлекаются, нельзя. Те или иные привлекаются и работают. Почти все состоят  в тех или иных советах. А вот так впервые были собраны.

   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.