«ПриватБанк» просит Путина помочь своим клиентам в Крыму. Гарегин Тосунян: «Они сами отказались обслуживать клиентов»

Здесь и сейчас
26 апреля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Клиенты ПриватБанка в Крыму пишут письма Владимру Путину. Руководство украинского банка, подконтрольного Игорю Коломойскому опубликовало петицию, которую уже подписали в интернете около семи тысяч человек. 

В ней сказано:

 «Владимир Владимирович!

Мы просим Вас оказать содействие ПриватБанку в выполнении своих обязательств перед клиентами Крыма. Просим Вас перестать говорить языком угроз, шантажа и ультиматумов с руководством банка.

Разрешите Банку Москвы или любому другому российскому банку стать преемником инфраструктуры, активов и пассивов ПриватБанка в Крыму. Руководство ПриватБанка готово оказывать этому всяческое содействие».

В обращении к своим вкладчикам, банк отмечает,  что расстаться с ними цивилизованно кредитному учреждению просто не дают.

«Дорогие жители Крыма, нам очень горько расставаться с вами. Какими бы ни были ваши политические предпочтения, ваши взгляды на действия руководства России по отношению к Украине, мы желаем успехов каждому из вас».

До референдума о присоединении Края к России, в Крыму работало 377 отделений и полтысячи банкоматов Приват Банка, которые перестали обслуживать клиентов. Кроме того замороженными оказались и их счета.

Ранее Игорь Коломойский – теперь еще и губернатор Днепропетровской области раскритиковал действия Москвы в Крыму, а президент Владимир Путин по сути посоветовал клиентам ПриватБанка не возвращать кредиты – «Катайтесь спокойно. Не хочет господин Коломойский с Финкельштейном получать с вас деньги. Это их дело»,  -посоветовал Путин.

Теперь в Приват банке утверждают, что из-за невозврата кредитов обслуживать клиентов невозможно, а в крымском депозитарии арестованы 340 миллионов долларов этой кредитной организации.

Президент ассоциации российских банков Гарегин Тосунян прокомментировал ситуацию с ПриватБанком в Крыму и рассказал, что делать новым гражданам России в этой ситуации.

Олевский: На ваш взгляд, такое обращение, петиция к руководству России, к президенту Владимиру Путину со стороны ПриватБанка – это крик отчаяния или такая бизнес–игра, попытка добиться каких-то преференций?

Тосунян: Мне очень странным кажется то, о чем говорят наши коллеги, уважаемые коллеги из ПриватБанка, потому что, насколько я помню, может быть, я ошибаюсь, но именно ПриватБанк поставил вопрос о том, что не обслуживает клиентов. Я помню, мне приходилось по этому поводу давать комментарий, что это в принципе недопустимо, банк должен обслуживать клиентов и способствовать тому, чтобы эти политические коллизии минимизировать, по крайней мере, бизнес адекватно реагировал, идя навстречу друг другу, не отказываясь от обслуживания своих клиентов. Если в результате такого отказа потом сами клиенты тоже перестали обслуживать свои кредиты, то в этом нет ничего удивительного. Наверное, ПриватБанк понял, что такого рода односторонние шаги потом бумерангом ударяют по тебе же самому. Но это можно было просчитать изначально. Я надеюсь, что найдется механизм снятия этих претензий, но что первично здесь, давайте выясним.

Олевский: А утверждение Игоря Коломойского, что в Крыму арестовано 340 миллионов долларов актива ПриватБанка, вам что-нибудь известно об этом?

Тосунян: Я не знаю, я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, но дело в том, что если сейчас рассматривать только отдельные эпизоды, то надо посмотреть, откуда пошло неисполнение обязательств. Я прекрасно помню, возможно, в чем-то неточность моей трактовки, когда ПриватБанк просто сказал, что отказывается в обслуживании, что меня крайне удивило, потому что банкиры – люди мудрые, политически не ангажированные.

Олевский: Я не понимаю, почему ПриватБанк, вам, наверное, это виднее, предложил в качестве агента на территории Крыма именно «Банк Москвы». Как вы думаете, с чем связан выбор именно этого банка?

Тосунян: Наверное, это связано с тем, что сам «Банк Москвы» определенный интерес проявлял и определенные действия предпринимал в развитии сети, потому что никой прямой связи между ПриватБанком и «Банком Москвы» я не знаю. Видимо, были встречные либо переговоры, либо активность желания «Банка Москвы» выйти на крымскую площадку, они восприняли, что банк достаточно развитый и имеет богатую инфраструктуру, поэтому и предложили. Я не могу за них ответить, почему именно «Банк Москвы» показался им наиболее привлекательным.

Олевский: Утверждалось, по крайней мере, Игорем Коломойским утверждалось, что после того, как публично высказал свою позицию в отношении присоединения Крыма к России негативную, начались проблемы у московского представительства ПриватБанка, кажется, он называется МоскомПриватБанк. Украинский бизнесмен Игорь Коломойский эти вещи связывал напрямую.

Тосунян: Во-первых, это не представительство, а дочерний банк, а дочерний банк – это банк, работающий под юрисдикцией России. Российским банкам вне зависимости от происхождения капитала: иностранное, украинское, европейское, они все под одной юрисдикцией ходят и на равных условиях работают. Мне кажется, что здесь вопрос исключительно шел о ликвидности. Центральный банк, уверяю вас с высокой степенью гарантии, я в данном случае не представитель Центрального банка, но абсолютно в этом смысле неполитизирован. Если у банка нет материальных проблем, нет проблем с ликвидностью, нет проблем с нарушением законодательства, только потому, что «материнская» компания находится в какой-то другой стране, Центральный банк  точно не предпринимает никаких действий по ограничению его деятельности. Поверьте мне, это придание политического окраса совсем не имеет под собой основы. Это моя глубокая уверенность.

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.