При Гаеве такого не было. Почему при новом руководстве количество аварий выросло в разы

Здесь и сейчас
15 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

За год в московском метро произошло 35 внештатных ситуаций – возгорания, задымления, сбой  в работе подвижных составов. Прошлым летом частота чрезвычайных происшествий в столичном метрополитене побила, кажется, все рекорды. Действительно ли аварий и сбоев в метро стало больше или мы не знали о них раньше, и связано ли этой со сменой руководства московской подземки?

Статистику происшествий в московском метро с мая прошлого по июль текущего сегодня привела общественный деятель Алена Попова. В произошедших 35 нештатных ситуациях – а речь идет только о сбоях, вызванных работой метро (падения на рельсы не учитываются), за это время пострадали 44 человека (некоторые были госпитализированы). Один человек погиб – это случилось в октябре прошлого года, когда на станцию «Рязанский проспект» прибыл состав без машиниста. Поезд остановился в результате экстренного торможения, после срабатывания внутренней системы безопасности. Тело машиниста было обнаружено на перегоне между станциями. Как отмечает директор Института экономики транспорта и транспортной политики Высшей школы экономики, важно понимать, что возгорание – это технический сбой, а не катастрофа, и важно отличать одно от другого:

Михаил Блинкин, директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ-ВШЭ: Статистика сбоев в работе метрополитена – это одна статистика, это одна категория сбоев. Совсем другая – трагедия, которая имела  место сегодня. Смешивать их в одном статистическом ряду – ну просто технически неграмотно. Главная задача инженерных служб и политической власти города, чтобы неизбежные технические сбои, кроме того, чтобы их было поменьше, не переходили к катастрофам. По поводу советского наследия: Москва более-менее благополучный город, поэтому вот таких прямых накопительных эффектов, когда у нас инфраструктура 50 лет не ремонтировалось, а на 51-ый грохнулось, ну нет, Москва, в общем, немножко более богатый город, чем в среднем Россия. Нормальный процесс реновации на метрополитене проводится – и энергосистем управления, по путевому хозяйству, по эскалаторному хозяйству, сейчас она идет очень хорошими темпами.

Тем не менее Михаил Блинкин называет правдоподобной версию о том, что большое количество сбоев может привести рано или поздно к катастрофе. И вот мы решили понять, почему со сменой руководства метро (которая совпала со сменой мэра) стало так много сбоев в его работе. Напомню, Дмитрия Гаева (который возглавил московский метрополитен в 2005 году) отправили в отставку в 2011 году, на его место пришел топ менеджер из РЖД Иван Беседин.

Итак, версии здесь три: первая – во времена Гаева не были так развиты соцсети, которые сейчас работают оперативнее СМИ, и мы просто не знали о происшествиях в подземке.

Все опрошенные Дождем эксперты с этим, в общем довольно очевидным фактом соглашаются – действительно, о многих происшествиях умалчивалось, а на многие незначительные сама общественность не обращала внимания. Эксперт по транспортной инфраструктуре Алексей Вязовский при этом не считает, что смена руководства московского метро как то повлияла на его информационную открытость – московский метрополитен с приходом Беседина остался такой же закрытой организацией. Они не публикуют разборы случаев, нет подробной статистики – о том, кто или что стал причиной аварий. Так что версия о роли твиттера частично объясняет, почему мы знаем о таком количестве сбоев в метро, но не является основной.

Вторая версия заключается в том, что московское метро – это советское наследие, и сейчас техника просто начала выходить из строя – здесь сразу возникают аналогии с авариями на шахтах, на гидроэлектростанциях. В начале двухтысячных они стали происходить с поразительной частотой – счет жертв там шел на сотни, и понятно, что в тех случаях собственники явно не сильно вкладывались в модернизацию. Что касается московского метрополитена, то мы все видим, как строятся новые станции, новые поезда запускаются – и сегодняшняя катастрофа произошла с новым составом на новых станциях. Так что деньги на развитие и усовершенствование метрополитена тратятся. С другой стороны, из за своей закрытости и непрозрачности финансовой деятельности (тендеры на закупку вагонов исправно выигрывает дочка «Трансмашхолдинга», акционером которой ранее являлся глава департамента транспорта Максим Ликсутов, но затем свою долю продал). Кроме того, эксперты и собеседники Дождя говорят об увольнениях в московском метро.

Член комиссии Общественной палаты по проблемам безопасности граждан Дмитрий Галочкин соглашается, что частичная проблема с устаревшей техникой у московского метро есть, но во всем мире она решается и потому это не может быть серьезным аргументом:

Дмитрий Галочкин, член Комиссии Общественной палаты по проблемам безопасности граждан: Я считаю, что, конечно, сейчас уровень управления, к сожалению, становится хуже, чем раньше. Дмитрий Гаев – это человек, который начинал с самых низов, он прошел все ступени, он знал, как работает вся система. Есть большой профсоюз официальный, да, есть небольшие профсоюзы, независимые. Гаев находил время общаться и с теми, и с теми. К сожалению, новое руководство не находит время. Оно общается с официальным профсоюзом, а с альтернативным – нет. А взаимосвязь между катастрофами и управлениями – здесь я не уполномочен делать выводы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.