Президента снова можно называть «загнившим огурцом» и «старым уродом» и не бояться сесть в тюрьму. Президента Франции

Здесь и сейчас
26 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Французскому президенту теперь можно грубить. Парламент страны проголосовал за отмену закона, который давал главе государства привилегированное положение относительно остальных граждан. Если раньше грубость в адрес президента автоматически считалась правонарушением, то теперь оскорбленному французскому лидеру нужно будет доказывать факт клеветы в суде.

Закон, вводивший ответственность за грубость в отношении президента, существовал с 1881 года. Отменен он был после решения Европейского суда по правам человека, признавшего его положения нарушением Европейского конвенции по правам человека. Как во Франции отреагировали на решение Парламента страны, и будут ли теперь французы грубить своему президенту, – узнали у корреспондента Международного французского радио RFI Елены Серветтаз.

Кремер: Что ждет теперь президента Франсуа Олланда?

Серветтаз: Не знаю, что завтра будет во французских газетах. Может быть, наконец опубликуют  то, что думают о президенте. Но французы сказали, что социалистам нечем заняться и они принимают ненужные законы. Действительно, закон был принят в 1881, и первое обзывательство прозвучало в 1885 – тогдашнего главу государства назвали манекеном в Елисейском дворце, который пугает только воробьев. По этому закону тогда еще не осуждали. Первое уголовное наказание появилось в 1901 году, когда в ходе большого собрания главу государства назвали загнившим огурцом Елисейского дворца. Его так назвал муниципальный советник, за что получил 6 месяцев тюрьмы. Маршала Петена в 41 году называли старым уродом, за что этот человек получил 3 месяца тюрьмы, после этого его назвали старой задницей, и человека, который это произнес, приговорили к тюремному сроку и к штрафу.

Первым, кто заговорил об отмене закона, был Франсуа Миттеран: он сказал, что не следует его применять так точно, как он звучит. Например, Шарль де Голль  к этому закону обращался раз 6. Например, его обзывали фараоном блошиных рынков. Была история у другого президента – Валери Жискар д’Эстен: он сказал, что никогда не будет преследовать журналистов, которые будут публично обзывать французских президентов, на что газета «Лидерасьон» отреагировала таким заголовком: «Теперь обзывать Жискар д’Эстена можно», а под заголовком написала список обзывательств: фашист, крыса, кретин, врун и сосиска без горчицы.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.