Президент Ассоциации российских банков о новых санкциях: «Когда тебя зажимают со всех сторон, ты находишь в себе больше ресурсов и способностей»

Здесь и сейчас
30 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На связи со студией Дождя президент Ассоциации российских банков Тосунян Гарегин Ашотович. Поговорили о том, как повлияют на российскую экономику новые санкции.

Европа и США продолжили меряться санкциями. У кого больше. Пока побеждают Соединенные штаты. Пока все с интересом следили за жаркими спорами в Брюсселе, где европейские послы составляли новый список санкций против России, Белый дом всех опередил и объявил о новых черных списках неугодных людей и компаний.

Все ждали мер в отношении госбанков. Так и вышло. Правда, не совсем угадали с прогнозами журналисты. Среди банков изгоев, как и предсказывали, ВТБ, но вместе Сбербанка — Банк Москвы и Россельхозбанк, которые добавились к уже присутствовавшим с американских санкциях Газпромбанку и ВЭБу. Впредь американские граждане и компании не смогут выделять этим финансовым организациями кредиты на срок более 90 дней. Туда же, в список санкций, попала и Объединенная судостроительная корпорация. Ее активы на территории США будут заморожены.

Барак Обама, едва на сайте Минфина появился очередной черный список, объяснил решение администрации США лично: «Россия не помогла расследованию причин катастрофы „ Боинга “ и продолжила поддерживать сепаратистов на востоке Украины, которые снова сбивают самолеты Вооруженных сил. Мы неоднократно давали понять, что если Россия продолжит в том же духе, то ей придется хуже. США снова напоминает, что слов на ветер не бросает», — заявил глава государства. Он также добавил, что США также замораживают кредитование экспорта в Россию и финансирование проектов по развитию.

Санкции, по словам Обамы, «делают слабую российскую экономику еще более слабой». Он отметил, что Вашингтон вводит новые запретительные меры вместе со странами Евросоюза, которые договорились о санкциях днем 29 июля. Россия, добавил Обама, «вновь изолирует себя от международного сообщества». «Это не новая холодная война. Россия отказывается признать, что Украины свой особый путь», — пояснил он.

Европейские санкции — без имен. Но с точной формулировкой: «В целях ограничения доступа России на рынки капитала ЕС, гражданам и компаниям стран Евросоюза отныне запрещено покупать или продавать новые облигации, акции или схожие финансовые инструменты со сроком погашения свыше 90 дней, выпущенные подконтрольными государству банками, банками развития, их дочерними компаниями». Госбанков в прямом смысле слова в России два — ВТБ и Россельхозбанк, банк развития один — ВЭБ. В группу ВТБ входят ВТБ 24, Банк Москвы, ВТБ Капитал, ВТБ Лизинг, Галс Девелопмент, в группу ВЭБ — Связь банк, банк Глобэкс, МСП банк, Росэксимбанк, РФПИ, и ВЭБ лизинг.

Пока не ясно, распространяются ли секторальные меры на Сбербанк России и все его дочки, но тут дело в том, что Сбербанк юридически государству не принадлежит. Контроль в Сбербанке у ЦБ, который не является органом исполнительной власти, а стоит особняком в системе управления финансами как регулятор. Поэтому и под санкции не попадает.

Центробанк уже пообещал помощь всем попавшим под санкции. «В случае необходимости будут предприняты адекватные меры по поддержке указанных организаций с целью защиты интересов их клиентов, вкладчиков и кредиторов», — заявил ЦБ. И добавил, что банки работают в обычном режиме, «предоставляя полный набор услуг своим клиентам, включая операции по переводу средств и расчеты с использованием банковских карт».

Давлетгильдеев: В группу ВТБ входит много банков, которые работают с физическими лицами, группа ВТБ-24, вообще эти санкции против банков с государственным участием, они обычных клиентов этих банков как-то могут коснуться?

Тосунян: Никоим образом. В этом смысле можно совершенно не беспокоиться, по крайней мере, на том уровне санкций, которые сформулированы сейчас. Это никак не касается физических лиц и клиентов банков, которые являются представителями бизнеса небольшого масштаба. Это касается непосредственно банков и финансирования их. Вы сами же формулировали 90-дневный срок, они не могут финансироваться более чем на 90 дней.

Вообще такой необходимости у этих крупных участников рынка нет сегодня, они достаточно ресурсообеспечены, другие, может быть, банки нуждаются в поддержании ликвидности и финансирования. А у этих банков и ресурсов достаточно, и как вы сами же сказали, Центральный банк на всякий случай предупредил, что при необходимости окажет им поддержку. Эти санкции носят неприятный психологический фактор, но с точки зрения экономического воздействия на рядовых пользователей банковских услуг, конечно, слабо или вряд ли отразятся. Но неприятно. Тем более неприятно, когда ты слышишь такие фразы, что слабая российская экономика станет еще слабее.

Тем более должен сказать, что не факт, что станет слабее, потому что когда на тебя начинают со всех сторон нажимать и пытаются таким образом воспитывать, ты находишь в себе больше ресурсов и возможностей самостоятельно управлять финансовой системой. Хотя мы интегрированы в мировую систему, я надеюсь, это необратимый процесс. Конечно, сложности какие-то для самих крупных участников на каком-то этапе могут возникнуть, но это не касается рядовых пользователей.

Давлетгильдеев: Тем не менее, для банков, которые попали в черные списки Евросоюза и США, чьи санкции теоретически неприятнее – американские или европейские? Где больше кредитуются в США или в Европе российские государственные банки?

Тосунян: Европейские, конечно, потому что мы гораздо более интегрированы и взаимодействуем с европейскими банками, и  мы – часть Европы, надеюсь, и остаемся частью Европы. Я надеюсь, этот стиль, как было сказано, наперегонки выставлять нам санкции, все-таки закончится в обозримом будущем. Но мы с Европой гораздо больше интегрированы.

Давлетгильдеев: Многие предрекали, что в список санкций войдет Сбербанк, но он так в список санкций и не входит. Поясните, пожалуйста, эту юридическую историю, которая связана с крупнейшим российским банком? Он, с одной стороны, государственный, с другой стороны, как бы и нет.

Тосунян: Дело в том, что американцы - народ формально мыслящий и в хорошем, и в другом смысле, и по формальным принципам Сбербанк отнести прямым образом к банкам с государственным участием можно, но с некоторым натягом, потому что Центральный банк не входит ни в систему исполнительной власти, ни в систему органов государственной власти. Согласно с нашей Конституцией, 75-й статьей, это самостоятельный орган надзорный по управлению финансами и по обеспечению устойчивости рубля. По формальным признакам он отличается от всех других, где есть участие непосредственно правительства в капитале.

Я не исключаю, что именно по этому формальному признаку они пришли к выводу, что пока свои меры санкционные применяют к банкам с госучастием, то Сбербанк в эту картину не вписывается. Ну и слава Богу. Но, с другой стороны, мы-то в России воспринимаем все банки примерно одинаково с государственным участием. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.