Пресс-секретарь Русской пастафарианской церкви Алексей Романов о конфликте с полицией: мы боремся за здравый смысл

Здесь и сейчас
18 августа 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
 В Москве накануне сорвали собрание пастафарианцев. Они пришли в парк «Эрмитаж», чтобы поесть пасты и попить пива. Там их ждали сначала православные активисты с кетчупом, а потом – два автобуса с ОМОНом.
Пастафарианство – это пародия на религию. Движение было основано Бобби Хендерсоном в 2005 году в знак протеста против преподавания в школах креационизма.

ОМОН пастафарианцев задержал. На каком основании, ДОЖДЮ рассказала пресс-секретарь Русской пастафарианской церкви Алексей Романов.

Белоголовцев: Как там ваши? Всех ли отпустили? Что будет дальше? Будет ли суд?

Романов: Мы чувствуем себя хорошо. Нас задержали восемь человек, всех отпустили спустя три часа, причем задержали непонятно за что. Я зачитаю, что у меня написано в протоколе: «17 августа 2013 года примерно в 17 часов 00 минут гражданин Романов Алексей Алексеевич, находясь в составе группы граждан в количестве примерно 40 человек, принимал участие в несогласованном мероприятии в форме пикета без подачи уведомления в органы исполнительной власти в лице префектуры ЦАО города Москвы, а именно Романов, находясь по адресу г. Москва ул. Петровка 29, выкрикивал лозунг «Монстр Макаронный», тем самым привлекая граждан и средств массовой информации. На неоднократные требования сотрудников полиции прекратить данное публичное мероприятие не среагировал, продолжая при этом выкрикивать лозунг, чем нарушил требования части 2 статьи 20.2 УК РФ…» В чем нас всех обвиняют. У всех восьмерых это все было под копирку. Если вы посмотрите видео, никаких выкриков не было, тем более «Монстр Макаронный» - как-то по-военному.

Белоголовцев: Вы с друзьями в количестве примерно 40 человек стояли, ели пасту и пили пиво…

Романов: Мы еще не дошли до Сада «Эрмитаж». У нас в группах Вконтакте, на Фейсбуке была информация, что мы хотели провести пастный ход. Мы подали заявление в префектуру, нам отказали в ходе. Мы хотели по Бульварному кольцу пройтись.

Белоголовцев: А на каком основании отказали?

Романов: Не помню, но как обычно у нас бывает, на чем-то придуманном. Мы решили, никакого хода не будет. Мы собираемся в Саду «Эрмитаж»: кто-то сразу там, а кто-то у памятника Твардовскому. Собрались спокойно, без лозунгов. Толпа была растянута, мы спокойно шли, не перекрывали движение. Только мы перешли на другую сторону, нас встретил дяденька с бородой и бутылкой кетчупа и начал с криками «Кому соус?» нас поливать. Одного из наших товарищей он хорошо облил кетчупом, потом другой человек его толкнул, он упал, подбежал полицейский, начал хватать того, который упал. Я говорю, вы не того берете, брызгал и толкал с бородой. Он делал вид, что он то ли глухой, никак не реагировал. В итоге решил схватить еще и меня.

Белоголовцев: А что же будет дальше?

Романов: Не знаю. Я хочу объяснить, почему все произошло. Наша религиозная организация…

Белоголовцев: А вам известно, кто это был?

Романов: Конечно, я господина Энтео знаю очень давно. Он почему-то прикрывается тем, что он православный, хотя он ни разу не православный, потому что он не соблюдает очень много заповедей. Наша же религия самая миролюбивая.

Белоголовцев: Вы настаиваете на том, что это все-таки религия.

Романов: Да, мы зарегистрированы как религиозная группа, и сейчас идет оформление религиозной организации. Каждая религия – это какая-то мифология: миф об Иисусе, о Зевсе. Неизвестно, было это или нет; точно так же неизвестно, был ли Летающий Макаронный Монстр. Я его не видел, я и Христа не видел. Мы спокойно, не нарушая никаких законов… Интересно, почему полиция не реагировала никак…

Белоголовцев: А какова была цель мероприятия? Что вам не дали сделать?

Романов: Нам не дали просто собраться в Саду «Эрмитаж» с друзьями в кафе, съесть лапши и выпить пива или кофе. Никаких целей не преследовалось.

Белоголовцев: Цели выкрикнуть лозунг…

Романов: Зачем нам это надо? Мы знали, что, скорее всего, будут провокации, мы догадывались, но думали, что не будем поддаваться.

Белоголовцев: Вы же сознательно провоцируете провокаторов.

Романов: Каким образом?

Белоголовцев: Дуршлагами на голове. Я не осуждаю вас за это, просто понятно, что если бы у вас было желание с друзьями попить пива и поесть лапши, вы бы созвонились и это спокойно сделали.

Романов: Из всех людей, кто там собрался, я знал только Амира и Пастриарха. Мы все координировались через Фейсбук, Контакт. Просто прихожане нашей церкви хотели посмотреть друг на друга, обговорить какие-то религиозные моменты, поцитировать Евангелие наше. Но какое это шествие от Страстного бульвара до Сада «Эрмитаж»?

Белоголовцев: В США заявляется, что начиналось это все как серьезный протест против преподавания креационизма. У вас это прикол или  чуть больше, чем прикол?

Романов: Мне кажется, чуть больше, чем прикол. Если вы почитаете наше Евангелие, вы поймете, что вы тоже в душе пастафарианец. Все заповеди во всех религиях одни и те же.

Белоголовцев: Это совсем не так.

Романов: Закон божий один – не делай с человеком то, что бы ты не хотел, чтобы сделали с тобой.

Белоголовцев: Это не соответствует действительности. Заповеди ислама, например, серьезно отличаются от заповедей христианства.

Романов: Основные моменты.

Белоголовцев: Может быть, для человека со стороны они основные. Но в мировых религиях заповеди разные. Расскажите, против чего протест.

Романов: Это не протест даже. Мы за здравомыслие.

Белоголовцев: А что вам кажется не здравомыслием? Вам кажется в принципе религиозный склад ума нездравомыслием?

Романов: Религиозный склад ума тоже бывает разный. Взять того же Царионова и отца Павла Адельгейма – вроде оба одной религии, но абсолютно разные люди. Я за то, чтобы без фанатизма. Чрезмерный фанатизм мешает.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.