Пресс-секретарь «Красного креста» Анастасия Исюк: нам должны гарантировать, что конвой никто не обстреляет

Здесь и сейчас
16 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Судьба гуманитарного конвоя, который ждет своей участи у пропускного пункта Изварино, потребовала вмешательства высших должностных лиц «Красного креста». В  Изварино сегодня прибыл глава региональной миссии «Красного креста» Паскаль Кютта. 

Главными вопросами, по словам представителей организации, остаются гарантии безопасности и решение технических процедур между Москвой и Киевом. «Прежде всего, нам необходимо получить гарантии от сторон конфликта о безопасности наших сотрудников и транспорта», – цитирует агентство источники в делегации.

Сегодня же из других источников в «Красном кресте» стало известно, что Украина отказывается признать содержимое 280 КАМАЗов гуманитарным грузом. Весь день стороны обсуждали, признавать ли груз гуманитарным и на пресс‑конференции Паскаля Кютта, которая только что завершилась, ясного ответа не прозвучало. Украинская сторона еще не начала проверку содержимого грузовиков. Мы связались с секретарем «Красного креста» Анастасией Исюк, которая находится в Женеве.

Лобков: Анастасия, скажите, чем объяснить то, что целый день ушел на, казалось бы, очень простой вопрос – признавать ли груз, который был до этого продемонстрирован журналистам, и они видели, могли на выбор в любой грузовик залезть, признавать ли его гуманитарным или нет? В чем здесь вопрос?

Исюк: Мне кажется, это вопрос, который был в определенной степени подобным образом интерпретирован СМИ. Мне не кажется, что сегодня произошли какие-то изменения касательно тех дискуссий, которые велись всю последнюю неделю. Дело в том, что процессы прохождения таможенных процедур и инспекции груза действительно должны быть урегулированы между двумя сторонами. Что можно ответить, что обе стороны - и представители Украины, и представители России, и сотрудники нашей организации - работают над этим вопросом. И да, сегодня целый день обсуждались вопросы, которые касаются технических процедур, кто и как будет их инспектировать.

Лобков: А «Красный крест» признает это гуманитарным грузом?

Исюк: С нашей стороны эти вопросы должны быть урегулированы, в первую очередь представителями двух стран, груз должен пройти необходимые таможенные процедуры и инспектирование. После чего мы готовы принять этот груз и оказать поддержку для транспортировки, для перевоза этих продуктов и материалов тем, кто нуждается в помощи на востоке Украины.

Лобков: Анастасия, правильно ли я понимаю, что представители «Красного креста» тоже будут присутствовать при инспекции этого груза и должны, как третейская сторона, дать свою гарантию, что груз является гуманитарным, опасаться там нечего, таким образом вы становитесь гарантом, что этот груз является гуманитарным, что там нет двойного дна?

Исюк: В первую очередь, в этом должны убедиться представители Украины. И  со своей стороны и Россия, и Украина должны завершить процедуры таможенного контроля. После чего мы принимаем этот груз для того, чтобы быть нейтральным агентом для перевозки этого груза, для распределения его среди людей и гарантом того, что с ним во время перевозки ничего не случится.

Лобков: Грубо говоря, если говорить простым языком, вы выполняете функцию некого нотариуса, который должен засвидетельствовать договоренность сторон и поставить даже свои печати, может быть, на этих грузовиках?

Исюк: Возможно. На данный момент очень сложно говорить о том, как конкретно будет происходить эта процедура, потому что это все находится в стадии обсуждения. Сама гуманитарная операция, деятельность по распределению и по перевозке этого груза для нуждающихся будет осуществляться после того, как обе стороны будут удовлетворены с точки зрения прохождения таможенных процедур.

Лобков: А почему все-таки целый день ушел на решение, казалось бы, такого простого вопроса? У украинцев есть какие-то серьезные претензии или серьезные вопросы? Потому что целый день потратить с участием самого высокого лица от «Красного креста», находящегося в России, господина Паскаля Кютта, это все-таки нечто экстраординарное, согласитесь.

Исюк: Мне сложно отвечать на вопрос, что происходит на данный момент в переговорах. Это непростой вопрос. Это может казаться, что это так легко решить вопрос о прохождении границы. Но мы говорим о ситуации вооруженного конфликта на территории востока Украины, мы говорим о том, что большой по размерам груз – там больше 260 грузовиков - должны пересечь границу Украины. Вопросы прохождения таможенного контроля и вопросы инспектирования груза – это сложные вопросы, которые включают в себя и законодательство двух стран, и процедурные вопросы.

Лобков: А вы знаете, какие были претензии со стороны Украины? На чем основывалось это утверждение, что это не гуманитарный груз?

Исюк: Я бы не стала на данный момент говорить о претензиях со стороны Украины. И на самом деле я не очень понимаю, откуда взялось это заявление о том, что это не гуманитарный груз. Я также видела это в заявлениях СМИ со ссылкой на «Красный крест». То, о чем мы говорили всегда, то, о чем мы говорили сегодня, то, о чем говорили наши представители рядом с контрольно-пропускным пунктом «Изварино», о том, что технические процедуры улаживаются между представителями двух стран. Я думаю, таким образом это и надо рассматривать, принимая во внимание тот факт, что да, обе стороны работают над тем, чтобы это урегулировать, но с нашей стороны нам по-прежнему необходимо получить гарантии безопасности.

Лобков: А какие гарантии безопасности вас устроят – это должен быть коридор полностью оцепленный, шоссе полностью оцеплено украинскими войсками или российские войска, или российские представители вас устроят? Должны ли меняться водители, потому что, насколько я понимаю, сейчас за рулем российские военнослужащие, на украинских водителей? Должны быть номера автомобильные украинские? Что должно вас удовлетворить, чтобы вы могли гарантировать безопасность этого конвоя?

Исюк: Начнем с того, что получение гарантий безопасности – это стандартная процедура для нашей работы в любых зонах вооруженных конфликтов. Это не только что-то исключительное для востока Украины. Где бы мы ни работали, прежде чем приступить к любой гуманитарной деятельности, к любой операции, мы получаем гарантии безопасности со всех сторон. Выражаться они могут в разной форме, но для этого необходим, прежде всего, контакт с людьми, которые контролируют ситуацию и контролируют территорию, и получение от них заверений в той или иной форме о том, что эмблема «Красного креста» или «Красного полумесяца» будет уважаться, что по сотрудникам гуманитарной миссии не будет вестись обстрел, и они будут в безопасности. Что будет происходить в данной ситуации, мне сложно ответить на такой вопрос. Мы ждем определенного диалога и надеемся, что эта ситуация как-то прояснится в ближайшее время.

Лобков: А переговоры шли между представителями «Красного креста», России и Украины или представителями «Красного креста», России и Украины и «Луганской республики»? Потому что если конвой войдет в «Изварино», то он войдет на территорию, которую реально не контролируют украинские войска.

Исюк: Да, если речь идет о территории, которую не контролируют российские войска…

Лобков: Украинские войска.

Исюк: … то мы должны получить гарантии безопасности от тех сторон, которые контролируют эту территорию.

Лобков: Они принимали участие в этих переговорах – представители так называемой «Луганской республики»?

Исюк: Я не могу дальше вдаваться в подробности этого, потому что подобный диалог ведется с двумя сторонами на двухсторонней основе. И мы публично не комментируем подобные переговоры.

Лобков: Очень смутило журналистов и наблюдателей международных, которые осматривали этот караван, что некоторые грузовики были на четверть заполнены, некоторые наполовину. Эти фотографии наверняка вы тоже видели. Это типичная картина в подобных гуманитарных конвоях или это что-то исключительное?

Исюк: Очень сложно в общих словах отвечать на подобный вопрос. Я не знаю, каким образом данный конвой формировался, и я – не специалист по логистике, чтобы объяснить, какие были причины для того, чтобы формировать его подобным образом.

Лобков: Но в других странах были примеры, когда грузовики, растянувшиеся в колонну, которая несколько километров составляет длину, очень внушительные, оказывались внутри полупустые? Такое бывало в других странах, где «Красный крест» участвовал в подобных операциях?

Исюк: Опять же я не знаю, как организуется конвой в целом, как бы их организовывала какая-то третья сторона. У нас есть определенная процедура, как мы формируем наши грузовики.

Лобков: Когда вы формируете ваши грузовики, вы их забиваете до отказа или они так же выглядят, как и эти?

Исюк: По-разному бывает, в зависимости от того, какие материалы перевозятся, в зависимости от того, какая длительность маршрута. Если подразумевается, что маршрут долгий, и какой-то из грузовиков, может быть, сломается… Я не знаю, сложно говорить в общих словах по поводу таких комментариев. Я думаю, этот вопрос лучше адресовать к представителям конвоя, к начальнику конвоя, почему и как он был сформирован таким образом.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.